Ола и Отто-1,2. Свой Путь. Выбор

Размер шрифта: - +

Второй курс. Глава 1. Знатная попойка

Я шла по длинному коридору университетского общежития, пребывая в состоянии тоски. Жизнь казалась серой и никчемной, ничто не радовало. В комнату возвращаться не хотелось, там мурлыкала песенки Лира, в данный момент пребывающая в самом положительном расположении духа – она влюбилась, причем чувство было взаимным. И смотреть на ее сияющее лицо не было никакого желания, особенно в момент ощущения мерзости жизни.

Надо было что-то делать. Я встряхнула кошелем. Там звякнули монетки – те, что я выделила себе для траты на эту неделю. До получения стипендии было еще две недели. Никаких финансовых вливаний более не предполагалось. Тоска.

«Ола, встряхнись,– попробовала уговорить себя я.– Ты же почти маг-теоретик, нельзя тебе хандрить, милая! Осень на дворе, до сессии далеко, листья красиво желтеют!»

Аутотренинг не помог.

Монетки звякнули призывно и радостно. Меня все время преследовала мысль, что наши Наставники специально зачаровывают монеты стипендии, чтобы они призывно звякали, подталкивая студентов к растратам. Все равно потратить мы их могли только в университетском комплексе или в подконтрольной преподавателям территории. Ни для кого не секрет, что близлежащие кабаки принадлежат деканам и прочим Высоким магам. Или их ближайшим родственникам, если кто-то считает, что держать кабак – это недостойно для профессора. Они достаточно хорошо устроились: всю выплачиваемую стипендию Университет магических наук возвращает себе, иногда и с процентами (если родители расщедрятся и подкинут кому пару серебряных). Мне вот эта особо наглая медная монетка с откусанным краем уже четвертый раз попадается. Как она любит тратиться!

Ну что ж, значит, остается один выход...

Я решила довериться судьбе и побрела куда глаза глядят. Они смотрели только на кабаки, но надо было выбрать, в каком студентка второго курса Университета магических наук Ольгерда Ляха оставит свой недельный бюджет.

Шла я, шла, и забрела в чудный кабак, маленький, шумный, с кучей народу. То, что надо для того, чтобы выйти из хандры. Может, на драку удастся посмотреть.

Через секунду пребывания в кабачке я поняла, что воздуха здесь нет – дым не то что стоял коромыслом, его можно было нарезать, как свадебный пирог. Видимо, эту пивнушку облюбовали студенты факультета Магических Ремесел, большинство из которых – гномы. А что такое гном без трубки? Это либо гном-младенец, либо молодая гномиха. Говорят, умершего гнома даже хоронят с любимой трубкой в зубах и запасной в кармане.

Я заказала пол-литра имбирного пива у меланхоличного хозяина за стойкой и села за столик к одиноко сидящему гному с нечесаной копной иссиня-черных волос. Он окинул меня тоскливым взглядом и промолчал. Видимо, у моего соседа по столику тоже была депрессия – обычно волосы горный народ перехватывает серебряными заколками, а бороду заплетает в косы.

– Жизнь – дрянь! – провозгласил гном после продолжительного молчания, когда каждый из нас грустил о своем.

Я согласилась.

Мы чокнулись и выпили.

Гном налил в мою кружку чего-то из своего бутыля, разбавив остатки пива. Ох, надеюсь, не водки, а то мне перепивать никак нельзя, я становлюсь очень веселой и очень буйной.

– И как можно жить честному гному в таких условиях? – вопросил гном у меня.

Я неопределенно пожала плечами, принюхиваясь к содержимому своей кружки.

Гном помолчал, делая большие глотки из необъятной кружки, и вдруг с энтузиазмом рявкнул:

– Давай выпьем за то, чтобы все, кто нам желает зла, подохли в страшных мучениях!

Тост мне определенно понравился, и я выпила. Ох, хорошо-то как! Жидкий огонь с привкусом имбиря потек мне в желудок, оставляя после себя пряное послевкусие. Таки водка!

Через пару подобных тостов, содержание коих касалось описания мучений гномьих недоброжелателей, заказа еще имбирного пива и водки для смеси, у нас завязалась активная беседа. Я узнала, что гному последнее время не дают спокойно жить какие-то мерзавцы.

– Меня мама так воспитывала, что нельзя мне, нельзя никому пожаловаться, если я сам не могу справиться. Ведь проблема-то пустяковая, но как же тоскливо, как печально! – втолковывал мне гном, стуча кружкой по столу.

Видимо, гордость молодого гнома была задета не на шутку: у самого справиться с обидчиками не хватало сил (скорее всего, душевных), а пожаловаться старшим соплеменникам не позволяло чувство «я уже сам взрослый».

– Еще выпить! – потребовал гном.

Меланхоличный гном за стойкой даже не шевельнулся, зато с соседнего столика заметили:

– Отто, вам с дамой уже хватит.

– Ну и ладно,– обиделся гном, неуклюже поднимаясь.– Ты идешь?

Я кивнула, хотя не была уверена, что смогу сделать хоть пару шагов. Пришлось вспомнить, что я все-таки студент-теоретик, напрячься и правильно пробормотать формулу очищения крови от алкоголя. В голове зазвенело, в теле появилась необыкновенная легкость и радость. Захотелось еще выпить.

Это заклятие я обнаружила на минувшей сессии в библиотеке совершенно случайно, и решила запомнить – а вдруг! Весь первый курс прошел для меня как на казарменном положении, все свободное время уходило на изучение массы заклинаний, основ различных наук, практик и ремесел. Теоретики должны знать все и понемногу,– втолковывали нам преподаватели, теоретики – это те, кто двигает магию вперед, разрабатывая и вводя в практику новые знания, те, кто не дает магии забыть свои наработки, поддерживая устойчивый фундамент огромного магического здания. Некоторые теоретики служат еще и трансляторами магии, направляя потоки энергии в нужное русло. Во время учебы на первом курсе мне не удалось вкусить прелестей студенческой жизни – гулянок, танцулек и прочих развлечений. Каникулы прошли в тщетной попытке соединить желание отоспаться и необходимость сделать всю домашнюю работу, заданную на лето.



Александра Руда

Отредактировано: 25.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться