Omega. Инстинкт борьбы

Размер шрифта: - +

Глава 28

Сегодня в три часа дня будут съемки. 

    Гвардейцы и гончие будут выбирать себе учеников.

    Наставники… От этого слова в сторону тех людей меня передергивает. Я тут же вспоминаю двух своих наставников. Их нельзя сравнивать с гончими и гвардейцами диктатора. 

    Они - другие. 

    Они - невероятны. 

    И вспоминаю я о них с благоговением, страхом, восхищением и легкой обидой.

    Почему обидой?

    Они тренировали меня пять лет. И за все это время я не чувствовала добра, привязанности и участия.

    Меня хвалили, но очень редко. И каждая похвала была для меня самым большим счастьем. Но сейчас я понимаю, что была еще слишком мала, чтобы понять что-то по их глазам. 

    И мне до сих пор хочется знать, кем я была для них? Ученицей, человеком, ребенком? Просто очередным агентом? 

    Или же созданием, которое надо натренировать? 

    Эти мысли не давали мне покоя, и я, углубляясь в воспоминания, корила себя. Я пыталась охладить сознание, но успокоиться было тяжело. Даже медитировать получилось с трудом.

    Из медитации меня вывел щелчок двери. Это принесли обед. Я кинула взгляд на часы - уже наступил час дня. Всего через два часа будут съемки.

    Поднос с обедом поставили на пол у кровати. Я, встав, взяла поднос и села с ним на кровать. Тарелка с разваренным рисом, мелко рубленное мясо, натертая морковь и чашка очень крепкого черного чая.

    Я взяла вилку и… 

    В носу стало щекотно от легкого знакомого запаха.

    Я принюхалась. Что-то не дало мне покоя.

    Этот запах мне не понравился, металл и кислота. Что-то очень знакомое, напоминающая об обучении ТАМ. Как я пила таблетки с малыми дозами разных ядов, вырабатывая иммунитет, отчего подолгу лежала в лихорадке или отчего меня рвало так, что дня зада или три я теряла четверть веса. Вспомнила, как Наставница учила меня варить разные отравы… 

    Что это?

    Я взяла рис в руку, скатала в комок и поднесла к носу. Затем взяла кусочек мяса, пачкая пальцы. Определенно, я чувствовала какой-то слабый, очень слабый запах… 

    Это определенно был яд.

    Я поняла это. Но яд был так сложен, запах так выветрен, что я не смогла понять, что именно это за отрава.

    Надо же, усмехнулась я. Кто-то пытается меня отравить? 

    Опять покушение?

    Кому так выгодна моя смерть?

    Я подняла кружку с чаем. Нет. С ним все в порядке. Но…

    На дно кружки было что-то приклеено. Какая-то бумажка.

    «Осторожно. Здесь яд. Тебя могут убить».

    Спасибо, подумала я, мысленно обращаясь к автору записки. Но вряд ли бы я нашла вашу записку до того, как съела бы яд, если бы сама не почувствовала отраву.

    Но добавлялся еще один вопрос, о котором я и забыла.

    Кто пишет мне?

    Ведь я уже получала записку…

    Отодвинув отравленную еду, я встала и вновь занялась медитацией. Через час за посудой вернулся слуга. Увидев нетронутую еду, он нахмурился.

    - Что это? - спросил он. - Я не могу вернуть еду обратно. Нельзя так тратить ресурсы. Вы должны это съесть.

    - Так ешь сам, чтобы не тратить ресурсы, - отозвалась я, не открывая глаз. Что он так занервничал? 

    Может, кто-то заплатил ему, чтобы он подсыпал яд мне в еду.

    - Не могу, - ответил мне слуга. - Нельзя.

    - Иди отсюда, - спокойно сказала я. Слуга простоял в дверях еще пару минут, а потом просто ушел.

    Это могло быть подтверждением подозрения. 

    И я его запомнила. 

    Молодой - лет двадцати. Высокий и худощавый, непропорциональный. Очень бледный, с растрепанными светлыми волосами и веснушками, тонкими бледными губами, водянистыми глазами и горбатым носом.

    А вскоре пришла Эрина.

    - Добрый день! - пропела она, широко улыбаясь. Сегодня она закрутила свои светлые волосы во множество кудряшек и нарядилась в белый брючный костюм, который делал женщину еще бледнее, чем обычно. - Как дела у моей проигравшей?

    И, словно это была забавная шутка, женщина звонко рассмеялась.

    - Все прекрасно, - холодно ответила я, но все же встала и села на кровать. Раз уж она пришла, продолжить думать не получится - Эрина не даст.

    - О! - удивилась женщина. - Почему ты не поела? Ведь скоро будут тренировки с наставниками!

    - И?

    Женщина захлопала глазами. Но потом пожала плечами и улыбнулась.

    - А я вот ужасно голодна! Ничего не ела! Все дела и дела, я же организатор, - сахарно протянула она. - Я поем, ты не против?

    Женщина подхватила поднос, но я остановила ложку у её рта:

    - Не надо. Мне кажется, она… испорчена.

    Ирина удивленно посмотрела на меня:

    - На кухне все продукты свежие. За иное, даже для… игроков, можно… быть наказанным.

    Иначе - получить пулю в затылок, поняла я.



Вероника Конте

Отредактировано: 19.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться