Оливия Кроу и Кровавый Принц

Размер шрифта: - +

Глава девятая

В общежитие Оливия шла нагруженная подарками от лисят и госпожи Нит. Женщина щедро набила огромную тряпочную сумку одеждой. А заметив искру между молодыми людьми, сунула к прочим вещам бельё похожее на то, что настоящая Мил-мил пыталась заставить носить свою хозяйку.

Девушка вновь и вновь возвращала в памяти неловкие сцены между ней и Алистером: случай на дереве, поездка на пароцикле, отчаянная попытка остановить паука. А уж последние фразы вовсе не шли из головы.

Что это значило? Выполняет приказы брата после серьёзного нагоняя, или тут что посерьёзнее?

Дыхание сбилось. Слабость из-за дневных потрясений давала о себе знать. Тяжёлые сумки тянули вниз, и, как назло, помочь было некому. На пути встречались только надменные лица других учащихся, уже успевших невзлюбить загадочную простолюдинку.

Перехватив поклажу, девушка пообещала себе взяться за утренние занятия с лисятами с удвоенной силой. И как, вообще, Милдред справлялась с делами по дому? Не успеешь моргнуть, а она уже навела порядок в комнате, отвернёшься — ускакала за тканями на рынок. Оливия улыбнулась, думая о подруге. Все непременно будет хорошо и встанет на свои места. Нужно время. Мил-мил вернётся, и Оливия Кроу тоже. Но тогда...

Тогда у неё уже не будет той самой бесстыжей ложбинки, чтобы дразнить Алистера. Вдруг Оливия Кроу окажется ему совершенно неинтересна?

Она замерла перед дверью в женское общежитие, неистово вытряхивая остатки глупых девичьих мыслей из головы. Светлые волосы разметались из сбившегося набок хвоста.

— Припадочная?

Спрашивала сухопарая женщина с аккуратным седым пучком, из которого не выбивалось ни одной прядки. Она вместо указательного пальца небрежного указывала в грудь Мил-мил острым зонтиком, больше похожим на рапиру.

Оливия снова замотала головой, запоздало понимая, что выглядит ещё нелепее.

— Ясно, — поджала нижнюю губу незнакомка.

— А вы, собственно, кто? — голос прозвучал с надменной ноткой присущей Кроу, и девушка побледнела, наблюдая, как у женщины поползли брови на лоб, а острый наконечник зонтика взметнулся к горлу дерзкой девицы.

— Я кто? — переспросила обладательница идеального пучка.

— Я имела в виду, как к вам обращаться, госпожа... — Лив прикусила длинный язык и смотрела затравленным мышонком.

— Аманда Реллоу. Я, собственно, комендант этого общежития, — женщина передразнила манеру речи своей подопечной.

— Милдред Милс. Студентка первого курса.

— Наслышана.

Госпожа Реллоу окинула новенькую пренебрежительным взглядом. Задержалась на длине юбки и глубине декольте. Оставшись довольна скромной униформой девушки, кивнула на дверь.

— Поднимешься по лестнице. Первый ярус. Луч номер семнадцать. Спроси Роксану Уилс, — комендант скривилась, словно раскусила недозревший крыжовник. — Твоя соседка. Расскажет тебе о наших правилах, Милдред Милс.

— Спасибо, — Оливия зачем-то слишком низко поклонилась Аманде Реллоу, когда та, порывшись кармане юбки, выудила ключ и кинула новенькой.

Такое расшаркивание впечатления на женщину это не произвело. Она причмокнула тонкими морщинистыми губами и отвернулась к окну, всем своим видом показывая, что разговор окончен.

Только поднявшись на первый этаж, Кроу поняла, о каких лучах шла речь. Ярус представлял собой идеальный круг с двадцатью углублениями в стенах. В каждом поблескивала свежим лаком дверь с номером. Оливия поставила вещевую сумку на пол, но повернуть ключ не успела. Ручка едва не ударила по лбу новую жительницу семнадцатого блока.

— Милдред Милс! — вскричало странное существо со вплетёнными в рыжие волосы железными спиралями.

Стоящие поблизости студентки снисходительно оглядели обеих девиц, а затем ухмыльнулись.

— Роксана Уилс? — догадавшись, спросила Оливия, понимая, почему комендант так морщилась.

Голосок у соседки был таким высоким, что в ушах начинало звенеть. А ещё она кого-то смутно напоминала.

— Ага, заходи скорее! — Уилс втащила гостью в крохотную прихожую блока.

— А моя сумка? — встрепенулась Лив.

— Сейчас, — Роксана взвесила в руках поклажу. — Тяжёленькая.

— У тебя, случайно, нет брата в академии? — нахмурилась Кроу.

— Есть, конечно. Эмбер Уилс. Милашка, правда? Он тебе нравится? Учти, обидишь, отвечать передо мной будешь, — без устали тараторила новая знакомая и энергично пихала Оливию в комнату.

— Очаровательный молодой человек, — подтвердила Лив.

Она решила не расстраивать соседку. Хотя и не лукавила. Эмбер был прелестно очарователен, таким очарованием природа, как правило, наделяет девушек. А парню даже имя женское дали. Бедняга.

В комнате оказалось довольно просторно и уютно. На полу лежал ковролин с низким ворсом. У большого окна — два покатых столика с подставками под письменные принадлежности, зажимами для миллиметровой бумаги и удобными полочками для учебников. Книги Оливии пока лежали на нижнем ярусе кровати, а рядом стоял...

— Ты же не обидишься, если я буду спать наверху, Милдред? Просто пока жила одна, привыкла именно так. И, вообще, кто первый тот и, — трещала Роксана, но Кроу уже не слушала её, а заключила в объятья свой чемодан, повергнув соседку в ступор.

— Ребята принесли. Дорогущий. Кожа? Не отвечай, он даже пахнет нереально дорого. Везучая ты, — прокомментировала соседка.

Оливия пробежалась пальцами по замочкам и молниями. Паршивцы уже успели полазить в переднем отделении, раз вытащили тетрадки. Но остальное так просто не открыть, нужно знать секрет. Девушка зажала правильную последовательность кнопок и отщёлкнула крышку основного отделения с инструментами. Всё на месте: разобранный перегонный куб, паяльник и катушка с припоем на серебре. В два ряда в плотных контейнерах лежали дорогие реагенты. Маска для работы с едкими веществами, защитные очки, монокль со сменными линзами. Фотоаппарат с мгновенной проявкой и набор картриджей к нему. Альбом чертёжной бумагой, линейки с разными мерными рисками.



Дарья Сорокина, Владимир Кощеев

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться