Omega. Инстинкт борьбы

Размер шрифта: - +

Глава 13.4

Нас, как обычно, по очереди ввели в зал, в котором объявляли правила игры. Я оказалась в зале предпоследней, после меня завели девушку с кошачьими глазами.

    Кроме игроков в зале, перед нами, стояли Феликс и Эльза. По обе стороны от них замерли вооруженные гвардейцы.

    Кто-то отсчитал секунды, дал какие-то указания, и тогда ожили камеры, направив свои холодные черные глазницы на нас и ведущую.

    - Добрый день, наши зрители! Приветствую вас, игроки! Поздравляю вас с очередным пройденным испытанием! – Эльза картинно взмахнула руками. – Особенно мы поздравляем нашего победителя – Энио!

    Камеры повернулись на меня. Я посмотрела внутрь них холодным, отстраненным взглядом.

    - Во время вашей игры, - продолжила Эльза. – Шло голосование. Сейчас оно заканчивается. Все внимание на экран – мы увидим Аутсайдеров!

    И тут же все подняли головы, смотря на крупный экран. На нем появились наши фотографии и имена, а снизу имен – цифры, которые то увеличивались, то уменьшались, не давая нам понять, кто худший, а кто лучший.

    - Три! Две! Одна! – воскликнула Эльза, которая сама с большим интересом поглядывала на экран. И, после окончания отсчета, цифры остановились.

    Первое, что я отметила, так это то, что и по числу голосов я лидировала. Имена расположились в порядке убывания – за мной в списке шла Пантера. Следом – Элиас. Когда же я увидела Аутсайдеров, внутри что-то дрогнуло. Я была удивлена, но справилась с собой, убрав эмоции с лица. Но, видимо, недостаточно быстро – Феликс смотрел на меня подозрительно насмешливо.

    Последним был старший из рыжеволосых братьев-воров, тот, который был в другой команде. А предпоследней… Розмари.

    Не может быть. Это все подстава. Они специально.

    Розмари сильнее его. И намного. Она всегда была в лидирующей половине, а рыжий вор – в отстающих… 

    А тех, что сильнее, всегда убивают. 

    И что? Я ведь не убью Розмари. 

    И это будет очень подозрительно. И для игроков, и для зрителей. А для организаторов – очень красноречиво.

    Я сжала челюсти, подавляя злость, и покосилась на подругу. Она выглядела на удивление спокойно. Но это на первый взгляд. Стоило приглядеться внимательнее, и заметишь, как мелко дрожат её пальцы.

    Но чего она боится? Не думает же она, что я её убью?

    Гвардейцы вывели Аутсайдеров. Рыжий был смертельно бледен, вся кровь отлила от его лица, но в остальном он не терял своего хладнокровия. После них из зала, как лидера, повели меня. Если бы выиграла Пантера или Элиас… Они бы убили Розмари.

    Когда я проходила мимо брата Аутсайдера, тот слегка дернулся и прошептал так, что я услышала:

    - Пожалуйста…

    Ничего больше он не добавил, да и не успел бы. 

    Но я все поняла. И увидела его округленные от ужаса и отчаянья глаза. От этого полного страха взгляда мне стало не по себе, но я быстро отмела глупые мысли. Хотя, пока меня вели до места «казни», в ушах все звенело – «пожалуйста».

    Белая комната. Камеры. Пистолет.

    Аутсайдеров поставили передо мной и завязали им глаза черными повязками. Рыжий напрягся, наклонив голову, сжал кулаки. Розмари стояла, вытянувшись, как солдат, подняв подбородок, но пальцы все так же мелко дрожали.

    Я взяла пистолет. Он был холодным и это успокоило меня. Всегда когда я брала в руки оружие, я успокаивалась. С пистолетом или кинжалом в руке мне было комфортнее.

    Я пока не целилась. Вновь я услышала голос игрока, который просил не убивать его брата.

    В эту же секунду я вскинула руку и, почти не целясь, выстрелила.

    На груди вора растеклось красное пятно. Почти такое же красное, как его волосы, подумала я.

 

******************************************************************

    Мне было всего семь. Я еще не попала на Базу. Отправиться на нее мы должны были через два дня.

    Жила я в это время в небольшой полупустой квартирке в самом центре Серого района – так неофициально звали самый большой район бедняков, где проживали Гамма и бедные Вега, а также прятались беглые Дельта – рабы.

    В этом районе было грязно, но не было разрухи. Все дома были одинаковыми – серые двухэтажные коробки с тонкими, протекающими крышами и стеклянными окнами. Домики стояли плотно друг к другу, создавая узкие переулки, и вмещали в себя по шесть-восемь семей. От серости этих стен и произошло название района. Хотя, возможно, и от серости жизни жителей.

    В этом же большом районе жили преступники – от простых воров, что вытаскивали кошельки, до наемных убийц и наркоторговцев.

    Я, «папа» и «мама» жили на втором этаже, в боковой квартирке с двумя маленькими комнатами и туалетом. В одной комнате жили мы втроем, на матрасах, а во второй был… кабинет. В нем папа работал над какими-то бумагами мятежников, что-то изучал, отмечал на карте и писал письма на планшете, купленном на черном рынке, а потому он не был зарегистрирован, и его не могли отследить власти.

    Когда «папа» не был занят своими делами в кабинете, он шел на «охоту». «Мама» была с ним. Я следила за ними, хотя они, возможно, подозревали это, но не раз не смогли меня поймать. Они встречались с кем-то в закусочных, расположенных в подвалах, посещали закрытые склады, где, как я догадывалась, прятали оружие, и, редко, выходили в Город – нормальную часть столицы, где жили элита, более обеспеченные Вега и Гамма с Дельта, живущие при хозяевах.



Вероника Конте

Отредактировано: 19.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться