Омерта Советника

Размер шрифта: - +

Глава 12. Канун новогодних каникул

Приближался конец декабря, и все словно с ума сошли. Целый день учителя заставляют учеников проходить тесты и контрольные, чтобы проверить успеваемость и подвести итог. Также необходимые отчёты со всех клубов, как обычно приходят в самый последний момент, а ведь их необходимо проверить, оцифровать и подготовить должный ответ. К тому же на мозг капает директор, так как он решил провести новогодние праздники со всей семьёй заграницей, а для этого необходимо уехать раньше времени. Короче говоря — дурдом!
Я уже вторые сутки подряд не покидаю школу, а только и делаю, что работаю и работаю. Проклинала тот день, когда, в принципе, согласилась на то, чтобы вступить в этот Дисциплинарный Комитет. Но слегка помогало то, что об этом думала не я одна. Остальные Элвисы думали и бубнили себе под нос то же самое. Я столько новых японских ругательств выучила. К тому же, если я ещё более-менее себя чувствовала после бессонной ночи, как не посмотри на таблетках Шамала, то вот остальные… Для них вторые сутки с непривычки действительно трудные. Даже Хибари был вымотан и безумно зол, хоть и старался скрывать это.
В принципе, бегать не нужно, да и не кирпичи таскаю. Жить можно. Но случилось то, что я боялась больше всего — кончился мой запас шоколада. Вообще сладостей больше не осталось. Ни одной заначки. Единственный выход, это встать и пойти купить себе что-нибудь. Попросить сбегать кого-нибудь — невозможно. В кабинете были только я и Хибари. При этом на каждом из нас работы было предостаточно, чтобы остаться и на вторую ночь без сна. С этим я справлюсь, но вот нехватка сладкого…
Голова стала болеть. Сначала это было терпимо, но тонкий писк в ушах, начинал с каждой секундой усиливаться, напоминая собой сверло, что проникает в мозг. Цвета перед глазами стали блекнуть, превращаясь в чёрно-белую мешанину. Видела только контуры, объекты и их физическую принадлежность, но ни вкуса, ни запаха больше не ощущала. Плохо… Всё очень плохо. Нужно… немедленно купить шоколад или хоть что-то, содержащее сахар.
Медленно встала из-за своего стола и, обхватив голову руками, пошла в сторону выхода. Привычные ощущения реальности искажались с ужасающей скоростью. Снова… снова это происходит. Нет, нельзя этого допустить…
— Куда пошла, травоядное? Разве я разрешал покидать кабинет? Ещё не время для перерыва, — голос Хибари был каким-то отдаленным и таким неважным, но всё же я его услышала и попыталась дать более-менее внятный ответ.
— Я недолго, — постаралась мило улыбнуться, но, кажется, улыбка вышла натянутой и неестественной. Кёя мог подумать, что я просто сбегаю. Лучше скажу правду. — У меня шоколад кончился, и…
— Вернись за стол и продолжай работать, — строго бросил он, отворачиваясь в сторону от своей стопки документов. Словно на этом разговор окочен. — Когда будет обеденный перерыв, тогда и займёшься своими личными делами.
— Нет… Хибари-сан… вы не понимаете… — писк в ушах превратился в ощутимый звон, заглушающий все посторонние звуки вокруг. Сохранять самообладание становится всё труднее и труднее. Теперь болела не только голова, но и глаза, а также шея. Я словно проходила все круги ломки наркомана. Причём такого, который давно сидит на игле. — Мне необходимо…
— Тебе необходимо сесть за стол и закончить работу, травоядное, — в голосе Хибари послышалось раздражение. — Или ты сядешь за стол, или… на этот раз везение будет не на твоей стороне.
— Простите… Хибари-сан… но… — я повернулась к нему спиной и зашагала в сторону выхода, игнорируя все тревожные сигналы, подаваемые измученным сознанием. Однако дотронуться до дверной ручки не успела, как в саму дверь влетела одна из тонф, с оглушающим треском пробивая толстый слой древесины и застревая там.
Этот грохот был последней песчинкой, что перевесила чашу весов моего сознания, и откинуло все сомнения напрочь. Теперь всё стало таким чётким и простым. Никаких «плохо» и «хорошо», никаких «добро» и «зло». Есть только я и неоспоримая логика. Мне необходим шоколад, но передо мной находится препятствие в виде человека Хибари Кёи.
Я осмотрела его.
Завышенное самомнение, физическое превосходство, желание доминировать везде и во всём. От предложения сразиться никогда не откажется, будь его противником ребёнок или женщина. Рост в среднем 169-170 сантиметров, вес приблизительно 58-60 килограмм. Здоровье в отличном состоянии, несмотря на недосып. Раздражён, и это станет причиной его гибели. Надо было раньше от него отделаться. Он лишь препятствие, которое мешает мне мирно существовать.
Вывод очевиден: Хибари Кёя — преграда. Единственный верный ответ — избавиться от него.
Спокойно я подошла к шкафу, за которым мы хранили бутылки с питьевой водой объемом в полтора литра. Взяв одну из них, не спеша открутила крышку и откинула её в сторону из-за ненадобности. Вернулась на удобное для меня положение так, чтобы Хибари был точно перед глазами. Расстояние между нами четыре с половиной метра. Этого достаточно. Если одна из тонф торчит в двери и, как я предполагаю, это оружие с правой руки, то рефлекторно он попытается защититься именно левой. Для большей уверенности швырнула открытую бутылку в Кёю, немного скосив бросок на тридцать градусов левее.
На лице парня мелькнула улыбка удовлетворения. Он давно ждал от меня каких-то «действий», и это явно для него было неким праздником. Однако моё лицо было спокойным и неподвижным. Как и ожидалось, Хибари отшвырнул бутылку левой рукой из-за чего снаряд, кувыркаясь в воздухе, облил водой всё в своём периметре. Теперь вся форма с головы до ног Кёи, его стол и документы, а также большая часть пола в кабинете были залиты водой.
— Значит, решила умереть? — злобно бросил Хибари, усмехаясь при этом. Легко вскочив, он помчался в мою сторону, приготавливая последнюю тонфу, для нанесения удара. Я не двинулась с места и лишь ждала, когда он дойдёт до нужного мне места.
Наконец-то этот момент настал, поэтому, резко схватив настольную лампу со своего стола, выдернула из неё шнур, который был подключён к розетке, и швырнула в образовавшуюся на полу лужу, оставаясь при этом на сухой зоне. Результат не заставил себя ждать. Тело Хибари было полностью в воде, а, как известно, вода прекрасный проводник электричества. Его даже не спасла собственная обувь, ведь и она была покрыта водой.
Свет в кабинете замигал, а всё тело Кёи окаменело под электрической атакой. Каждая мышца сжалась, вены набухли, а челюсти так стиснулись, что он не мог проронить не звука. Я же просто стояла в стороне и наблюдала за тем, как из Главы Дисциплинарного Комитета исходит пар, перемешанный с дымом. В помещении быстро запахло палёным. Но, в итоге, пробки школы не выдержали такого резонанса в электро-системе, и свет во всём здании отключился. Бессознательное тело Хибари обмякло и рухнуло на пол, лицом вперёд. Легкий дымок и периодически искры, до сих пор мелькали вокруг его тела.
Мёртв ли он? Хм… сомневаюсь. Как не посмотри, а парень силён, а значит, скорее всего, просто без сознания. Подошла к проводу, который сама же швырнула. Конец оплавился и прилип к полу, но теперь, когда света в здании не было, он безвреден. Отодрав провод, выдернула его из розетки, свернула в кольцо и швырнула к себе в сумку. Если Хибари не оклемается, не должно быть улик, которые могут привести меня к происшедшему. Более того, протёрла рукавом настольную лампу, смешивая свои отпечатки пальцев. Только после этого спокойно вышла из кабинета и направилась к изначально намеченной цели — в магазин.
Ближе под вечер школа пуста, да и сегодня выходной. Никто не видел меня. А если и видел… мне всё равно.

Только когда в мой желудок поступила значительная порция шоколада, я опомнилась и поняла, что натворила дел. Чёрт! Опять! Опять это со мной произошло! В прошлый раз из-за подобного чуть не погиб мой старший брат. Все дети дразнятся и забирают друг у друга сладости, но я уже тогда, в восемь лет, сумела понять, как избавится от того, кто мне мешает. Самое странное, что никто меня не наказал. Даже разговора по этому поводу дома не было. Да и сам Рома потом шутил, мол, сам дурак и сам виноват, но я то понимаю, что это ненормально.
Правда с того дня в нашем доме никогда не пропадали сладости. Могла кончиться туалетная бумага, хлеб, зубная паста, но не сладости. А теперь что? Проклятие! Необходимо вернуться в школу и проверить как там Хибари. Я же и в самом деле могла его убить. Когда мне становится плохо, мозг отключает эмоциональную часть меня. С этой стороной у меня и так проблемы, а когда я просто действую как машина… Хм…
Но когда Хибари придёт в себя, он будет в ярости. Да уж, теперь мне точно не спастись. Если раньше я его просто не интересовала как противник, то теперь он будет готов уничтожить любого, кто посмел совершить с ним такое. Мне конец! Надо было соглашаться на предложение Дино, отправиться всем вместе в горы и отдохнуть на природе. Сейчас там ребята, наверное, отдыхают. Реборн вместе с ними. Хаято, Такеши… Чёрт! Надо было идти с ними! Но мне почему-то показалось, что все идеи Дино не оканчиваются хорошо. В итоге, всегда получали либо я, либо Тсуна.
А теперь…
Что же мне сказать или сделать такого, чтобы Хибари не убил меня в ближайшие три секунды? Я ему даже гамбургеры купила. Заметила, что он их любит. Чаще всего ими и питается во время обеденного перерыва. Хотя… он, скорей всего, напитает эти бургеры моей кровью и только тогда с удовлетворением их съест. Эх, а побег только поднимет ему аппетит. Всё! Мне конец.
— Серра Дарья? — услышала я мужской голос рядом с собой.
Оторвавшись от своих депрессивных мыслей, я посмотрела на того, кто меня только что позвал. Это был водитель мотоцикла. Лица не видно из-за огромного чёрного шлема. Сам мужчина также был одет в чёрную куртку и брюки. Даже перчатки имелись.
— Да, — ответила я, спокойно. Кто это и что ему надо?
После моего ответа, мужчина расстегнул кожаную куртку и засунул руку во внутренний карман. И как только это произошло, меня словно пчела ужалила. Я отчётливо почувствовала опасность, поэтому сорвавшись с места, помчалась туда, куда глаза глядят. И не ошиблась, так как через пару секунд над моей головой уже разносился грохот от выстрелов. Кто бы это ни был, он пришёл со мной не чай пить.
Резко свернула за угол и побежала как сумасшедшая. Раньше я так бегала только из-за того, что боялась животных, но это совсем иное — это человек. И у него особая цель — убить меня. Сердце отстукивало барабанный ритм, ускоряясь. Прохожие люди от шума выстрелов стали кричать и звать на помощь, ссылаясь, что в городе теракт. Все стали разбегаться в разные стороны, но ведь основной целью была я. Что же делать?
Солнце клонило к закату, окрашивая небо в бисквитно-розовый оттенок. Снега в Японии ещё не было, хотя Новый год на носу. Однако уверенности в том, что я встречу его, практически не осталось. Рычащий вой мотора мотоцикла догонял меня, а стрельба не останавливалась ни на минуту. Только чудом мне удавалось уклоняться от пуль. Кажется, стрелок был не очень метким и попадал то в стёкла, стоящих рядом зданий, то в землю, хотя я также использовала на полную мощность свои инстинкты и вовремя успевала уклоняться. Сейчас они работали на полную мощность. Страх за свою жизнь никогда так ещё меня не охватывал. И подогревалось всё это тем, что помощи ждать неоткуда. Я одна!
Каким-то образом оказалась на детской площадке, где имелась огромная песочница, огражденная невысокой кирпичной кладкой. Ограда едва доставала до колен, но я не обдумывая, прыгнула на землю, прячась за неё. Дыхание стало сиплым, сухим и беспрерывным. Казалось, словно я старый дряхлый старик, что курил с четырёх лет. Бросило в жар. Мысли путались и не могли на чём-либо сосредоточиться. Кто этот человек? Что ему от меня нужно? Откуда он меня знает? Что вообще происходит?
Осмотревшись, я с радостью осознала две вещи: во-первых, эта детская площадка пуста и без детей, во-вторых, она находится недалеко от Средней школы Намимори. Нужно добраться туда. За недолгую работу в Дисциплинарном Комитете, я смогла изучить школу вдоль и поперёк. Используя её как площадку для битвы, смогу хоть немного увеличить шансы выжить.
Мотоциклист кружил по детской площадке, подобно акуле вокруг плота на море, выискивая меня. Необходимо выбрать момент и действовать. Долго я так прятаться не смогу, и он найдёт меня.
— Дар, ты пришла поиграть с Ламбо-саном? — раздался детский голосок над ухом.
— ЛАМБО?! — ахнула я, не веря тому, кто оказался рядом со мной и кого, в принципе, не заметила. Мальчик, в костюме коровы, сидел в песочнице и радостно улыбался тому, что теперь он не один. Однако из-за моего резкого возгласа, мотоциклист сразу же заметил нас и стрельба возобновилась. — Чёрт!
Пришлось хватать Ламбо и бежать в противоположном от мотоциклиста направлении. Одна пуля просвистела в пару миллиметров от головы мальчика, вызвав у него волну злости.
— А?! Кто посмел стрелять в Ламбо-сана? — завопил ребёнок, доставая из головы десятки гранат и швыряя их в сторону преследователя.
Удивительно, но это помогло. Взрыв в песочнице поднял столб тёмно-охристой пыли. Видимость практически равна нулю. Это позволило мне с Ламбо на руках, скрыться за первым же зданием.
— Ламбо, ты должен бежать и позвать на помощь, — приказала я, ставя мальчика на землю.
— Что? Ламбо-сан останется и поможет Дар сражаться! — вопил он во весь голос.
— Нет, Ламбо! — настаивала я. — Ты не в состоянии с ним сражаться! Да и я тоже. Позови кого-нибудь! Реборна, Тсуну, Хаято… Если не сможешь… то просто спрячься.
— Ламбо-сан не трус! — крик мальчика стал слишком громким, и в нашу сторону прозвучала очередь выстрелов, что грохотом врезалась в бетонную стену здания. Ламбо тут же вскрикнул от ужаса, бледнея на глазах и вцепляясь в меня и руками и ногами. — Л… л… л… Ламбо-сан н… н… не боится! Ламбо-сан киллер!
— Нет, Ламбо, — вздохнула я, оглядываясь и прислушиваясь к своим чувствам. Где противник? — Ты всего лишь ребёнок…
— То-лько спо-кой-стви-е… — бубнил Ламбо, после чего разревелся и, выхватив базуку десятилетия, выстрелил себе в голову. В это же мгновение передо мной появился взрослый Ламбо, сжимающий открытую баночку с молоком. — А? — не понял он, но прозвучала очередная очередь выстрелов, разбив бутылку с молоком. — Ой-ёй… — парень также пригнулся. — А возвращаться в прошлое всё опаснее и опаснее. Здравствуй, молодой Советник. Как поживаешь?
— Если не заметил, меня пытаются убить! — злилась я, вскакивая на ноги и несясь как можно дальше от преследователя.
— Хм… — Ламбо с некой ленью осмотрелся. — Пожалуй, так. А кто нападает?
— Не знаю, — вздохнула я, не переставая двигаться, но ответ явился сам. Не успели мы отбежать как можно дальше от детской площадки, как мотоцикл с оглушающим рёвом появился прямо перед нами, с вооруженным водителем сверху.
Всё было словно в замедленной съёмке. Я понимала, что не смогу отскочить в сторону от выстрела, да и убежать не смогу. Вот ствол направлен мне прямо в грудь, а рука незнакомца жмёт на курок. Но свершилось невозможное, и я почувствовала резкий толчок в бок. Ламбо успел оттолкнуть меня в сторону, и выпущенная пуля только слегка царапнула правое предплечье.
— Советник, беги! — приказал Ламбо, когда я, лёжа на земле, обернулась на своего спутника. — Я задержу его! — парень был настроен серьёзно. На голове уже имелись рога, через которые заметно проскальзывало электричество.
— Ламбо, но…
— Беги! — повторил Ламбо. — Это Ищейка. Наёмный убийца ранга «С». Тебе с ним не справится. Я дам немного времени, но у тебя меньше пяти минут. Быстрей! — мотоциклист понял, что его пытаются задержать и направил пистолет в мою сторону, решив выстрелить снова, но Ламбо не позволил подобному свершиться, напав первым. — Быстрей!
Доверившись взрослому Ламбо, я вскочила на ноги и побежала со всей силы, стараясь не думать ни о чём. Однако я понимала, что победить его Ламбо не сможет в уложенное время. Дорога каждая секунда.

Ноги сами привели меня обратно к пустующей Средней школе Намимори. План созрел быстро, однако, он был недоработан. Я знала, где Гокудера хранил свой запасной динамит на тот случай, если он ему понадобится очень срочно прямо во время занятий. Но даже предположить не могла, что этим тайником воспользуюсь я лично. Хотелось сразу связаться с Реборном. Он бы точно что-нибудь придумал и вытащил меня, но, к сожалению, сумку с телефоном и покупками я потеряла в первую очередь.
Открыв шкафчик Гокудеры, я достала его пояс от начала до конца забитый динамитными шашками. Парень обычно носил его под одеждой, надевая на голое тело, но мне и так сойдёт. Тут даже пачка сигарет с зажигалкой была. Что ж… не уверена, что знаю как этим пользоваться, но это лучше, чем вообще безоружной быть.
Я уже хотела покинуть первый этаж школы и выбежать на улицу, со стороны спортивной площадки, но не тут то было. В конце коридора возникла человеческая фигура. Это был Хибари Кёя. Он жив. Жив и очень зол. Чёрт! Не так я представляла своё извинение. В руках парень уже сжимал тонфы. Выражение лица было каменными, но блеск серых глаз говорил о многом.
— Хочешь убить меня? — спросила я первой. Парень не ответил, лишь губы слегка дрогнули в лёгкой усмешке. По спине пробежала небольшая рябь дрожи, символизирующая о приближении главного злодея. — Что ж, — вздохнула я, выхватывая из пояса динамитную шашку, — вставай в очередь.
Это немного удивило Хибари. Он ясно понял, что зуб на меня точит не он один, но когда стёкла в окнах стали разбиваться вдребезги от выстрелов, рефлекторно пригнулся в поясе, высматривая «очередную жертву». Этот мотоциклист не сдавался. Что он сделал с Ламбо? Выглянув краем глаза из-за стены, я заметила, что мальчик-корова его изрядно потрепал. Кожаное одеяние местами расплавилось и порвалось. Но теперь у убийцы в руках был не пистолет, а автомат, который он спокойно пускал в ход, разнося всё во круг. Только бетонные стены давали мне немного спасения.
Страшно. Очень страшно! У меня тут нет союзников. Нет поддержки, но зато имеются двое, которые желают отвинтить мне голову. Правда, у одного на то есть веская причина, но не будем об этом. Остаётся вопрос: что сделает Хибари? Будет атаковать нас обоих? Ведь я уверена, после того, что сделал мотоциклист со школой, он его в живых оставлять не намерен. Или же объединится на время с кем-нибудь? Что-то, вроде, «враг моего врага…» и так далее. Ух, хотела бы я его к себе в союзники, но… хех, скорее он пожмёт руку этому парню в шлеме, чем поможет мне. Будем реалистами.
Выстрелы не прекращались, а я и Хибари, просто пригнувшись в коленях, смотрели друг на друга. Даже слова не произносили. Ждать чего-то бессмысленно. Встав на колени, я поползла прямо по битому стеклу в сторону лестницы. Мне нужен обзор, а крыша школы, для этого идеально подходит. Позади послышался треск стекла. Хибари двигался? Точно, он следует за мной. Думаю, избавится вначале от меня, потом перейдёт к самому сладкому. Чёрт! Он движется намного быстрее меня. Скоро догонит. Делать нечего.
Я прикуриваю сигарету, кашляя от того, какая это всё-таки гадость и поджигаю фитиль динамита. Хибари на миг остановился. Видно, он также понял, что я могу убить и его, швырнув шашку в конец коридора. Но нет. Сейчас убивать парня не намерена. Да я, в принципе, убивать никого не хочу. Я хочу выжить! А для этого мне необходимо отвлечь стрелка. Когда фитиль практически догорел, я швырнула его в сторону мотоциклиста, при этом довольствуясь, что динамит летит точно в цель.
Прозвучал взрыв. Стрельба прекратилась.
Резко вскочив на ноги, я помчалась в сторону лестницы. Не успела забраться и на первый пролёт, как почувствовала, что меня пытаются схватить за ногу. Хибари быстр. Очень быстр. Адреналин резко подскочил давление в крови, что послужила инстинктивной защите, а именно я с разворота ударила парня ногой по лицу. Кёя не упал, но отшатнулся назад, позволив мне продолжить путь. Но ненадолго.
Я даже до второго этажа добраться не успела, как стрельба возобновилась. И звучала она из конца коридора. Убийца здесь.
Кёе пришлось выбирать, кого ликвидировать первым, и выбрал он того, что представлял большую угрозу — незнакомца с огнестрельным оружием. Парню удавалось уклоняться от всех выстрелянных в него пуль, и вот когда он добрался до самого мотоциклиста, Кёя нанёс сокрушительный удар тонфой по шлему, оставив глубокую вмятину. После такой даже не выживают. Наёмник упал на пол и больше не вставал. С одного удара. Всего с одного удара он избавился от того, кто гнался за мной от магазина по всему городу! Пора признать, что против Кёи у меня нет и шанса. Особенно учитывая, что я не хочу его убивать. Ладно, песенка спета.
Спустилась обратно в коридор и спокойным шагом подошла к мотоциклисту. Кёя не спускал с меня взгляда.
— Я не убегаю, — подняла я руки вверх, отшвырнув предварительно сигареты и зажигалку. — Дай лишь минутку.
— Последнее желание? — усмехнулся Хибари.
— Считай, как хочешь, — вздохнула я, после чего наклонившись к наёмнику, сняла шлем с головы. Он подался не сразу, но всё же получилось. Это был обычный мужик лет тридцати четырёх, с темной кожей и волосами. Иностранец. Не сразу, но он пришёл в себя. — Кто ты и зачем напал на меня? — спросила я его на японском.
Наёмник молчал, поэтому я задала тот же вопрос на итальянском. Снова тишина. Тогда перешла на ломанный английский, так как с ним у меня проблемы. Мотоциклист опять молчал. Последняя попытка, и я задала тот же вопрос на русском.
— Ты Серра Дарья! — произнёс мужик, поняв меня на русском.
— Это так, но кто ты? — продолжала я. — Ты наёмник? Кто тебя нанял? Зачем?
— Существование Представителя семьи Серра очень опасно. Главами нескольких мафиозных семей было принято устранить тебя.
— И чем я могу быть опасна, чёрт бы вас побрал? — перешла на крик, схватив незнакомца за грудки. — Я всего лишь школьница, которой исполнилось недавно пятнадцать! Чего вам всем от меня надо?
— Это пока ты школьница, — усмехнулся мужик. — Но чем ты старше, тем большую опасность представляешь. Мне было приказано действовать только в том случае, если ты попытаешься впервые кого-то убить. Если бы ты действительно жила мирно, то так бы и не узнала обо мне.
— Что? Попыталась впервые убить? — я украдкой посмотрела на Кёю, что всё это время молча следил за нами, продолжая сжимать тонфа. — Но он жив!
— Хех, просто повезло, — смеялся незнакомец.
— Да кто ты, чёрт возьми? Кто хочет моей смерти? — я чувствовала, что от сегодняшнего напряжения, моё тело потихоньку начинает трясти. Руки дрожали, а небольшая ранка на правом предплечье, стала давать о себе знать, распространяя жгучую боль по всей руке.
— А зачем это знать тому, кто сейчас и так умрёт? — улыбка мужчины стала какой-то безумной и дикой. Он что-то задумал. Не теряя время, я резко дёрнула за змейку кожаной куртки и распахнула её, насколько это было позволительно. Моему взору предстала небольшая самодельная бомба с таймером, который истекал через несколько секунд. Смех наёмника стал ещё громче и безумнее.
— Чёрт! Ложись!!! — крикнула я Кёе, вскакивая с места и прыгая на него, валя на пол. Каким-то чудом при падении мы проникли в открытый кабинет, но взрыв всё равно оглушил меня, подобно рыбе в воде. В голове возник тонкий и протяжный звон. Всё стало каким-то медленным. Безумно захотелось спать. Перевернувшись на спину, я ещё несколько секунд оглядывалась по сторонам. Видела, как Хибари Кёя встал над моим телом в полный рост и наблюдал со спокойным выражением лица. Хм? Ну, вот теперь мне точно конец. Ай, ну и ладно… высплюсь хотя бы.
Моё сознание отключилось.

Когда я открыла глаза, то первая мысль, которая меня посетила, это — «Я до сих пор жива?». Более того, я поняла, что нахожусь дома с перебинтованной рукой и мелкими ранами на теле.
— Эм… — протянула я, удивляясь происходящему. Разве Кёя не хотел меня грохнуть? Тем более у него был такой идеальный шанс.
— Чаосс! — прозвучало у изголовья кровати. — Как и ожидалось с наступлением темноты, ты пришла в себя.
— Реборн! — удивилась я. — Ты тут? Я думала вы с ребятами в горах.
— Так и было, но со мной связался Хибари, и мне пришлось вернуться, — малыш прыгнул мне на колени, чтобы нам было удобнее разговаривать. — Ну и натворила же ты дел, Дар…
— А? — только и смогла произнести. — Хибари с тобой связался?!
— Ну да, — кивнул Реборн. — Я же твой опекун. Почему, когда на тебя напали, ты сразу мне не позвонила?
— Не было возможности, — начинала злиться я. — Лучше скажи, кто это был? Наёмник? Какого чёрта?
— Об этом можешь не беспокоиться, — сказал Реборн, похлопав по колену. — Семья Вонгола уже обо всём позаботилась. Они усилят бдительность, так что можешь и дальше продолжать спокойно учиться.
— Но… Хибари… Что он тебе сказал?
— Хм? — этот вопрос немного удивил малыша. — Сказал, что за тобой гнался нарушитель, которого ты привела в школу. Именно поэтому покрытие всех расходов на ремонт школы перепадает на плечи Вонголы. Но и этим мы уже занимаемся. К Новому году всё будет готово. Никто ничего и не заметит.
— И всё? — насторожилась я. — Больше он точно ничего не сказал?
— Ну, передал, что пока ты можешь оставаться дома и лечиться, раз так случилось, — задумчиво произнёс Реборн. — Так что отдыхай. Для тебя наступили Новогодние каникулы. Кстати, Тсуна приглашает встретить праздник у него дома. Ты как?
— Я — пас, — вздохнула я. — Слишком устала. Лучше встречу его тут и высплюсь.
— Дело твоё, — малыш спрыгнул на пол и направился к выходу. — Если что-то надо — звони. И ещё, — Реборн как-то мрачно усмехнулся. — Идея использовать динамит Гокудеры не такая уж и плохая, но в следующий раз загляни в подсобку на первом этаже в восточном крыле. Там я припрятал несколько пистолетов и автоматов из своей коллекции.
— Госпади… Да о чём ты?! — воскликнула я. — Я и стрелять-то не умею!
— Ну… динамитом ты тоже пользоваться не можешь, но получилось неплохо, — пожал Реборн плечами. — Правда Гокудера и зол, и рад одновременно. Зол от того, что ты взяла без спроса и знаешь о его тайнике, и рад от того, что он тебе помог.
— А что с Ламбо? Он мне тогда помог и…
— Ламбо хоть и выглядит тупой коровой, но довольно вынослив и уже давно сидит дома у Тсуны, поедая ужин.
— А… тогда всё хорошо, — я вернулась в лежачее положение, медленно выдыхая. — Наверное, всё хорошо…
В голове была ещё сотня других вопросов, но спустя какое-то время я поняла, что не хочу знать на них ответов. Не хочу знать того, кто был этот наёмник и остался ли он жив. Не хочу знать, почему я сама жива, хотя была уверена, что до следующего года не доживу. Не хочу знать, что творится в голове у Хибари, ведь он, скорей всего, в ярости. Не хочу знать, почему он умолчал про тот случай, в кабинете Дисциплинарного Комитета. Не хочу знать, как дела у Тсуны с ребятами после пикника в горах. Вообще ничего не хочу знать.
Просто рада уже тому, что пережила этот день. Ещё одно событие, которое необходимо переложить в мой мысленный аквариум и забыть. Начались долгожданные каникулы. Интересно, а что мне потом написать в сочинении «Как я провел зимние каникулы»? Думаю, про наёмника писать не стоит. И вообще… думаю, после новогодних праздников надо как-нибудь попробовать свалить из Дисциплинарного Комитета.
Ой, чует моя жо-жо, что Хибари будет мстить.



Зозо Кат

Отредактировано: 15.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться