Ола и Отто-3,4. Грани. Столица

Размер шрифта: - +

Глава 5. МЕСТНАЯ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЬ

— Так, — сказал Трохим, вытирая со лба пот, — противодемонский защитный круг. Последний. Тяжелое это дело — спасаться от подруги.

— Поговори тут, — буркнула я, сидя посреди полянки под надежной охраной четырех защитных магических кордонов.

Около пятнадцати минут назад с моего пальца с тихим шорохом осыпалось серой пылью обручальное кольцо. Символ любви и верности продержался довольно долго, я успела подремать и с аппетитом приступить к еде. Но после того как артефакт сломался,сразу же едва не насмерть подавилась бутербродом. Только-только Варсоня меня откачал, как меня укусило какое-то насекомое, отчего правая щека раздулась до неприличных размеров. Плюс ко всему, на меня упала огромная и невероятно тяжелая ветка с дерева. Правда, Ирга каким-то образом ухитрился меня оттолкнуть, и теперь лежал на краю поляны, тихо постанывая от боли — сук сломал ему руку.

Друзья решили, что так действуют проклятия, которыми щедро наградил Ёшка, поэтому со всеми предосторожностями отнесли меня на поляну и применили все познания в магии, чтобы оградить меня и себя от несчастий.

— А что будет, если сейчас явятся прихлебатели королевы? — волновался Живко. — Ола сидит здесь у всех на виду.

— Ничего страшного, — успокоил его Трохим. — Она будет нашим оружием массового поражения.

— Зато на полянке на нее с дерева ничего не упадет, — сказал Варсоня. Его больше всего беспокоили пациенты, за которыми он не успевал присматривать. — Надо бы Иргу к дереву привязать, а то он к ней рвется. Боюсь, любящая жена его угробит, бедняга и так еле дышит. А особенно после сегодняшнего…

— Перестаньте говорить обо мне в третьем лице! — взбеленилась я, бушуя на предоставленном мне для жизни пятачке. — Я его, по-вашему, спасала, чтобы потом убить?

— Своими руками, — прохрипел Отто, — всегда приятнее.

Не в состоянии придумать ничего такого мстительного, что бы одновременно не привело к печальным для меня последствиям, я просто погрозила лучшему другу кулаком.

— Будем ждать подмоги, — решил Трохим, с удобством размещаясь под большим дубом. — Разбудите, если что. Я теперь единственный, кто в состоянии ее и от нее спасти.

Сообщив это, бывший одногруппник захрапел с чистой совестью.

— Какой подмоги? — с отчаянием спросила я.

— Барон же за помощью отправился, — напомнил Отто.

— Ты же сам говорил, чтоб я на помощь не рассчитывала!

— Так это было, когда мы у королевы в застенках сидели. А теперь, если Беф явится, ему ничего не помешает избавить любимую ученицу от проклятий.

— Хорошо бы, — тоскливо сказала я, усаживаясь на плащ.

На большой успех в этом деле я не надеялась. Чтобы снять проклятия, которые на меня наложил высший демон, надо быть, по крайней мере, архимагом, не меньше. А это значит, нужно ждать помощи от ректора, а захочет ли он этим заниматься, кто знает.

— Не грусти, милая, — улыбнулся Ирга. — Мы тебя спасем.

— Я властью целителя запрещаю тебе колдовать по крайней мере неделю! — рявкнул Варсоня. — А будешь сопротивляться — усыплю.

— Ты думаешь, она проживет неделю? — заорал мой муж.

— На что спорим, что случится землетрясение и Ола провалится в дыру? — задумчиво поинтересовался Отто. Но тут взглянул на Иргу и испугался: — Молчу, молчу!

— Не Ола сейчас мой пациент, а ты, — тихо, но твердо сказал Варсоня. — Оле нужен специалист по демонологии и черной магии. Если на нее что-то упадет или еще что случится, я ей помогу. Но сейчас я тебя прошу: сиди спокойно! У меня может и не хватить сил еще раз вырвать тебя из лап смерти.

Ирга что-то буркнул, но попыток вставать больше не делал.

Я всегда ненавидела ждать. А уж ждать неизвестно что, сидя на предоставленном для личного пользования клочке травы, — это хуже всего. Настроение у меня было довольно гнусное, и его не поднимали даже веселые байки из жизни, которые рассказывал Живко, сидевший возле черты внешнего круга. Впрочем, мне казалось, что старался он не для меня, а скорее для Ирги, который бессильно скрипел зубами, но под пристальным взглядом Варсони не рисковал двигаться с места. Увидев, что рассказы не оказывают ожидаемого действия, орк начал мне показывать в лицах свое сражение за право зваться лучшим воином племени. Двигался он очень красиво, с этим я поспорить не могла, поэтому я с искренним интересом погрузилась в созерцание боевых приемов орков.

Но это занятие мне перестало нравиться, как только я бросила взгляд на Иргу. Сжав губы, он смотрел на Живко с такой ненавистью, что я поневоле предположила, что запреты Варсони его уже не удержат. Мне стало жалко мужа, поэтому я попросила Живко прерваться.

— Что такое? — почти искренне удивился он. — Ах, Ирге не нравится?! Как жаль!

Немного помолчав, он с обидой добавил:

— Как же вы, женщины, увечных и больных любите! А я, между прочим, тоже болен. Вот. Кха-кха.

— Я люблю его не потому, что он болен, — возразила я, — а потому, что он мой муж. Нет, стоп. Я любила его еще до того момента, как он стал моим мужем, ну, в общем, ты понял.

— Я все равно считаю, что у меня есть шанс, — заявил Живко. — Еще не все потеряно.

— Ирга не умрет, и не надейся, — сообщила я. — Если его даже смертельное заклятие не взяло, то у меня есть все шансы прожить с ним долгую совместную жизнь.

— А может, он после этого заклятия, того… ненормальным стал? — спросил орк. — А вдруг он детей теперь не сможет иметь? Ты же не знаешь, как оно на него подействовало! Может быть, у заклятия есть масса побочных эффектов. Так что теперь — будешь тратить свою жизнь на это?



Александра Руда

Отредактировано: 14.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться