Олимпийцы, я иду!

Размер шрифта: - +

Тайное поселение

В этот раз поездка не задалась с самого начала. Сначала по всему нашему поселку была объявлена тревога из-за того, что какой-то парень решил пошутить и позвонил в спасательные органы, сказав, будто неподалеку видел нескольких диких ворклафов. Естественно район был оцеплен, и на несколько часов мы застряли в собственном доме, имея возможность лишь выглянуть в окно. И не удивительно, что спасатели мгновенно среагировали на ложный вызов. Газеты уже многих запугали своими жуткими статьями про ворклафов. Даже запретили их держать дома. Хотя не думаю, что этих безобразных существ, единственной привлекательной вещью которых являются ярко-сапфировые глаза, нормальные люди захотят видеть у себя в качестве питомца.

Шутника поймали и, конечно, отправили на исправительные работы, но настроение уже конкретно подпортилось. Тем не менее, спустя пару часов мы всей дружной компанией из восьми человек уже стояли возле обочины дороги, смотря вслед отъезжающему автобусу. Наш поход всегда начинался с этого места, поэтому здешние поля и леса я знала уже как свои пять пальцев. Свежий воздух заставил позабыть об утренних недоразумениях, и на душе стало легко и свободно.
— Ребятки, неудачно вышло сегодня, — без тени расстройства произнес мой дядя, по негласному правилу именно он считался главным во время походов. — Скоро стемнеет, так что давайте разделимся, чтобы найти место для лагеря. Встречаемся здесь же через полчаса, — с этими словами он поудобней перехватил рюкзак и направился в сторону.
— Так, дети, по одному не расходиться! — взволнованно воскликнула мама, кинув на меня предупреждающий взгляд, терпеть не могу, когда она начинает причислять меня к детям.
— Рокси? Пойдем со мной? — рядом со мной мгновенно оказалась Никки, с опаской оглядываясь на темные кусты.
Я незаметно хмыкнула и кивнула. Никки впервые отправилась с нами в поход, и то не по своей воле, отец заставил. Так что эта городская фифа теперь шарахалась от каждого звука. Мне вдруг захотелось специально завести ее в самую чащу, чтобы немножко попугать, но я тут же себя одернула.
— Смысл искать какое-то место для ночлега, если кругом одинаковый сплошной лес? — недовольно пробормотала Никки, не обращаясь конкретно ни к кому.
Я промолчала: городским никогда не понять душу настоящего любителя путешествий, к каким я дерзнула причислить себя. Лесной сумрак; извилистая, порой совсем заросшая, тропинка; кое-где поваленные массивные стволы деревьев и зловещий хруст ломающихся под ногами веток позволяли дать волю фантазии и вообразить себя участницей опасных и захватывающих дух приключений.
− Скажи мне на милость! — вывела меня из мира иллюзий Никки. − ЗАЧЕМ мы сюда зашли, а? Давай вернемся?
Я раздраженно дернула плечом, но остановилась. Вот вечно что-то случается, из-за чего все приключения обходят меня стороной! А кому нужна скучная жизнь? Разве что таким, как Никки.
— Не паникуй, я прекрасно знаю местность! — сердито фыркнула я.
— А я и не паникую! − огрызнулась девочка. − Но надо же иметь голову на плечах! Мы и так зашли далеко, возвращаемся! Знает она местность! Конечно! Отец всегда говорил, что этот лес полон загадок и что тропинки в нем всегда путаются и перемещаются. Этот лес невозможно узнать по-настоящему.
Я вздохнула, ведь это правда, мы давно заметили, что каждый раз местность меняется, но для нас это было даже интригующе, но никак не пугающе, ведь нам лес никогда не причинял зла. Не получив от меня ответа, Никки развернулась и быстро зашагала обратно. Я пару секунд с разочарованием смотрела за ее удаляющейся спиной и все же поспешила за ней.
Внезапно девочка остановилась и резко обернулась на меня. В ее глазах промелькнул страх. Внезапно до моих ушей долетели звуки приближающегося топота. Нечто массивное бежало прямо на нас. Сердце забилось чаще, я обернулась в поисках опасности, но меня тут же сбило с ног какое-то существо, размером с лошадь. Меня обдало облако зловония из его пасти. Ужас парализовал все мое тело, я даже не могла понять, что это за чудовище!
— Беги! — вдруг услышала я громкий крик какого-то парня с мечом в руке, неизвестно откуда взявшегося здесь, но не смогла пошевелить даже пальцем, лишь потом до меня дошло, что этот приказ относился к Никки.
Отвратительная морда чудовища, покрытая золотой шерстью, на миг отвернулась от моего лица, и тут во мне вспыхнула догадка: это диакр! Змеевидное огромное существо с ядовитой слюной! Это еще больше испугало меня, и в этот момент монстр взревел и кинулся прочь от меня.
— Не понравилось, гад, да? — с ликованием прокричал парень, в эйфории размахивая мечом. — Бегите, дурочки! — последнее явно относилось к нам с Никки, но мы, словно завороженные, следили за поединком человека и чудовища.
Наконец, весь мокрый от пота, с раненой рукой, парень смог задеть диакра лезвием меча. Чудовище взвыло от боли и досады, из глубокой раны на его груди хлынула кровь. На лице юноши появилась довольная ухмылка. Чудовище слабело на глазах, но продолжало атаки на парня. Вскоре монстр рухнул всей тяжестью своего массивного тела на землю, он корчился в агониях, но смог поднять голову и в последний раз глазами, налитыми кровью, с ненавистью взглянуть на юношу. Земля сотряслась у нас под ногами, и тихий голос, наполненный злобой, зазвучал, словно из воздуха:
− Вор! Ты пожалеешь о содеянной краже, когда прольется кровь близкого тебе человека. Тогда-то ты раскаешься в том, что вторгся в тайное пространство, завладел тем, что тебе не принадлежит, и уничтожил верного стража, охранявшего святилище на протяжении многих веков…
Мы, не шевелясь, выслушали гневную речь неизвестного, парень, казалось, не смутился, но его мышцы напряглись, что выдало волнение.
− Вор? — первой опомнилась я.
Юноша брезгливо сморщился и не ответил. Посматривая в сторону умершего зверя, он принялся вытирать окровавленный меч о траву. Никки с бледным лицом так и стояла поодаль, не в силах что-либо сказать. В моей же голове вертелось столько вопросов, но вряд ли этот незнакомец ответит хоть на один из них. Наконец он удовлетворенно осмотрел клинок и спрятал его в ножны.
− Что вы на меня уставились? — раздраженно произнес, рассматривая нас своими аквамариновыми глазами.
Я хотела было ответить, но левую руку внезапно обожгло, словно огнем. Кожа, куда по случайности попала слюна диакра, покрылась волдырями и стала красной.
− Боги! Что это? — совсем растерялась Никки.
Парень присвистнул и подошел ближе.
− Не хочу пугать, но яд смертелен, если не оказать скорую помощь…
— Знаю! — в панике огрызнулась я.
− И что делать? — слабым голосом задала первый вопрос, пришедший ей на ум, Никки.
− Не смотри на меня так: я не смогу ничего сделать! — словно оправдываясь, поднял руки парень. — Разве что могу доставить ее в Тайное поселение, думаю, Джон придумает, чем ей помочь…
− Доставить куда? Что за поселение? — с подозрением спросила Никки. — Я не пущу ее никуда!
Замешательство слетело с неё, теперь она больше походила на себя настоящую.
Боль мешала мне мыслить ясно, но где-то в глубинах своей памяти я выловила информацию о Тайном поселении. Мама давным-давно рассказывало мне о нем, наказывая, в случае ее гибели, мне добираться туда.
— Так ты идешь? — не обращая внимание на озлобившуюся Никки, спросил у меня юноша. — Мы быстро долетим.
— Долетите? — словно пораженная догадкой повторила Никки. — Так ты потомок богов? Тогда я точно не могу позволить ей отправится с тобой!
Я со злостью оглянулась на девушку, ну почему люди так негативно относятся к полубогам? Неужели все дело в зависти?
— Идем, — зло кинул парень и подхватил меня под локоть.
— Стойте!
— Никки, иди обратно! — наконец выйдя из себя, бросила я. — Скажи моей маме, что я в Тайном поселении.
Больше мы не слушали вопли девушки, не рискнувшей идти за нами, но продолжавшей кричать нам что-то.
— Ну и выскочка, — тихо пробормотал парень, ведя меня к лесной поляне.
— Как тебя зовут?
Юноша явно не ожидал такого, казалось бы обычного вопроса, от меня, и ответил только спустя пару секунд:
— Ройс Редкл.
— Я Рокси. Рокси Флетчер.
Но юноше будто было все равно, как там меня зовут, поскольку он никак не отреагировал на мои слова. Остановившись посреди поляны, Ройс глянул на небо, словно выискивая кого-то. И уже через несколько секунд с небес камнем упала огромная стрекоза! От неожиданности я шарахнулась в сторону, удерживая на губах вырывающийся вопль. Ройс насмешливо оглянулся на меня и с радостью кинулся к насекомому.
— У меня все получилось! — с долей хвастовства поделился он новостью со стрекозой, та в ответ взбудоражено задергала прозрачными крылышками. — Только вот возникла проблема, нам надо срочно в Поселение, подвезешь? — слегка нахмурившись, спросил он.
— А что это за существо? — наконец спросила я с толикой досады, думала, что знаю обо всех мистических существах нашей планеты.
— Лиара, — гладя стрекозу по голове, ответил парень. — Редкий вид. И их очень сложно оседлать.
Я невольно хмыкнула, казалось, новый знакомый полностью состоит лишь из самодовольства!
— Садись давай, я не хочу потом ломать голову над тем, куда спрятать твой труп, — мрачным голосом произнес он.
Чувство юмора у него просто отличное. Я украдкой бросила взгляд на руку и поскорее забралась стрекозе на спину, стараясь не думать о том, что в любой момент могу соскользнуть на землю. Ройс сел позади меня и, достав из кармана небольшую трубочку, дунул в нее. Звука не было. На мой недоуменный взгляд парень снова ухмыльнулся, но пояснил, что лиары воспринимают команды с помощью ультразвука.
Едва мы взлетели, как я ощутила себя гораздо лучше: на меня земля будто плохо действовала. Летели мы недолго. Вдалеке вдруг показалось желтое свечение, которое я сначала приняла за блики солнца. Как оказалось: именно туда мы и направлялись. Оказавшись вблизи от сияния, и произнеся странную фразу на древнегреческом языке, парень сильнее сжал ногами бока насекомого, и тут же перед глазами все померкло. Казалось, что я попала внутрь фейерверка, рука с новой силой заныла. На какое-то мгновение я почувствовала, что выскальзываю из седла, но сильные руки Ройса успели удержать меня. Зрение вернулось так же внезапно, как и исчезло. Моему взору предстала приближающаяся деревня. Она состояла из спирально закрученных улиц, сходящихся к центру, где стоял большой фонтан.
Лиара аккуратно опустила нас к самому подножию фонтана, возле которого, чуть сгорбившись, стоял старик. Он с облегчением осмотрел Ройса и стрекозу, и лишь когда его взгляд дошел до меня, брови сомкнулись на переносице.
Старик открыл было рот, чтобы что-то сказать, как вдруг из небольшого кафе неподалеку с изящной вывеской «Древесная нимфа» выскочила высокая женщина с зеленоватой кожей.
— Он вернулся, Джон? — визгливым голосом крикнула она. — Он принес?
— Вернулся, Ива, — шуршащим голосом произнес старик, переминаясь с ноги на ногу, только сейчас я заметила, что они не человеческие, козлиные, что странно, сейчас ведь осталось слишком мало сатиров.
А тем временем женщина стремительно приблизилась к нам и недоуменно уставилась на меня.
— Это Рокси, — поспешно представил меня Ройс. — Мне пришлось взять ее с собой, так как она попала под действие яда диакра.
— О, боги! Бедняжка! — прижав ладони к лицу, воскликнула женщина.
Сатир нахмурился еще больше и с удивительной прытью, подхватив меня под руку, поспешил куда-то вглубь поселения. Беспомощно оглянувшись, я увидела, как Ройс достал из кармана пожелтевший свиток и с самодовольным выражением лица показал его Иве. Надо же, какие все-таки себялюбивые бывают люди!
Попетляв среди многочисленных домиков, мы оказались возле небольшого деревянного дома с резными ставнями на окнах.
— Идем, скорее, — пробормотал сатир, заводя меня внутрь и усаживая на большой стул.
В хижине Джона сильно пахло лавандой и еще какими-то травами. Пока сатир спешно искал на многочисленных полках нужные препараты, я огляделась. В доме было всего две комнаты, одной из которых являлась маленькая спальня с деревянной кроватью. В основной же комнате, несмотря на огромное количество книг, трав и микстур, был идеальный порядок.
— Как ты уже, наверное, слышала, меня зовут Джон, я здешний глава, ежели можно так сказать, — выуживая нужные препараты с полок, произнес он. — Как же ты оказалась на пути диакра? Неужели Ройс недосмотрел?
— Да нет, — косясь на пострадавшую руку, ответила я. — Мы с подругой вообще случайно оказались там. Ройс нас защитил. Скажите, рука скоро пройдет?
Джон тоже кинул мимолетный взгляд на мои ожоги и волдыри, в глазах промелькнуло беспокойство.
— Сильно болит? — ушел от ответа он.
— Странно, но сейчас уже нет. Мама как-то упоминала, что когда я была маленькой, на меня пролилась капля этого яда. Тогда она успела спасти меня. Может из-за этого выработался некий иммунитет?
Джон задумчиво прищурился.
— Скорее всего, но выведение такого количества яда — процесс все равно болезненный. Я б даже сказал, очень. — Джон покачал головой и взял в руки большой шприц.
В глазах у меня помутилось, когда я увидела огромную иглу.
— Мне придется вколоть тебе усыпляющую сыворотку, — заметив мое волнение, успокаивающим тоном произнес старик. — Ты проснешься только через двое суток, когда я до конца выведу яд, понятно?
Двое суток? Мама же сойдет с ума от волнения! А вдруг что-то пойдет не так, и я уже никогда не очнусь?
— Успокойся, ты не первая, кому не повезло столкнуться с этим! — будто угадав мои мысли, сказал сатир.
— Но… Моя мама…
— С ней мы свяжемся, — коротко ответил старик и без предупреждения вколол мне сыворотку.
Мир померк, а страхи тут же забылись. Я будто парила в бесконечном сером пространстве, недоступном для чувств и ощущений.



Keola Latro

Отредактировано: 20.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться