Omega. Инстинкт борьбы

Размер шрифта: - +

Глава 20.3

Феликс посмотрел на меня, словно я должна была ответить ему, в чем дело, но я сделала удивленно-насмешливое лицо.

    - Такими темпами мы опоздаем на испытание, - усмехнулась я. - Я, допустим не против, но некоторые не переживут, если у меня будет на один шанс умереть меньше.

    Феликс отреагировал на мои слова только тем, что слегка поморщился. Он встал и подошел к ноутбуку. Росси вздрогнул. Было видно, что он очень боится главу гвардейцев.

    Они зря теряют время. Пульса они у меня не найдут. Пусть лучше замеряют сердцебиение.

    Феликс начал раздражаться все сильнее, когда в течение еще трех минут лаборанты не сумели починить программу.

    - Мы опоздаем, - процедил он и в два широких шага молниеносно оказался рядом со мной. Он схватил мою шею и аккуратно сжал сонную артерию.

    - Есть у нее пульс, не мертвец. Пока, - ехидно произнес Феликс. - Задавайте эти чертовы вопросы, я после сам отмечу на анкете реакцию.

    Росси с сомнением покосился на Феликса, но перечить не стал.

    Мне же эта идея совсем не понравилась. Я дернулась, но Феликс сильнее сжал мою шею руками:

    - Не дергайся, я не собираюсь тебя усыплять, - усмехнулся мужчина. - Но будешь дергаться и еще раз ударишь меня затылком в грудь, сверну тебе шею.

    - Отыгрываешься за поражение? - процедила я. Почувствовала, как гвардеец коротко рассмеялся.

    - Можно сказать и так.

    - Итак, - вклинился в наш диалог Росси. - Начнем. Что ты думаешь о грозе?

    Я удивленно вскинула брови. Супер вопрос. 

    Он так разные фобии будет перечислять до моей смерти.

    - Это красивое природное явление, - отозвалась я спокойно. - Оно грозное, величественное и неукротимое.

    Росси кивнул.

    - Представь себя в открытом море. Давай-давай, мадмуазель, закрой глаза. Молодец. Теперь представь себя в одиночку посреди океана. Начинается шторм. Ты захлебываешься, идешь ко дну…

    Я усмехнулась и только. Приоткрыв глаз, я увидела, как Феликс отрицательно помотал головой.

    Тогда Росси сменил шторм на акул. Потом попросил представить, что я убегаю от волков, что они догнали меня и окружили… Потом Росси спросил, как я отношусь к змеям, паукам. Попросил представить себя падали с высоты. В полной темноте. Умирающей от жары в пустыне. Погибающей от страшного недуга, от голода, жажды, мороза… Даже попросил представить, что меня пытают. Что при мне убивают моих родных и близких.

    Но сердце билось ровно. На лице не дрогнул ни один мускул. 

    ТАМ со мной сделали еще две вещи. 

    ОНИ притупили инстинкт самосохранения и чувство страха, а так же древними техниками дыхания и сна научили меня управлять сердцебиением. Я прислушивалась к стуку сердца в груди, правильно дышала, и потому сердце не ускорялось.

    - Хорошо… - протянул Росси. Он не знал о результатах. А вот Феликсу они не нравились. Он, как я увидела, когда мне разрешали открыть глаза, хмурился и выглядел задумчивым.

    - Тогда представь, что тебя ведут на казнь…

    И тут я вздрогнула. Слегка, но Феликс, естественно, это ощутил. Он выжидающе вглядывался мне в лицо, словно чего-то ждал.

    Я вспомнила, как меня вели на казнь. Как я думала, что умру, не испытав долга, но не буду бежать, чтобы не подставить ИХ.

    - Ты боишься умереть!? - и вопросительно, и утверждающей-радостно произнес Росси.

    Феликс склонил голову на бок, ожидая мой ответ.

    - Нет, - ответила я холодно и честно. Я не боялась смерти. Меня от этого отучили, готовили умереть. 

    Я ведь знала, что не доживу и до тридцати. 

    Ни за что. 

    Такие как я долго не живут. 

    - Нет. Я боюсь умереть напрасно.

    Феликс сцепил челюсти, что-то процедил и отшатнулся от меня. Он раздраженно посмотрел на Росси и Таню и произнес:

    - Все. Отцепляйте её. И ведите на испытание. 

    Сказав это, он ушел.



Вероника Конте

Отредактировано: 19.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться