Олимпийцы, я иду!

Размер шрифта: - +

Иллюзия смерти

Безмятежное состояние продолжалось недолго. Уже через пару мгновений мои ноги коснулись жесткой земли, и я оказалась около большого черного дома, в котором впору жить какому-нибудь злому волшебнику из детских сказок.

Хорошенько оглядевшись, я заметила вдалеке лес, гибнущий в пожаре. Он был настолько силен, что жар чувствовался даже здесь. Заворожено глядя на это бедствие, я не сразу заметила, как двери особняка тихо приоткрылись. За ними, вопреки моему ожиданию, никого не оказалось. Темный обветшавший коридор выглядел заброшено, полусгнившие половицы скрипели от моих шагов. Чем дальше я заходила в дом, тем тревожнее становилось на сердце, казалось, что вот-вот на меня из-за угла уставятся злые глаза или из подвала раздастся вой энклуда. При воспоминании о бестелестном монстре, ладони вспотели, а ноги буквально вросли в пол. Страх, выбирающийся из темных углов этого мертвого дома, запустил в меня свои черные щупальца.

Не знаю, сколько времени я провела, стоя на одном месте, напряженно вслушиваясь в жуткие шорохи стонущего от старости особняка. Наконец, собрав всю силу воли в кулак, я двинулась дальше. Наверняка когда-то роскошь и красота затопляли этот дом, но с тех пор минуло слишком много лет. Окна были почти все разбиты, а те немногие, что сохранились, покрылись толстым слоем грязи. Тут и там на полу попадались пыльные осколки дорогих когда-то ваз и посуды. Миновав первую комнату, я осторожно ступила в следующую, в нее свет практически не попадал, а потому мне удалось разглядеть лишь мрачные силуэты шкафов. Что было в них, у меня не было ни малейшего желания узнавать, поэтому я поторопилась дальше. Подойдя к подножию старой лестницы и с сомнением оглядев ветхие ступени, я все же решилась подняться, о чем почти сразу пожалела. Лестница кряхтела, как старый дед, казалось, что вот-вот она обвалится под моим весом.

На втором этаже что-то со стуком упало и медленно покатилось в мою сторону, напугав меня до полусмерти. Вцепившись обеими руками в перила, словно в спасительный круг, я с ужасом наблюдала, как по лестнице стал скатываться с громким стуком круглый предмет. Я так и не успела разглядеть, что это такое, как наверху раздалось пение, которое было похоже скорей на замогильные завывания.

Сама не своя от ужаса и липкого страха, я с трудом разжала пальцы и отпустила перила. Здравый смысл кричал во мне бежать вниз и поскорей покинуть гиблое место, я почти уже развернулась по направлению к выходу, как вдруг странный круглый предмет, ударившись о последнюю ступеньку, вдруг возобновил подъем и стал с угрожающим грохотом приближаться ко мне!

Я помедлила лишь секунду, прежде чем бросится бежать на второй этаж. Завывания усилились, паника в груди мешала мыслям, я была готова умереть на месте, как вдруг все адские звуки оборвались, и наступила тишина, дом исчез, я снова была в невесомости.

Как и в первый раз, ощущение спокойствия продолжалось недолго, едва сердце восстановило свой привычный ритм, перед глазами тут же пронеслась тысяча ярких картинок, пока одна из них не втянула меня в свою реальность. Я очутилась у реки, рядом с мельницей. По-вечернему свежий ветер остудил мое горячее от прошедшего страха лицо, принеся облегчение. Но вдруг дверца мельницы со скрипом отворилась, я дернулась, готовясь вновь увидеть нечто жуткое, но на меня смотрела удивительно знакомая, но в то же время абсолютно чужая, женщина.

- Здравствуй, Рокси, - приятным голосом произнесла она, подходя ближе ко мне. - Меня зовут Геката.

Я с нескрываемым удивлением отступила на шаг. Надо же! Сама устрашающая всех своим безумием богиня магии!

- Я знаю, что ты обо мне наслышана, - будто прочитав мои мысли, сказала женщина. - Но, поверь мне, сплетни часто обрастают ложью.

- Что это за место? - охрипшим от долгого молчания голосом спросила я.

Геката, словно сама только заметила, где мы находимся, огляделась.

- Это твои сны, - слегка насмешливо, словно маленькому ребенку, объяснила она. - Только не совсем обычные. Та сыворотка, что сейчас спасает твою жизнь в реальном мире, создана мной. Каждый, кто проходит через это, путешествует в глубины своего сознания. Но лишь немногим удается раскрыть в себе что-то новое. Были даже случаи, когда человек, очнувшись, начинал разговаривать на неизвестном ему ранее языке. Это похоже на литургическую смерть. Сыворотка "обманывает" яд, и он отступает, "думая", что убил тебя, ты вроде бы умираешь, но вскоре вновь возрождаешься.

- Как птица-феникс, - пробормотала я.

В воздухе почувствовался запах приближающегося дождя. Несильный ветер заставил темный плащ за спиной богини колыхаться.

- А вы настоящая? Как вы тогда проникли в мои сны? - поинтересовалась я, заправляя выбившиеся локоны за ухо.

Геката усмехнулась и сложила руки на груди.

- Не совсем, я лишь проекция настоящей богини, но наделена всеми ее качествами и мыслями.

- Понятно. А когда закончится мой сон?

- А закончится ли? - подмигнула мне Геката и исчезла в темном вихре.

Ее последние слова напрягли меня, неужели я могу так и не очнутся? Но ведь Джон обещал, что все будет хорошо. А вдруг он просто успокаивал меня? Проклятая проекция! Что же теперь делать?

Я потопталась на месте, чувствуя, что гроза совсем близко. Эта способность досталась мне от отца, бога грома и молний, хотя первое время я считала, что все могут предсказать погоду на будущее. Наконец вдалеке сверкнула первая молния, и я поспешила скрыться в мельнице, несмотря на всю свою любовь к дождю.

Внутри старого строения было сумрачно. Половицы скрипели хуже, чем в том жутком особняке, а потому мои страхи и паника вдруг вернулись. Подойдя ближе к мутному окну, я стала вглядываться наружу. Внезапно мой взгляд опустился ниже, где на подоконнике лежала старая книга. Странно, ее, вроде бы, не было здесь минуту назад.

Списав все на то, что во сне невозможное возможно, я открыла фолиант. Пожелтевшие страницы были исписаны текстами на древнегреческом, кое-где попадались картинки, умело нарисованные тушью.



Keola Latro

Отредактировано: 20.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться