Омерта Советника

Размер шрифта: - +

Глава 19. В новый раз в новый класс

Сезон цветения сакуры ещё не прошёл, а все школьники уже вновь мчатся в школу. Начался новый учебный год. В японских школах принято постоянно перетасовывать учеников, как карточную колоду, поэтому вероятность того, что мой класс выйдет в том же составе, маловероятна. Для удобства школьников списки с классами вывесили на уличные стенды перед школой. Теперь там толпились ученики, выискивая свои фамилии, через которых пройти было довольно трудно.
В прошлом учебном году я числилась в первом классе Средней школы Намимори корпуса «А». То есть 1-А. Сейчас же должна быть во втором классе, и надеюсь, что со мной будет хоть кто-то из знакомых. Может Ямамото? Я уже привыкла ему вечно помогать в учёбе. Было бы забавно, если бы вновь учились вместе.
Наконец-то толпа немного разбежалась, и я шагнула к первому списку второго класса корпуса «А». Хм… Тут и Гокудера, и Тсуна, и Ямамото, и Сасагава… Все, с кем общалась, остались в том же классе. Но… меня в этом списке нет. Более того, в следующих двух списках «В» и «С» меня тоже нет.
— Что за ерунда? — вырвалось у меня. Неужели оставили на второй год из-за пропусков? Но ведь я сдала все тесты и экзамены. Такого просто не может быть.
Просмотрела вновь все списки вторых классов. Всё равно не нашла своей фамилии. Решила рискнуть и посмотреть в список первоклассников, где числилась раньше. Там меня тоже нет. Да что такое? Неужели просто забыли отметить?
— Эй! Дар, привет! — послышался радостный голос Ямамото. Парень был не один. С ним как обычно шёл всем недовольный Гокудера, который только и успевал, что выпускать клубки сигаретного дыма. — Смотрю ты наконец-то в обычной школьной форме. Тебе идёт.
— Хах, спасибо, Такеши, — улыбнулась я, принимая комплимент. Да, форму Дисциплинарного Комитета пришлось вернуть. А что поделать? Как говорит Хибари — правила есть правила. Я проиграла в конкурсе с веерами, теперь должна покинуть пост.
Правда, ребята до сих пор не успокоятся. Всё время вспоминают тот танец и говорят, что были поражены красотой исполнения. Ямамото его даже на телефон снял и разослал видео всей нашей тусовке. Включая детей. Да что там, даже Гокудера признал, что выступление ему понравилось. Только это признание больше было похоже на пытку, но всё равно. Главное факт.
Я же сама это выступление исполнила и постаралась забыть. Было, и ладно. После него разве что только неприятный осадок остался, от которого хотелось избавиться в первую очередь. Но на всё нужно время. 
— Ну, в каком мы классе? — спросил Ямамото, подходя ближе и вчитываясь в список. — О! Я в 2-А. Классно! Повезло.
— Хм-м-м… — протянул Гокудера, нахмурив брови. — Есть! Я и Десятый тоже в 2-А!
— Круто! — отозвался бейсболист. — Мы вновь все вместе.
— Не совсем, — вздохнула я. — Моей фамилии тут нет. Похоже, меня не внесли в список.
— А ты везде смотрела? — фыркнул Хаято. — Вполне возможно, что просто перевели в другой класс.
— Об этом я подумала в первую очередь. Нет, — отрицательно покачала головой. — Нигде нет.
— ЭКСТРИМАЛЬНОГО ДОБРОГО УТРА! — проорало нечто, сносящее мои перепонки к чёртовой бабушке. Сасагава Рёхей также подошёл к стенду и всмотрелся в список. — Отлично! 3-А!
— Семпай?! — удивился Ямамото. — А разве вы не закончили среднюю школу?
— Кстати, да, — согласилась я. — Во время выпускного, я лично видела, как ты выступал с прощальной речью.
— Ха-ха-ха! — засмеялся Рёхей. — Ну, выступить я выступил, но оказывается, что я был во втором классе, но забыл.
— А?! — вот это было неожиданно, но уж больно похоже на Рёхея. Вот только, как можно забыть в каком ты классе?
— О! Дар, а ты теперь со мной в классе? — спросил Сасагава продолжая читать список учеников на этот год класса 3-А.
— ЧТО?! — удивились все, не веря словам боксёра.
Для подтверждения своих слов Рёхей указал пальцем на мою фамилию, которая действительно числилась в списке третьеклассников. Дамы и господа, я официально третьекурсница. Внизу списка даже имелась сноска, в которой говорилось, что «за все заслуги перед школой, а также за высокую успеваемость, школьный совет учителей решил поощрить Серру Дарью, и позволил ей перескочить один учебный год вперёд». То есть да, я теперь учусь с Сасагавой Рёхеем и Хибари Кёей в одном классе.
От такого поворота событий я потеряла дар речи. Стояла перед доской со списком и прочитывала фамилии снова, снова и снова. Вдруг ошиблась? Вдруг это всё сон? Вдруг галлюцинация?
— Это экстремально круто! — хмыкнул Рёхей. — Видно, ты довольно умна, раз смогла совершить подобное. Поэтому я должен спросить, не желаешь вступить в клуб Бокса?
— Рёхей… не сейчас… — одними губами произнесла я, чувствуя себя в некой прострации. То, чего я так не хотела, всё же случилось. И что мне теперь делать?
Сасагава ещё что-то говорил по поводу своего боксёрского клуба, но его совершенно не слушала, как и остальные парни, поэтому он попрощался и побежал в сторону первоклассников, пытать счастье у них. Гокудера был так удивлён этим фактом, что выронил сигарету. Ямамото просто хлопал глазами с открытым ртом.
— Ну и ну, — наконец-то произнёс бейсболист. — Наверное… нам стоит поздравить тебя, Дар. Жалко, конечно, что времени будем меньше проводить, но…
— Кого ты поздравлять собрался, бейсбольный идиот? — злился Хаято. — Тут нужно немедленно всё рассказать Десятому и Реборн-сану. Советник должен быть всегда рядом с Боссом Вонголы.
— Ха-ха-ха, ты всё об этой игре… — улыбнулся Такеши, чем вызвал у меня непреодолимое желание ударить его по лбу. Неужели он до сих пор слепо верит, что всё это игра в Мафию? Везучий человек.
Гокудера также не смог оставить слова Ямамото без внимания и стал огрызаться ещё сильнее, но я их уже не слушала. В моей голове жужжал рой мыслей из положительных и отрицательных сторон нынешнего положения. Так, для начала о минусах: во-первых, я не смогу проводить времени с ребятами, к которым успела привыкнуть. Особенно нравилось в компании Ямамото во время урока кушать свои бенто, не дожидаясь обеда. У нас даже появился свой личный жест символизирующий «Приятного аппетита!».
Во-вторых, придётся налаживать отношения с новым классом и учителями. Опять проходить через эту волну избегания, недоверия и тупой неприязни. Не только от одноклассников, но и от учителей. Как не посмотри, а мне всю жизнь чужое доверие, у обычных людей, приходится заслуживать.
В-третьих, это вечно придётся пересекаться с Хибари Кёей. Вот этого мне не хотелось больше всего. Признаю, что до сих пор испытываю злость в его сторону. Это меня слегка смущает, так как в обычных ситуациях, я бы и глазом не моргнула. Плевать, но тут… не знаю. Просто каждый раз, как вспоминаю тот вечер после конкурса, хочется взять что-нибудь потяжелее и ударить парня. Хотя, возможно, я просто стала мало есть шоколада. Да, необходимо определёно перекусить, пока занятия не начались.
Теперь же поговорим о плюсах: во-первых, если я закончу раньше Среднюю школу Намимори, то наконец-то смогу двигаться дальше. Возможно, даже перескачу старшие классы и сразу же поступлю в какой-нибудь вуз. Для этого, конечно, придётся попотеть. Ведь в Японии с этим строго. Но если всё получится… Оно того стоит.
Во-вторых, появится хоть небольшой, но шанс свалить отсюда. Да, я ещё не до конца избавилась от надежды разорвать все узы с мафией. Меня, в конце концов, никто не спрашивал. А если и спрашивают, я всегда говорю чёткое «Нет!», но разве их это на самом деле волнует? Ага, как же…
В-третьих, хоть я и не люблю что-либо менять в своей жизни, и иду на это с огромным трудом, думаю, такая перемена только в плюс. Смогу по-новому взглянуть на положение дел и, в случае удачи, вовремя свалить.
Неожиданно почувствовала, как меня по обе стороны плечей резко притеснили. Это было довольно грубо, из-за чего я чуть не свалилась вперёд, поцеловав список распределенных учеников. Хотела уже начать ругаться, посчитав, что тому виной Хаято и Такеши, но голос откуда-то сверху над моей головой, полностью развеял эту мысль:
— Ну что, Серра, будем одноклассниками? Хы-хы-хы… — голос был груб и низок, напоминающую пароходную трубу. — Не волнуйся, мы позаботимся о тебе. Не так ли, Фано?
— Ага, — тут же произнёс второй голос, не уступающий по грубости первому. — Теперь можешь называть нас с Нусо своими семпаями.
Сделав шаг назад, я посмотрела на своих «собеседников». Мне эта парочка ой как знакома. В то время, когда я работала в Дисциплинарном Комитете, они были первыми, чей клуб я просто напросто закрыла. Они просто просили деньги, но ничего для этого не делали. Пытались открыть ещё несколько клубов, но все их заявки были глупы и не обоснованы, поэтому я всегда отказывала. Ещё с прошлой осени на меня зуб точат. Но тогда они не могли мне что-либо сделать из-за того, что я являлась членом Дисциплинарного Комитета, а сейчас у них этой возможности предостаточно, так как «крыши» над головой больше нет.
Поискала глазами Гокудеру и Ямамото. Эта парочка так увлеклась спором, что ничего не замечала вокруг себя. Более того, намеревалась идти и искать Тсуну, так что надеяться на помощь не стоит. Однако разве стоит переживать? Как не посмотри, а мы находимся на центральном дворе школы. Тут кругом ученики и учителя, да и парочку Элвисов видела. Не думаю, что они рискнут нападать на меня сейчас.
Два высоких парня с довольно крупным телосложением, темные короткие волосы, пухлое лицо. Фано и Нусо Сэдзуки. Вроде бы, не родные братья, но какие-то дальние родственники, если не ошибаюсь. Из вполне обеспеченной прославленной семьи бизнесменов, которые финансируют школу. Однако также слышала, что родители у них строгие и редко балуют детишек. Вот они и клянчат средства, откуда можно, не желая работать. Золотая молодёжь, одним словом.
— Думаю, я и без вас спокойно разберусь, спасибо, — с мягкой дежурной улыбкой ответила я и постаралась уйти, но на мои плечи резко легли крепкие руки парней, не давая сделать и шагу.
— Нет, ты только послушай, Нусо?! — возмущался Фано. — Мы ей помощь предлагаем, а она нос воротит. Что, не нравимся? Не достаточно хороши? А ведь сама на недавнем конкурсе даже третьего места не заняла. И чем ты лучше нас? Да это ты должна на коленях ползать и помощь выпрашивать! Думаешь, мы о тебе ничего не знаем, полукровка? Проиграла потому, что не являешься японкой, а кто ты на самом деле? Итальянка? Русская? Ты и сама толком не знаешь. Одним словом — дворняга, без рода и племени.
— Хы-хы-хы, ага, — поддакивал Нусо. — Также слышал, что от неё родители отказались и сбросили, как ненужный хлам.
— Вот-вот, — закивал Фано. — Так что лучше тебе усмирить свой гонор, милочка. И попытайся подружиться с нами, а мы, может, так и быть, снизойдём на милость, — пальцы парня медленно прошлись по моим волосам, слегка прикасаясь к овалу лица. Я не шелохнулась, продолжая со спокойным, слегка сонным взглядом наблюдать за парнями. Вокруг нас царила мёртвая тишина. Люди, не сдерживая любопытства, толпились всё сильнее и сильнее. Каждого интересовало то, что происходило около стенда со списками. Но никто не смел проронить и слова. Прислушивались. — Думаешь, с твоим происхождением ты чего-то добьёшься? Открою тебе глаза на реальность, но чтобы быть кем-то, надо родиться кем-то, полукровка!
— Хы-хы-хы! — хихикал Нусо, который, походу, был не очень-то далёким.
Эх… мне определёно нужно что-нибудь съесть. Настроение, когда ты не завтракаешь в такой важный день, всегда ниже плинтуса. Спокойно, не совершая резких движений, опустила руки к сумке и, открыв её, достала неоткрытую пачку шоколадных палочек. Надорвала картонную коробочку сверху, после серебристый пакетик внутри и, достав одну палочку, спокойно сунула её в рот, зажав между зубами. Всё это было так медленно, что монотонно, что за это время можно было убить меня раз десять, причём десятью способами, но парни этого не сделали. Публики боятся.
— Вы всё сказали? — сухо спросила, смотря в глаза к каждому. Судя по напряженным жилам у виска каждого, а также взмокшему лбу, я их одновременно и раздражала, и пугала, но, видно, злила больше, раз парни решились на то, чтобы унизить меня прилюдно. — Что ж… — тяжело вздохнула. — В ваших словах есть доля истины. Я действительно не выиграла на танцевальном конкурсе и являюсь полукровкой. Наполовину русская, наполовину итальянка. И, скорей всего, в ваших чистокровных глазах, со старинной семейной историей, выгляжу не важнее комара, которого надо прихлопнуть. Но вот один удивительный факт, — послышался скрежет зубов и скрип натянутой кожи на кулаках. Они готовы были вот-вот сорваться и ударить меня, но чувство самосохранения всё ещё сдерживал парней. — Вы знаете, что чистокровные породы животных со временем тупеют и приносят хилое, нездоровое и временами уродливое потомство? В Древнем Египте у королевской семьи в погоне за чистотой крови, стали рождаться настолько уродливые дети, что про них до сих пор слагают легенды и мифы. Притом у дворняжек всегда выделялся особый ум, интуиция и иммунная система, при которой большинство болезней просто обходит стороной. Так вот… к чему это я? Лучше уж я буду бездомной дворнягой, у которой нет ни рода, ни племени, чем таким имбецилом как вы, ребята. Тем более, учитывая последний суммированный результат тестов за прошлый учебный год, который вывешивают в центральном коридоре, я нахожусь на первом месте. А вот вас не припомню и в первых пятидесяти фамилиях.
Лица двух парней надо было видеть. Их кожа побагровела и стала похожа на свёклу. Из ушей разве что не валил пар. А плечи сотрясались в лютом неудержимом гневе. Особенно подливало бензин в костёр то, что многие школьники, что слышали меня, стали хихикать. Сначала один, потом другой, третий — и вот уже вся толпа безудержно хихикает над этими двумя парнями.
— Да кем ты себя возомнила?! — взревел Фано, сделав шаг в мою сторону и схватив одной рукой за красный бантик на шее, а второй размахивая кулак, чтобы нанести по лицу. Всё бы так и произошло, если бы в самый последний момент, в горло парня не уткнулся наконечник катаны.
— Ну-ну, — послышался расслабленный весёлый голос бейсболиста. — Не стоит так разговаривать с девушками. Они всё-таки хрупкие и слабые существа. Пожалуйста, семпай, уберите руку.
— Ты что не понял, урод? — послышался ещё один ворчливый голос с ароматом табака. — Грабли свои убрал! Или мне их тебе подорвать к чертям?
— Ямамото Такеши и Гокудера Хаято… — злобно бросил Фано, всматриваясь в моих защитников, но бантик на шее не отпустил. Он готов был с ними драться, но сначала разобраться со мной.
— Фано, уходим, — зашептал Нусо, хлопая своего кузена по плечу. — В эту сторону идёт Глава Дисциплинарного Комитета. Скорее! С ним лучше не сталкиваться.
— Чёрт… — фыркнул парень, наконец-то отступив и убежав с кузёном за территорию школы. — Ещё увидимся, Серра, — бросил он мне через плечо, ясно дав понять, что это не последняя наша встреча.
— Прекратите толпиться, — послышался ледяной голос Главы Комитета, но его самого пока не было видно. — Или вы хотите, чтобы вас всех исключили?
Школьники не решались лишний раз злить Хибари Кёю и тут же начали разбегаться в разные стороны. Мы тоже решили не задерживаться. Вернее, парни просто подхватили меня под руки и со словами — «Надо найти Тсуну» утащили прочь. Краем глаза всё же успела заметить фигуру Хибари. Он остановился около распределительного списка, с вниманием изучая его, но на этом всё.

Тсуну мы нашли быстро. Он как раз направлялся в сторону корпуса «А». Но вот только на этот раз он был не один, а в компании какого-то ненормального парня. Растрепанные волосы в стиле панк, чёрный ошейник с шипами, одежда выглядящая так, словно побывала на переработке, причём неоднократно. Кругом заклёпки, булавки, местами даже торчит скотч. Точно какой-то ненормальный. И смеётся чересчур громко.
— Эй, Десятый! — позвал Тсуну Гокудера. — Мы снова вместе! Правда, жаль, что придётся учиться вновь с этим Бейсбольным Идиотом…
— Эй-эй! — бросил Такеши, выражая легкое негодование.
— Ну… не совсем вместе, — вздохнула, почесав затылок. — Я пошла чуточку дальше.
— Дар, я видел и… Что же делать? — воскликнул Тсуна. — Может рассказать Реборну?
— Думаю, он и так в курсе, и не считает это проблемой, — отмахнулась от паники парня. По правде сказать, не удивлюсь, что в этом замешана его чёрная лапа. Ведь, чтобы совершить такое необходимо разрешение одного из родителей или опекунов. И раз подобное уже произошло, опекун своё разрешение оформил. Ладно, подумаю над этим позже. В принципе, меня такой расклад устраивает. Ещё один год, и поступлю туда, куда сама захочу. — Важно другое, кто этот парень?
— Тоже хотел это спросить, — кивнул Гокудера, выпуская небольшое облачко сигаретного дыма.
— О! Так вы члены семьи Савады-чан?! Отлично! — воскликнул незнакомый парень, размахивая руками, подобно мельнице. — Я представлюсь. Я — Восьмой преемник семьи Томасо на место лидера! Найто Лонгчемп.
— ЧТО?! — воскликнул Гокудера, сразу же насторожившись.
— Да ладно? — устало вздохнула я, потирая переносицу. — Очередной ненормальный из мира мафии? Нет уж… увольте… ничего не хочу знать, — собиралась уйти, но этот Найто не позволил пройти мимо.
— Нет-нет! — затараторил он. — Ты же Серра, верно? Серра Дарья! Представитель семьи Серра. Ох, в своё время один из Представителей данной семьи чуть не уничтожил семью Томасо, — он говорил всё это и смеялся как ненормальный. — Томасо и с Вонголой вели войну в течении двух поколений и, может быть, воевало дальше, если бы не Серра. Вмешательство третьей семьи перевесило чашу весов не в пользу Томасо. Хотя, насколько мне известно, в то время Серра и с Вонголой не очень хорошо ладили. Однако, с тех пор всех Боссов Томасо звали Лонгчемп.
— И зачем мне эта информация? — с безразличием спросила я. — Раз ты стоишь передо мной, значит Серра и Вонгола раньше плохо справлялись с задачей «уничтожения».
— Вай! Как холодно! — воскликнул парень, делая шаг от меня, обхватывая себя за плечи, не прекращая улыбаться. — Столько льда в твоих словах! Нельзя же быть столь колючей! Савада-чан, и как ты с «такой» встречаешься?
— Мы не встречаемся, — одновременно монотонно произнесли мы с Тсуной. С такой тональностью спокойно можно было говорить «Похоронное бюро», но просто за всё время, что мы с Тсуной знакомы, эта фраза выработалась до автоматизма.
— Что ты здесь делаешь?! — насторожено спросил Хаято, медленно направляя ладонь за спину, где были спрятаны динамитные шашки.
— Как что? Конечно же, я ученик! Я ж местный! Свой в доску! — воскликнул радостно парень. — Ребята, вам не кажется, что это невероятное совпадение? Как это удачно, правда? Мы все из мафии, так что будем вместе!
— Ничего подобного! — фыркнула я. — Меня затащили в этот дурдом насильно. На меня не рассчитывайте.
— Говорил уже! — повысил голос Тсуна. — Я не такой, как ты…!
— Да! — вклинился Гокудера. — Не сравнивай Десятого с таким отбросом, как ты!
— Лонгчемп определёно лучше! — неожиданно послышался крик мужика со стороны. Только сейчас я заметила, что рядом стояли ещё три подозрительные личности. Но орал самый центральный из них. Выглядел как высокий, тощий, сорокалетний мужик в костюме школьника. Даже страшно от того, что подобного пропустили на территорию школы. — Лучше, чем как-там-его Босс Вонголы.
— Э-э-эм… — протянула я, косясь на Тсуну. Тот уже готовил порцию щенячьих глаз в мою сторону. — Ну уж нет, разбирайся сам. Я теперь третьекурсница. Addio!
Повернулась к парням спиной и быстрым шагом помчалась в сторону корпуса. Вот-вот должен был прозвенеть звонок, а я ещё даже нужного кабинета не нашла. И какая у меня парта?
— Ха-ха-ха, — послышался смех Ямамото, который всё это время молчал. — Хотя я немного смущён, но в новом классе похоже будет интересно.
А этот как всегда всё не так понял. Как же я ему порой завидую…

Поднявшись на второй этаж, отыскала кабинет, над которым висела табличка «З-А». С первого взгляда поняла, что ничем особенным старшеклассники не отличаются. Все те же школьники и те же социальные правила. Девочки обычно держатся вместе, иногда делясь по группам. Парни также разбились на интересы. Где-то слышно стрекотание и хихиканье сплетниц, где-то хохот парней, а вот и сам Сасагава Рёхей стоит около доски и боксирует в воздухе. Просто разминка, но взгляд вполне сосредоточен. И тут он заметил меня.
— О! Серра, это ты! — голос парня был также громок, но, видно, после небольшой тренировки он сбросил пар и теперь мог говорить на тон ниже. — Уже знаешь, где сидишь?
— Нет, — призналась я, спокойно заходя в кабинет.
Многие обратили на меня внимание, оторвавшись от своих дел. Кто-то смотрел с безразличием, кто-то с любопытством, кому-то лишь одного взгляда хватило, а после тут же вернулся к своим делам, но были и те, у кого на лице сразу читалась неприязнь. Пока слабая, но уверена, она будет расти.
Хибари Кёи тут не было. Как после я узнала, он вообще очень редко посещает занятия. А в прошлом году вообще был от силы два-три раза. И то, лишь по той причине, что один из его одноклассников провинился перед Дисциплинарным Комитетом.
— Будешь сидеть вон там, — улыбаясь, ответил Рёхей, указывая на самую последнюю парту в первом ряду. Не около окна, но почти то же самое, что и в прошлом году. Сойдёт. — Позади меня, — добавил парень. — Мне Киоко много про тебя рассказывала. Ты не стесняйся, если что-то надо — обращайся. Я экстремально помогу тебе!
— Эм…
Довольно странное предложение. В сущности, мы с Киоко никогда особыми подругами не были, но общались неплохо, и то, в основном из-за Тсуны. Пару раз я ей помогала в уроках, но это происходит со всеми, в конец концов, одноклассницами были. Но раз Киоко обо мне хорошо отзывалась, значит, я ей каким-то образом понравилась. Вообще, Сасагава Киоко была одной из тех, кого я практически не интересовала. Думаю, если бы не общий круг общения, мы бы вряд ли вообще стали разговаривать.
Однако, что касается Рёхея… Будем честны, парень мозгами не вышел. Он силён, храбр, добр, но глуп. А учитывая то, что на меня тут уже парочка ребят точат зуб, было бы просто замечательно, если бы в З-А классе появился такой сильный, не побоюсь этого слова, друг, как Сасагава Рёхей. Тем более, он и сам не против завести приятельские отношения. Походу, он как и его сестра Киоко не чувствует моей ауры, что только мне в плюс.
Я широко улыбнулась и протянула правую руку в сторону боксёра.
— Позаботься обо мне, старший брат Рёхей, — стандартное японское приветствие, но на аудиторию повлияло.
Рёхей тут же пожал мне ладонь, и я физически ощутила, что силы у него буквально в избытке. Если он хотя бы день не будет тренироваться, боюсь, как бы парень не взорвался. В то время как остальные одноклассники были явно в замешательстве от подобного. Слышала шёпот сплетниц с первых парт:
— Отлично просто, — вздыхала девица, которой я явно не понравилась с первого взгляда. — Сначала в своём классе парням головы вскружила, а теперь и до нашего добралась. И что в ней такого особенного? Страшная ведь, как Смерть.
Ах, да… сплетни. Мне даже страшно представлять, что теперь обо мне в школе ходить будет. Ведь я, по их словам, уже успела околдовать как минимум троих парней из прошлого класса. Это Тсуна, Такеши и Хаято. На Тсуну всем плевать. Он и раньше особой популярностью не обладал. Никчёмный Тсуна — вот как его называли. Но вот у Гокудеры и Ямамото имеются свои фан-клубы, которых я удачно избегала, пока была в Дисциплинарном Комитете, но сейчас… Хм…
Хотя, в принципе, мне абсолютно всё равно, кто и что там обо мне говорит. Правда ведь всё равно никого не удовлетворит. Надо? Пусть хоть бельё моё обсуждают. Лишь бы сами не трогали и позволили спокойно жить. Разве меня раньше особо любили? Нет. Была куча друзей? Тоже нет. Так что я ничего не теряю. На словах у нас многие мастера, но до дела дойдут не многие. Можно не бояться.
Прозвенел звонок, и все расселись по своим местам. Две парты пустовало. Как позже узнала, там сидят Хибари и Кусакабе. Зашёл учитель, представился и, попросив сесть за парты, начал вести урок.
Всё было как обычно. Начинается день с поздравлением тех, кто перешёл в следующий класс, а также перекличка. Называли фамилию и имя, и присутствующий отвечал «Тут!» или «Здесь!». Её почти закончили, когда дверь резко открылась, и в класс вошёл Хибари Кёя и его заместитель Кусакабе Тетсуя. Ничего не говоря, вальяжно, словно хозяин, прошёлся вдоль всего кабинета и сел за свою парту. Она находилась в самом конце, но через ряд от меня.
В классе возникла гробовая тишина. Все напряглись, так как были в недоумении от того, что Глава Дисциплинарного Комитета решил посетить класс? Неужели опять какой-то нарушитель? Но Кёя спокойно сидел за партой, устремив свой взор в окно, словно так и надо. Учитель тоже нервничал, но, в итоге, дрожащим голосом продолжил лекцию. Обливался потом от паники, руки тряслись, но усилено игнорировал происходящее.
Я не смотрела на Хибари, хотя признаю — хотелось. Любопытно. Очень любопытно, и это ахиллесова пята всего семейства Серра. Почему-то чувствовалось некая недоговоренность. Хотя, казалось бы, а о чём тут говорить? Был конкурс. Я проиграла. Он с самого начал знал, что проиграю, и наслаждался зрелищем того, как я из кожи вон лезла, чтобы занять хоть какое-то место. А последнее его движение… это прикосновение к щеке… Возможно ли, что я его интересую? Вернее интересую не как противник, а как… девушка? Стоп, а разве это возможно? Я точно знаю, что Хибари чувствует ауру и испытывает ко мне неприязнь, тогда что же это было? Ох, сколько вопросов. Любопытство так и сводит меня с ума. Но лучше держаться от него подальше. Меньше проблем, меньше головной боли, меньше шансов того, что тебя забьют до смерти…
Через двадцать минут все перестали оглядываться в сторону Кёи, и наконец-то урок пошёл как обычно. Учитель что-то спрашивал, ученики отвечали, записывая пояснения в тетради. Так просидели целый урок, за ним последовал второй, прерываясь лишь на короткую перемену, на которой выходили все, и я в том числе. Далее третий и четвёртый урок. Приближалось время обеда, и должна признаться, я расслабилась. Всё было совсем не таким, каким я себе представляла. На меня вообще внимания не обращали. Точно призрак. Все лучи славы хватал именно Хибари, и меня это вполне устраивало.
И всё бы ничего. Вот прозвенел обед, я схватила свою сумку и направилась по привычке к выходу, когда в дверях класса меня встретил наш с Тсуной новый знакомый.
— Ав! Привет, Серра-чан! Как делишки? — вот честно, так и хотелось врезать этому недоумку по башке. Какого чёрта он тут забыл?
— Найто Лонгчемп… — вздохнула я. — Что ты тут…?
— АВ!!! Ты запомнила моё имя! Это так мило, Серра-чан! Я уверен, что наша встреча — это судьба! — парень размахивал руками, изгибаясь словно в танце, чем ещё больше меня бесил, ведь таким образом он перекрывал весь путь к выходу.
— Я не верю в судьбу, — спокойно бросила я. — А теперь, пропусти меня. Я ещё не обедала. И не смей преследовать.
— А? Но мы же только подружились! Давай перекусим вместе, Серра-чан! — восклицал парень с непониманием, но всё же дал мне пройти. Не теряя времени, я зашагала в сторону крыши, куда обычно любила забираться во время обеда. — Серра-чан! Серра-чан! — звал Найто догоняя меня. — Слышал, что тебя бросил Савада-чан.
— Чего?! — от такой новости я резко остановилась и в недоумении посмотрела на парня. Он лишь сияющее заулыбался от того, что наконец-то смог обратить на себя внимание.
— Да-да, — закивал Найто. — Так и сказал. Но ты не волнуйся, меня тоже сегодня бросили, так что давай встречаться?
— ЧЕГО?! — этот сумасшедший меня пугает. Прям до чёртиков. Я его не понимаю, а того, чего не понимаю — боюсь.
— Но это же правильно! — настаивал парень. — Два разбитых сердца найдут утешения друг в друге. Обещаю, я не причиню тебе боль!
— Ч… ч… чего?! — я довольно умная девушка, но в подобной ситуации это единственное, что могу из себя выдавить. По правде сказать, я даже забыла куда шла.
— Ты, конечно, не совсем в моём вкусе, но твои чувства мне знакомы, так что… — парень схватил меня за руку, которой я сжимала школьную сумку.
Не в его вкусе? Самооценка? Не, не слышала. Чёрт, да что за дурдом тут творится? А это только первый учебный день в этом году! Прожить год, и уйти в свободное плаванье? Ха! И ещё раз ХА! Тут хотя бы месяц без проблем попробуй проживи.
— Послушай… — мягко начала я, так как совершенно не знаю, как вести диалог с безумцами. От избытка информации, немного закружилась голова, и зазвенело в ушах. — Я не могу с тобой встречаться.
— Почему?! — удивился парень, не ожидавший, что «Я» откажу ему.
— Ну, понимаешь… я… никогда не полюблю тебя, — это правда.
— Ах, это! — смеялся парень. — Ничего страшного! Я тебя тоже не полюблю, на всё нужно время. Давай сходим на свидание? О! Я знаю-знаю! Пойдём в боулинг! Ав! Круто я придумал, да?
— Нет! — уже строже начала я. — Никакого боулинга! Говорю же, я не буду с тобой встречаться. Я тебя вообще только сегодня впервые увидела!
— Ав! Нельзя жить прошлым, Серра-чан! Нужно всегда стремиться познать что-то новое и неизведанное! Тем более утро было так давно, я за это время тебя как родную узнал.
— Интересно, каким же образом? — фыркнула я, чувствуя, как накапливается раздражение и злость. Казалось бы, что может быть ещё хуже? Правильно, когда вас в такой момент застукают ненужные люди.
— Почему тут так шумно? — услышала я ледяной голос за своей спиной. Глава Дисциплинарного Комитета, похоже, тоже вышел из класса и решился отдохнуть часок, но тут наткнулся на нас. И многое он успел услышать? Парень посмотрел на меня, потом на Найто. — Ты кто такой?
— Я её парень, Найто Лонгчемп! — воскликнул сумасшедший, чтобы доказать свои слова, обнял меня за плечи. Не знаю почему, но я в эту секунду почувствовала одновременно обреченность и некое дежавю. Когда-то подобное уже где-то было, ага…
— Хех, — усмехнулся Кёя к моему удивлению и посмотрел мне в глаза. — Ну, у тебя и аппетит! — издевательская усмешка не сходила с его лица. — Причём смотрю, любой подойдёт.
Это… это он… он что сейчас сказал? Намекает на то, что я одновременно встречаюсь с тремя парнями? Ну да, сплетни те мы вместе слышали. И что, он в них верит? Ведь чётвёртым был именно он. А теперь решил сам же эти сплетни и подтвердить? Отлично, подыграю тебе, засранец.
— Да, Хибари-сан, — мило улыбнулась, обхватывая рукой Найто со спины. — Так и есть. А что такое? Хотите присоединиться?
— Тц! — фыркнул парень, явно испытав некое презрение и отвращение. — Травоядное… — Хибари за одну секунду вооружился тонфами. — Не сравнивай меня с этим отбросом.
— Ав?! Я не отброс, я будущий Босс мафии и… — начал Найто, но договорить не успел.
— Раздражаешь, — бросил Кёя, сорвавшись с места одним пинком с ноги, оттолкнул сумасшедшего в сторону. Вернее в открытое окно в коридоре.
Да, Найто Лонгчемп выпал из окна с одного удара. И наблюдая за его падением, хоть мы и были на втором этаже, я думала о том, чтобы он… разбился насмерть. Но, как всем известно, чудес не бывает. И, естественно, он отделался одними ушибами и царапинами. Однако хотя бы избавилась от этого безумца. Опять спасибо Кёе. М-да…
Кстати говоря, парень не стал что-либо говорить, а просто спокойным шагом направился в сторону лестницы, ясно давая понять, что крыша во время обеда — занята. Блин…

Занятия наконец-то закончились, и я возвращалась домой. Вернее шла к воротам школы, как неожиданно поняла, что забыла одну немало важную вещь — мобильный телефон. Первая мысль которая пришла — это то, что я оставила свой сотовый на парте и не заметила его. Пришлось возвращаться в класс. Там как раз заканчивала дежурство одна из одноклассниц, подметая пол.
— Йо, — поздоровалась я, заглядывая в класс. — Ты случайно не видела мой мобильный на той парте? — указала пальцем, где я могла его оставить.
— Ах, так это был твой? — удивилась девушка. — Ну, я не знала точно, чей он, поэтому отнесла туда, куда относят все найденные ценные вещи.
— И куда же? — насторожилась.
— В кабинет Дисциплинарного Комитета, — скромно произнесла девушка, немного с опаской отводя глаза в сторону.
— Чёрт… Ладно, спасибо.
Вот не хотела, ну, не хотела я с ним сталкиваться. Ни сегодня, ни когда-либо ещё. Прекрасно понимаю, что если опять начнётся что-то непонятное, то, в итоге, без синяков не обойтись. Рано или поздно мы точно поубиваем друг друга. Мне не понятно, что надо этому парню, чтобы он наконец-то получил удовлетворение. Хотя нет. Понятно. Ему нужно ощущение того, что он способен всё контролировать и доминировать. Я давала ему это чувство, вечно улыбаясь и склоняя голову, как это подобает в Японии, но, видно, что он либо чувствует ложь, либо ему этого мало.
Эх, чёрт… ладно. Просто зайду, попрошу телефон и уйду. Он знает, что это мой телефон, так как много раз его видел. Вопросов возникнуть не должно. Постучалась в дверь.
— Войдите, — стальной голос как всегда лишён каких-либо эмоций.
— Хибари-сан, — открыла дверь и проскользнула внутрь. Тут же обратила внимание на Шоколадное дерево, что до сих пор росло в кабинете Комитета. О нём, если честно, совсем забыла, а ведь уверена, что никто, кроме меня, не ухаживает. Так и погибнет моё какао. Но вернёмся к сути.
— Это ты, — усмехнулся Кёя. — Зачем пришла?
А то ты не знаешь?
— Говорят, мой мобильник сюда приносили, не могли бы вы его мне вернуть? — всё та же милая стандартная улыбка. Маска — одним словом.
— Возможно, и мог бы, — улыбка на лице Хибари стала шире. Он облокотился на спинку кресла, словно готовился к некому шоу. Опустил руки на подлокотники, скрестив пальцы перед собой. Весь его вид говорил о том, что просто так мне мою вещь он не отдаст. Его задели сегодняшние мои слова, и он требует реванша. Более того, пока я не буду унижена до уровня Ада, парень не успокоится. — Если ты меня правильно попросишь, так и быть, — достал из тумбочки мой сотовый телефон, вложив его в правую ладонь и показав мне. — Верну.
Правильно попросить? Понятно, он желает не просто унизить меня, а чтобы я сама оказалась там, где, по его мнению, и должна быть. Тяжёлый парень. Очень тяжёлый. Если бы не этот его дерьмовый характер, возможно, с ним было бы весело, но…
Прощай мой любимый мобильник.
— Хибари-сан, — продолжала улыбаться, с непониманием склонив голову набок. — Вы… со мной заигрываете? — ухмылка в момент исчезла с лица парня. — Вы, конечно, довольно сильный и привлекательный, я не спорю. Но… я не любитель садо-мазо, так что вынуждена вам отказать.
В этот момент прозвучал звонкий хруст ломающийся техники. Мой, ещё недавно целенький, мобильник, превратился в куски осколков и надломленных частей. Одной рукой Хибари раздавил гарнитуру. Осколки звонко попадали на поверхность стола Главы Дисциплинарного Комитета. Уверена, возврату и починке мой телефон не подлежит. Хотя мысленно я уже готовилась к этому.
— Вот твой телефон, — бросил Кёя, стряхивая осколки с ладони на стол. — Можешь забирать и проваливать отсюда.
Не произнеся ни слова, я спокойно подошла к его столу и осмотрела кучу надломленных микросхем. Поковырявшись там, отыскала целую сим-карту и карту памяти. Что ж, уже неплохо, верно? Остальное просто смела в мусорное ведро.
— Хибари-сан, — дежурная улыбка всё ещё озаряла моё лицо, в то время как Хибари готов был вот-вот оторвать мне голову, и это я видела только по его серым глазам, оттенок которого приобрёл яркий серебристый оттенок.
— Ты ещё тут, травоядное? — голос был спокойным, но я заметила низкие нотки. Он сдерживается. В прямом и переносном смысле.
— Хибари-сан, завтра я позову своих знакомых, чтобы они помогли мне забрать Шоколадное дерево. Когда кабинет будет открыт?
Парень не ответил. Лишь испепелял меня взглядом, словно спрашивал — «Ты что, ненормальная?», но я продолжала улыбаться и делать вид, что ничего не произошло. Мы же всегда так и поступали, верно? Ещё ни разу ничего не обсуждали в открытую. Только ещё больше проблем создавали друг другу.
— Дерево останется здесь, — произнёс Кёя, возвращаясь к документам, что лежали у него на столе. Вот тут я немного удивилась.
— Хибари-сан, зачем вам оно? Вы не знаете, как за ним ухаживать. Тем более это мой подарок и…
— Повторяю, оно останется здесь. А теперь покинь кабинет. Раздражаешь.
— Хибари-сан, — моя улыбка исчезла. — Это «мой» подарок!
— Но принесли его в «мой» кабинет, — парировал он, вновь чувствуя превосходство. — Если хочешь получить его назад… — на парня вновь мелькнула усмешка. Чёрт!
Делать нечего. Счёт: один — один. Развернувшись я вышла в коридор, мысленно обещая, что так просто это не спущу с рук. Этот засранец слишком много о себе думает. Просто необходимо его проучить. И, кажется, я даже знаю как. Хех.

Наступила ночь. Небосвод был усеян яркими звездами, и чтобы лучше любоваться ими, я залезла на крышу дома, улегшись на черепице. При этом с собой прихватила добротную порцию сладостей, наслаждаясь ночной тишиной и весенней прохладой.
План по тому, как я проучу Хибари, созрел быстро, и мне было достаточно двух часов, чтобы осуществить задуманное. Написала программу и скинула её через интернет Кёе на телефон. Завтра проверим, всё ли получилось. Конечно, будет проблематично, так как у самой сотового нет, но благо имеется компьютер, а это уже полдела сделано. Хех, вот бы побыстрей посмотреть на его лицо. Хе-хе-хе…
Услышала шаги в районе калитки. Кто-то подошёл к моему дому, но во дворик не входил. Так поступал обычно только один человек. Приподнявшись на локтях, посмотрела на незваного гостя. В ночи лица практически не было видно, однако тёмный силуэт и лёгкий красноватый огонёк в районе губ, говорил о том, кто мог заглянуть на ночной перекус.
— Хаято, не поздновато ли для прогулок? — усмехнулась я. — Смотри, а то и сам полуночником станешь, как и я.
— Заткнись! — фыркнул Дымовая Бомба. — Тебя спросить забыл! Какого чёрта вообще на крыше делаешь?
— Ну… — посмотрела на шоколадную палочку, что как раз сжимала пальцами и подносила ко рту. — Ем.
— Пф! Что за ответ? Ты всегда ешь! — ворчал парень, но во двор не заходил. Как обычно, ему нужен повод.
— Но на крыше вкуснее, — пояснила я. — Не веришь? Иди сюда и сам проверь.
— А вот возьму и проверю! — послышался скрип калитки, после чего несколько ругательств на итальянском, и вот наконец-то парень забрался на крышу одноэтажного домика. Ничего не говоря, улёгся рядом. Минуту молчали. — Не знаю вкуснее или нет, но курить тут и правда круто, — согласился он, выдыхая облако дыма.
— Я же говорила, — с усмешкой надкусила верхушку с очередной шоколадной палочки.
Вновь возникла тишина. Гокудера никогда не приходил ко мне просто так. По какой-то причине, когда у парня на душе дерьмо, ноги сами приносят его к моим дверям. Может потому, что я Советник, а он как истинный член мафиозной семьи верит, что я ему помогу советом? Не знаю. Во всяком случае, я помогаю ему не по этой причине, а лишь потому, что он и сам меня не раз и не два выручал. Да хотя бы сегодня утром. Разве этого мало, чтобы выслушать парня?
Ему требуется время. Как всегда. Нужен повод для того, чтобы раскрыться. Просто так он не может. Боится? Возможно. Чувствуется, что жизнь Хаято помотала «будь здоров». Теперь слабые стороны никому не хочет показывать. Словно кот, которого ранили и теперь шипит на любую протянутую руку, даже если в этой руке лежит угощение.
— Красивые звезды, — начала я, с хрустом надламывая очередное лакомство.
— Ага, — согласился парень, выдыхая дым. — А в России они также красивы?
— И да, и нет, — парень озадачено повернул в мою сторону голову. — Вроде бы, звёзды те же, но смотришь на них совсем по-другому. Ощущения другие.
— Вот как, — протянул он. — Как по мне ощущения такие же, хотя я могу сравнивать только с Италией.
— Хм, в Италии я родилась, но практически не помню её, — честно призналась. — В очень раннем возрасте родители уехали в Россию.
— И где, по-твоему, твой дом? В Италии, где ты родилась, или в России, где ты выросла? — неожиданно спросил Гокудера. Я задумалась, с чего бы такие вопросы? Что с подвигло его на это? Хаято заметил моё непонимание. — Прости, Советник. Наверное, тебе неприятно слышать такие вопросы. Я… сегодня утром я слушал то, что ты сказала тем двум идиотам. И это было круто!
— Хм? Хаято, я…
— Нет, к тому, что… — перебил меня парень. — Я сам являюсь полукровкой, вернее на четверть. Моя мать была наполовину японка, наполовину итальянка. Я этого никому не говорил и…
— Не волнуйся, если ты захочешь, это останется нашим секретом, — улыбнулась я.
Теперь многое становится понятным. Рожденный в мафиозной семье, но не с чистыми корнями. Да, ему нелегко пришлось. Скорей всего, он долго искал тех, кто примет его таким, какой он есть, но даже сейчас он решился рассказать о своём происхождении не своему Боссу, а мне, Советнику. Правильно ли это? Чёрт его знает. Но если мои слова помогут ему, то почему нет?
— Ты спрашивал, где мой дом? — бирюзовые глаза парня с особой внимательностью устремились на меня. В ночной темноте они даже казались голубыми. — Знаешь, японцы считают, что твой дом там, где соблюдены твои традиции. Итальянцы считают, что твой дом там, где твоя семья. Русские считают, что твой дом там, где тебе хорошо. Вот и думай.
Несколько секунд Гокудера молчал, обдумывая мои слова. Он не спорил, не ругался, просто смотрел на ночное небо и думал.
— Хех, — на лице парня появилась улыбка, символизирующая о том, что ему уже значительно лучше. — Эй, Ведьма, кажется, я русский.
— Пха-ха-ха! Придурок! — от нахлынувшего смеха, мне даже пришлось подняться, чтобы не подавиться, но ясно одно, от плохого настроения не осталось и следа.



Зозо Кат

Отредактировано: 15.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться