Ола и Отто-3,4. Грани. Столица

Размер шрифта: - +

Глава 5. РУКА, СЕРДЦЕ И ПРОЧИЕ ЧАСТИ ТЕЛА

Я валялась на лавочке во дворе, мечтательно глядя в голубое небо. После кутерьмы, связанной с нашествием нежити, было очень приятно просто лежать и ни о чем не думать.

Работы у нас было мало, в городе — тихо. Все, кто мог, поразъезжались отдыхать. Все, кому это не позволили финансы, вели себя тише воды, ниже травы, не особенно стремясь работать.

Копошились только в Магическом управлении. До сих пор не было известно, кто стоит за атаками нежити, хотя давно установили, что использовались силы многих и многих магов. Иногда даже этих магов находили мертвыми. Их тела кто-то подкидывал на порог городских управлений стражи разных городов с запиской, пришпиленной к одежде: «Его энергия была использована для нападения на такой-то город». Эти маги умирали сами, от истощения сил. Понятно, что руководит всем этим высокопоставленный человек, располагающий достаточными людскими и материальными ресурсами. Но не подозревать же всех авторитетных личностей государства?

Всю эту информацию я, вернувшись из Софипиля, получила от Бефа. Увидев меня — я не рискнула идти домой и разбираться с Отто, поэтому по прибытии отправилась в Университет, — наставник сказал:

— Ольгерда, мне нужен твой нестандартный взгляд на вещи.

— С удовольствием, — заинтересовалась я.

Молча сидя в углу, я смотрела, как Беф расхаживает из угла в угол, вслух размышляя о возможном организаторе нападений нежити.

— Я не могу понять главного, — признался наставник. — Каков мотив всех этих действий?

— Захват власти, — предположила я.

— Нет, — сказал Беф. — В этом-то и дело! После нашествия нежити из государственной казны выплачивается огромная сумма пострадавшим, происходят отчисления на восстановление городов. Ввиду постоянной угрозы приходится увеличивать количество магов на государственной службе, а это — выделение квартир, зарплаты… Кроме того, согласно законам, пострадавший населенный пункт на какое-то время освобождается от уплаты налогов, чтобы жители не сбежали в более благополучные края. Если бы хотели захватить власть, то убили бы короля и членов государственного совета, а не опустошали бы казну.

— Это наши соседи, куборцы! — сказала я, блестя глазами от возбуждения. Выдвигать версии оказалось очень интересным занятием.

— Тайная разведка доносит, что все тихо. Куборцам сейчас не до нас, у них свои проблемы.

— Какие? — полюбопытствовала я.

— Ола, — вздохнул Беф, — нужно же хоть иногда интересоваться международными новостями! Хотя бы для общего развития.

Я пожала плечами. Если что-то случалось важное, то мне об этом рассказывал Отто в наиболее доступной форме. Например: «Эльфы снизили въездные пошлины на артефакты от нежити. Наверное, им совсем туго, нежить из Сумеречных гор достала. Эх, иметь бы выход, чтобы получить от них госзаказ. Вот бы мы развернулись!»

— Степные орки все время грабят приграничные города, пользуясь тем, что у них политический хаос, — объяснил Беф. — Наследник куборского престола, увы, очень плохой военачальник, кроме того, перессорился со всеми советниками, а у самого ума не хватает. Нет, Кубория нам пока не угрожает.

— Тогда у меня больше нет никаких идей, — призналась я.

— Но если тебе вдруг что-то придет в голову, любая идея, ты мне скажешь? Мы не имеем права отвергать даже самые на первый взгляд безумные предположения, пока не выработаем достаточно обоснованную гипотезу.

— Почему вы мне все это говорите, наставник? — спросила я. — Я ведь…

— Ты уже вполне опытный маг, — перебил меня Беф. — И я достаточно доверяю тебе, чтобы поделиться информацией и попросить помощи.

После этих слов наставника я была готова сделать все что угодно. Теперь я лежала на лавке и думала, надеясь, что ценная идея прилетит мне с неба. Мимо лавки с независимым видом периодически прохаживался Отто. Мы с ним не разговаривали. Точнее, это он со мной не разговаривал. После того как лучший друг высказал мне все, что думает о моем безрассудном бегстве навстречу нежити, он заметил, что я совершенно не чувствую себя виноватой в том, что несчастный полугном провел несколько дней в тревожном волнении за меня. Это его настолько оскорбило, что Отто замолчал, дожидаясь от меня слов покаяния.

Я каяться совершенно не собиралась. Более того, я считала, что это передо мной должны извиняться некоторые бородатые за то, что привязали меня к кровати.

Как бы то ни было, уже три дня на нашей территории сохранялось молчание. Под конец первого дня я выяснила, что молчать все время — это очень тяжело. Слова так и рвались наружу. Было такое чувство, что от желания сказать хоть слово у меня распухли уши. Поэтому я сбежала в общежитие к Лире и Арсению и говорила там около трех часов не останавливаясь. За это время чета целителей успела приготовить поесть, поужинать, Лира перештопала все носки и навела идеальный порядок в шкафах, а Арсений вырезал замысловатый орнамент на кухонной полочке.

Я закончила говорить только тогда, когда язык запнулся на каком-то слове и больше не желал поворачиваться ни в какую сторону. Пока я жадно пила чай, Лира сказала:

— Очень интересно было послушать про нашествие нежити на Софипиль. Ты почаще к нам приходи, я все дела переделала, которые давно собиралась.

Я молча кивнула. Двигать языком больше не хотелось.

У меня хватило ума не доставать влюбленных два дня подряд, поэтому я, по примеру подруги, занялась наведением порядка, распевая во весь голос песни. Пару раз в моем поле зрения появлялся Отто с перекошенной физиономией — ему никогда не нравилось мое пение. Все же другу удалось удержаться от призывов заткнуться. Чтобы не истязать свои уши, он просто сбежал.



Александра Руда

Отредактировано: 14.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться