Олимп

Размер шрифта: - +

Акт 1

1. Здравствуй, Марс!

Бортовой секретарь, летописец и ещё много кто созерцал работу команды со своего удобного рабочего места. Командный отсек был спроектирован так, что впереди располагалось место капитана, чуть правее и сзади было место его заместителя, позади них располагался научный персонал и уже позади них секретарь. С миниатюрным ноутбуком на маленьком столике, что изначально был в комплекте с кожаным креслом.

У каждого из научного и управляющего персонала был под рукой компьютер с большим экраном для подробных расчётов. Секретарь же не имел этого. Ему не нужна была большая вычислительная мощность в виде  сложной техники, у него была голова. Этого было вполне достаточно.

Собственно, это был не только секретарь, иначе его присутствие на столь важной миссии было бы под вопросом. Он был так же и штатным психологом. Он знал проблемы всех, кто присутствовал на этом корабле. Их эмоции, их страхи и тайные желания.

Ноутбук психолога был включён, экран показывал, что у него был открыт текстовый документ под названием «Заключительный космический отчёт», но его взгляд уже давно не касался ярких белых всплесков экрана.

Психолог поочерёдно смотрел на каждого участника команды. Пять человек, каждый из которых сейчас находился в его поле зрения и занимался чем-то своим. Управляющие что-то обсуждали между собой, научный персонал сверял полученные данные с прогнозированными. Все уже давно привыкли к всепоглощающему взгляду шестого участника команды. Он и был нужен для того, чтобы держать остальных под контролем. Держать их эмоции в узде. Поддерживать эмоциональный климат команды на позитивном уровне.

Это получалось не всегда, вспоминал секретарь. Не всегда…

Он был в этой команде с самого начала, вместе с ними проходил эти годы усиленных трудов по подготовке к миссии. Выматывающие будни и беспробудные ночи. Строгий режим. Физическая, интеллектуальная и психологическая перегрузка, потому что иначе было никак. Всё, абсолютно всё вело к этому моменту. К моменту, когда психолог последний раз оценивал команду в космосе. Он будет скучать по этому замкнутому пространству и по этой уютной семейной обстановке, которую создали изначально незнакомые друг другу люди. По этой романтике потерянности.

Эти ощущения они улавливали только сейчас. Психолог очень старался, чтобы это воспринималось именно так. Старался над членами команды, но особенно трудно пришлось именно с собой. Когда знаешь, как работают техники психологии, они работают только с усилием.

– Я скучаю по своей дочке. – Сказал однажды ему заместитель капитана Владимир Логинов. – Она только недавно закончила начальную школу. Меня там не было. До начала подготовки она вообще ходила в детский сад. – Вёл беседу сам с собой Владимир. Психолог только слушал. Это была его работа. – Потом я стал меньше её видеть. Раз в неделю, раз в две, но… – Начал он надрывающимся голосом. – Но сейчас, – успокоил он эмоции, – я не вижу её вообще. Уже сколько? Пол года. – Отвёл глаза заместитель капитана. – Это сложно, Август, очень сложно.

– Нам всем сложно. – Слегка поддался к нему Август. – Но помни, что ты затеял всё это ради дочки. Ради того, что бы она, когда вырастет, могла говорить: «Мой папка был тем, кто первый вступил на красную планету! И именно он покорил её!» – Улыбнулся он. Владимир подхватил улыбку, так как старался смотреть в глаза психологу и повторять его эмоции, хотя это и было сложно. – Ещё чуть-чуть, друг, ещё чуть-чуть. И она сможет тобой гордиться.

Это было несколько месяцев назад, вспоминал психолог. Сейчас заместитель что-то доказывал капитану, поддавшись к нему. Они стали хорошими друзьями за время поездки. Видимо, то, что они были из одной страны, сыграло свою роль. Да и не могло не сыграть. На то и была ставка. Всё тщательно спланировано.

Всем на этом корабле нужны были друзья. Потому что такие разговоры, как с Владимиром, были с каждым членом экипажа. Когда покидаешь родную планету, то, как бы ты не готовился, у тебя появляется ощущение некоторого одиночества или даже обречённости. Будто ты изгой, а Земля от тебя избавилась. Так, лёгким лаконичным движением, откинув в сторону менее дружелюбного к людям соседа. Психологическая подготовка на Земле не должна была избавить от этого чувства. Эмоции присущи людям. Подготовка должна была научить их подавлять, менять вектор этих эмоций. И это получалось с успехом.

– Знаешь, – говорил по секрету капитан команды Александр Шебедов, – в тайне от всех, я иногда мечтаю, ложась в койку, что сейчас усну и проснусь на Земле. В центре подготовки. И всё это окажется только сном. Что мы не закончили готовиться. К этому невозможно было подготовиться. – Парировал капитан. Стабильная личность, но всё-таки думающая. Именно из-за этих качеств он и капитан.

Скорее всего, у каждого члена экипажа появлялось подобное чувство за восемь месяцев полёта. Никто не сознавался в этом кроме капитана, но тот понимал важность своего психологического состояния и всё выдавал психологу. Он знал, что один он не справится. Собственно, ещё одно из его качеств, которое и сделало его самым главным на этом корабле. Выжить можно было только вместе.

Ведь все надеялись, в глубине души, под одеялом в своей каюте, что они так и не покинули Землю и что это ещё одни испытания. Финальные, так сказать.

Сейчас же капитан внимательно слушал своего заместителя, что так красочно что-то объяснял. Он всегда умел выслушивать людей, не хуже Августа. На это можно было смотреть вечно, но ему нужно было сделать отчёт. Экран ноутбука уже погас, но психолог не обращал внимания. Он перевёл взгляд на более близких к нему по расположению людей. На научный персонал.

– Знаешь, порой, после нескольких суток, проведённых за компьютером, перед всей этой математической кабалой, кажется, будто я один в этом мире. Каждый из остальных членов команды занят чем-то своим, словно не замечая других. Думаю, это меня подавляет. – Он внимательно посмотрел на психолога. – Почему ты не любишь, когда к тебе обращаются по имени фамилии? – Спросил совершенно нелепый вопрос тот, что бы успокоиться.



Кирилл Худяков

Отредактировано: 14.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться