Оливия Кроу и Кровавый Принц

Размер шрифта: - +

Глава третья

— Прошу, — Алистер галантно пропустил девушку вперёд.

От его постоянной нарочитой манерности хотелось рвать на голове волосы, но Кроу сдержалась и ответила надсмотрщику приторной улыбкой.

В нос Оливии сразу же ударил запах затхлости и старых сырых бумаг.

— Архив в подвале без нормальной вытяжки? Очевидно, академия совершенно не заботится о ценных документах, которые здесь хранятся, - поджала губы Лив.

Дома она готова была устроить настоящий скандал прислуге, если в библиотеке появлялась хоть пылинка. А тот, кого она заставала с едой в святая святых, лишался недельного жалования. По сути, это было единственной причудой младшей Кроу и делало её хоть немного похожей на брата, который так же фанатично пёкся о книгах. Вот только список проступков и наказаний у него был в разы внушительнее и беспощаднее.

— Прелестная Милдред, уж не думаете ли вы, что я пустил бы воровку в хранилище документов, представляющих особую ценность? Сюда относят старые курсовые и вышедшие из обихода учебники. Моя воля, выбросил бы весь хлам. Но, увы, сердца престарелых преподавателей не выдержат таких кардинальных мер. А назначать сюда архивариуса — непозволительная роскошь. Каждый должен быть на своём месте, Мил-мил, — Алистер обвёл рукой вонючий подвал и многозначительно посмотрел на подопечную.

Девушка брезгливо покосилась на полки, где заметила крысиный помёт.

— У вас тут вредители живут... — Лив с трудом подавила подступившую к горлу тошноту, заметив плешивую тварь, убегающую от света фонарика Фланнагана.

— Ага, над нами обеденный зал и кухня, — весело сообщил начальник службы безопасности, и юная Кроу лишь закатила глаза. — Собственно от них ты и должна избавиться.

— От работников кухни, допустивших такой бардак? — светлая бровь Мил-мил вопросительно изогнулась, а пухлые губки сложились в усмешку.

— Нет, — Алистер, кажется, не оценил шутку. — От крыс.

— Сколько у меня времени на это? — девушка нервно постукивала по изобретению Ленца на запястье, чувствуя, как двигаются шестерёнки, отмеряя часы до следующего жизненно важного завода.

— До приезда Салазара Кроу. Работать будешь каждый день после утренней пробежки и завтрака.

— Пробежка? Заботитесь о моём здоровье, господин Фланнаган?

— Переживаю, что столь прелестная униформа станет вам мала, — парировал мужчина, и Лив сжала кулачки.

Она ничего не имела против упражнений. Дома частенько вставала засветло и совершала долгую пешую прогулку по окрестностям, или брала подаренный отцом велосипед. Однако, то в каком тоне с ней разговаривал Алистер, приводило в бешенство. Она с нетерпением ждала момента, как вернётся своё тело и заставит Серого Лиса давиться извинениями.

— У вас всё? — раздражённо спросила девушка. — Могу приступать?

— Да. Инструменты в кладовке.

Кроу открыла подсобное помещение, заставленное примитивными ловушками и ржавыми клетками.

— Расставишь вокруг, а потом соберёшь мёртвых грызунов и выбросишь. Но для начала сходи на кухню, поешь. И возьми приманку - тебе выдадут тухлого мяса. Есть вопросы?

— Ключи и фонарик, пожалуйста, господин Фланнаган, — Лив очень ехидно улыбнулась и вытянула руки. — Говорите, это моё наказание до приезда Салазара Кроу?

— Не обольщайся, Милдред, едва ли половину отловишь,— раздосадовано бросил начальник службы безопасности.

Он надеялся на другую реакцию правонарушительницы и теперь ждал подвоха, но не знал, откуда.

— Конечно, конечно, — Оливия выхватила ключи и сунула фонарик за пояс. — В столовую, говорите? Дальше я разберусь сама, можете идти отравлять жизнь кому-нибудь другому.

— Не смею отвлекать, — гневно бросил мужчина и поспешил прочь из подвала.

Юная Кроу, старательно переступая через горки сухого помёта, обошла архив. Затем снова вернулась в подсобку, выбрала самую большую клетку и критически осмотрела, прикидывая что-то в уме. После развернула карту академии, вручённую Фланнаганом, и отыскала мастерские технологического факультета. Запомнив короткую дорогу, Лив сложила вчетверо бумагу и сунула в кармашек безрукавки. Она предчувствовала быструю победу над крысами и Серым Лисом.

Как и ожидалось, в крыле, отведённом для будущих инженеров, учились сплошь ребята, а если и попадались девушки, то почти все они принадлежали к новому и весьма радикальному движению, ратующему за равенство женщин. Его последовательницы коротко стриглись, носили мужскую одежду и всем своим видом показывали, что ничем не отличаются от представителей противоположного пола.

Лив они не нравились. В глубине души она считала, что эти дамы предали остальных девушек, извратив идеалы движения, зародившегося после великой войны. Отказавшись от утончённой привлекательности, подаренной при рождении, они открещивались от всех женщин. Кроу любила каблучки, корсеты и модные шляпки. Но она никогда не была поверхностной девицей, просто знала, что добиваться равенства и превосходства над мужчинами нужно острым умом, а не становясь пародией на парней. Не грубый прокуренный голос и показное сквернословие ставит на одну ступень с сильными мира сего, а упорный труд и постоянное саморазвитие.

Выдержав несколько уничижительных взглядов со стороны коротко стриженных, Оливия нырнула в одну из мастерских, чем вызвала настоящий фурор среди неизбалованных гостьями ребят. Станки перестали выбивать искры, постукивания молотков смолкли, и с десяток голов повернулись к пухленькой блондинке.

Девушка приосанилась. Мил-мил и в особняке заставляла томно вздыхать молодых и не очень мужчин разного происхождения: от конюхов до гостей брата и отца. Один картинный взмах ресницами, и вокруг служанки мгновенно собиралась целая толпа помощников. Лив повторила фирменный прием своей компаньонки. Сработало!



Дарья Сорокина, Владимир Кощеев

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться