Омерта Советника

Размер шрифта: - +

Глава 39. Сорванный бой

— Да почему так чешется? Может, мазь какая-нибудь есть?
— Укус насекомого всегда немного неприятен. Нужно просто перетерпеть.
— Пф! Один укус, может быть. Но не шесть в одном и том же месте! И главное рукой не достать.
— Зато теперь можешь спокойно передвигаться и вернуться домой, — Шамал усмехнулся. — Но если хочешь, так и быть, спинку почешу.
— Маме расскажу, — бросила я через плечо, и эта реплика на доктора действовала лучше любого ледяного душа. Лишь усмехнулся, пробубнив что-то, что я и не очень-то в его вкусе, и ушёл из палаты.
Однако, да, после комплекса укусов насекомых Шамала моё тело восстановилось на девяносто процентов. Теперь могу сама передвигаться, не волнуясь о рёбрах. Но зуд на спине между лопаток буквально сводит с ума. А если и умудряешься достать до беспокоящей точки, то чесаться начинает уже вся спина. Короче говоря… действительно, лучше просто перетерпеть.
Сегодня меня выписали из больницы, хотя… это не совсем так. Я просто взяла и ушла домой. Врачи, конечно, не хотели отпускать, особенно учитывая, на чьё имя зарегистрирована. По их мнению, лучше задержать на несколько дней в больнице, нежели выпускать просто так. Да и как-то слишком быстро я выздоровела. С такими-то ушибами…
В любом случае, свалила домой. Наконец-то!!! Нет, ну, в самом деле. Прямо лягушка-путешественница. Ночую где угодно, но только не дома. Правда, там я побыла не так уж долго. Уже вечерело, так что единственное, что успела — это переодеться в свою нормальную одежду, перекусить… плотненько… и выдвинуться в школу. Сегодня битва Кёи, и думаю, волнуются абсолютно все, кроме самого Кёи. Даже я иду и на каждом шаге мысленно проговариваю одну и ту же фразу: «Всё будет хорошо! Всё будет хорошо! Всё будет хорошо!». Словно гипнотизирую себя.
Неприятные, предостерегающие ощущения никуда не исчезли. Более того, они только увеличивались, трезвоня колоколом по всем нервам. Кожа покрылась мурашками, хотя мне не было холодно. Все мышцы напряглись, словно струна. Но боялась я не за Хибари… что-то другое меня тревожило. Сегодня точно что-то произойдёт. Что-то нехорошее. Подобное предчувствие у меня было перед битвой Ламбо. Но там всё было ясно, и можно было предугадать исход битвы, а тут… Словно на кофейной гуще гадаю, честное слово. Ладно, успокойся… Всё будет хорошо. Всё точно будет хорошо. Вон, и парни уже стоят у центрального корпуса, как всегда. Правда Тсуна, Реборн и Базиль чего-то задерживаются. Хм-м-м… Также на месте нет Хром и самого главного игрока сегодняшнего вечера — Хибари Кёи.
— Йо! — поздоровалась с парнями, подходя к ним. — Все бодрячком?
— О! Дар! — отозвался Такеши. — А мы в больницу заглядывали, но там сказали, что ты уже выписалась. Смотрю, тебе уже лучше.
— Ага, — кивнула. — Шамал проявил чудеса медицины, — усмехнулась.
— Эй, а чего он нас тогда не подлечит? — не понимал возмущённый Рёхей. — Раз такой хороший доктор…
— Этот старый извращенец никого, кроме женщин, не лечит, — фыркнул Хаято. — От этого алкаша одни проблемы! В любом случае, — парень взбодрился, а в его глазах запылал боевой огонь. — Мы победим, во что бы то ни стало!
— О чём ты? — улыбнулся Такеши. — Единственный, кто сегодня участвует, это Хибари.
— Чёрт… Я ЗНАЮ!!! — гневно крикнул Хаято.
— Да чего ты такой взвинченный? — усмехнувшись, бросил Рёхей.
— Десятый надеется на нас! — пояснил Гокудера. — И то, что его сейчас здесь нет, не повод позволять себе проигрывать.
— Ха-ха-ха! — засмеялся Такеши. — Ну ты и сказанул!
— Тц! До тебя так ничего и не дошло, идиот! — Хаято немного засмущался и тут же перешёл в наступление.
— Да что такое, осьминожья башка? — также повысил голос Рёхей. — Я ничего не понял, но вы меня достали!
Зато я всё поняла. Парни на пределе. И тот факт, что они сегодня не участвуют, и битва последняя, очень их тревожит. Они также напряжены до предела, и при любом поводе готовы сорваться с места. За нашими спинами послышались тихие размеренные шаги. Кто-то приближался. Под покровом ночи не совсем понятно — кто это, но мои собственные ощущения тут же дали положительный сигнал. Наш главный сегодняшний игрок вышел на сцену.
— Вы трое… — обратился Кёя к Такеши, Хаято и Рёхею. Меня он либо не замечал, либо игнорировал. — Что вы здесь забыли?
— Какого чёрта?! — тут же взревел Хаято, чуть и не дымясь от гнева. Такого отношения к себе он терпеть не может. Хотя, он, в принципе, Кёю недолюбливает. Даже очень.
— Здесь… — Такеши улыбался, но он понимал, что слова нужно подбирать правильные, чтобы ненароком не разозлить парня. Уж очень Хибари вспыльчивый. Уже успел убедиться. — Мы… мы… мы…
— ПОБОЛЕТЬ ЗА ТЕБЯ!!! — нашёл, что сказать, Рёхей, причём так, словно это самое лучшее, что только может быть на свете.
 — Хм-м-м… — протянул Глава Дисциплинарного Комитета и, наконец-то, посмотрел в мою сторону. — Ты тоже?
— Нет, — пожала плечами, а остальные парни были несколько шокированы таким ответом. Особенно учитывая, что мы, вроде как, работаем вместе. — Я здесь, чтобы убедиться в том, что ошибаюсь.
— Э-э? — протянул Хаято. — Ошибаешься? Ты?
— Ничего не понял! — бросил Рёхей, хмурясь. — Это как?
— Ха-ха, действительно! — засмеялся Такеши. — Чтобы Дар ошибалась?! Да быть такого не может!
— Очень надеюсь, что может… — вздохнула я, нервно сжав ладони в тугие кулаки и сунув руки в карманы толстовки.
— Понятно, — равнодушно произнёс Хибари. — Вы, — обратился к парням. — Не стойте у меня на пути. Не слиняете — убью.
— Да что это за отношение, вообще?! — заорал Рёхей, тут же переходя в режим Хаято. — Ты меня в корне ЗАДОЛБАЛ!!! — да уж, парень явно недоволен тем, что все предыдущие битвы Хибари толком и не появлялся.
— Тише-тише, — пытался успокоить разгневанных парней Такеши. — Успокойтесь, — после посмотрел на Кёю. — Мы мимо проходили. Так что не обращай на нас внимание, Хибари, ладно?
Кёя ничего не ответил. Просто развернулся ко всем спиной и направился к другому корпусу. Возможно, там будет проводиться бой? Не знаю. Или он просто решил от нас отделиться, так как терпеть не может скопление людей.
— Не понимаю, — бросил до сих пор злой Рёхей. Причём обращался он ко мне. — Как ты с ним проработала больше года? Что в нём такого особенного, что заставило тебя остаться в Комитете? — кажется, Хибари услышал вопрос боксёра, так как замедлил шаг.
Так, а что мне сказать? Я вообще-то пыталась покинуть Комитет, причём в первый же день как в него поступила. Да и после предпринимала серьёзные попытки. Даже уходила и заявление писала, но так сложилось, что я вновь вернулась к дверям Комитета. Так что мне сказать? Надо дать ответ короткий и такой, чтобы даже у Рёхея не возникло дополнительных вопросов. Что-то короткое, яркое и простое одновременно. Хм-м-м…
— Ну… — протянула я. Эх, расписывать всю историю не хочу, да и времени нет. — Он красивый.
После моего ответа у всех парней было такое выражение лица, словно им на голову кирпич упал. Причём неоднократно.
— Женщины… — с некой обречённостью произнёс Хаято.
— Ха-ха, вот это поворот! — смеялся бейсболист, считая, что это я пошутила.
— Нет, это вообще ни о чём! — а вот Рёхей явно был недоволен ответом. — Что ещё? — блин, что за настырный парень? Да откуда мне знать? Какой ответ ему нужен?
— Эм… — попытка номер «два». Хибари как-то уж слишком медленно передвигается. Но мне всё равно. Пускай слушает. Я же ничего плохого не говорю, верно? Чего мне стыдиться? — Он добрый.
— ЧЕГО-О-О?! — заорали в один голос Рёхей и Хаято.
— А мы точно об одном и том же человеке говорим? — Ямамото теперь точно уверен, что я таким образом шучу.
— Оставь её, торфяная башка, — фыркнул Гокудера, махнув в мою сторону рукой. Это выглядело так, словно я одно сплошное безнадёжное дело. — У неё по жизни проблемы с человеческими эмоциями. Любой, кто её не прибил, в первые десять минут считается «добрым».
После этих слов Хибари, в принципе, остановился, оставаясь к нам спиной. Почему-то я была уверена, что он немного зол и готов прибить тут каждого. Вот только из-за чего? Из-за того, что назвала его добрым? Или из-за неверия парней? В любом случае, в следующее мгновение перед центральным корпусом появились ещё одни гости, а именно Вария. Противник Хибари, Гола Моска, прибыл.
— Хм, — произнёс Кёя. Негромко, но его голос оказалось очень хорошо слышно. Акустика ночного школьного двора очень хорошая. Кажется, парень улыбался. — Это как раз то, что мне надо, чтобы рубиться до смерти.

Нас привели на школьную спортивную площадку. К нашему удивлению, теперь от этой площадки осталось только одно название. Это было поле. Самое настоящее военное поле. Тюрьму так не вооружают, как этот клочок земли. Имелось ограждение в виде металлической колючей проволоки. Более того, вдоль ограждения, внутри поля, имелось восемь автоматизированных пулемётов, которые реагировали на любое движение в радиусе тридцати метров. Хотя бы одно малейшее движение, и оружие наводит цель, делая из неё решето. В дополнение к этому, в земле огромное количество ловушек, реагирующих на вес. Они взорвутся после предупреждающего сигнала.
Колючая проволока, пулемёты, мины… Червелло решили не скупиться на последнюю битву. Путей к отступлению нет. Совершенно никаких. Ты либо победитель, либо труп.
— Обязанности Хранителя Облака — охранять семью в стороне ото всех и без чьего-либо контроля, — пояснила одна из Червелло. — Как облако, плывущее над всеми.
— Это… это словно военное поле! — ахнул Рёхей. Его явно беспокоил такой уровень. Хотя тут Кёя хотя бы видит, где опасность. Если не считать скрытых мин. Но, приглядевшись, и их можно обнаружить. Они выделяются тем, что земля, под которой скрыта мина, рыхлая и слегка влажная. Копали недавно. Уверена, Кёя это заметил.
— Если ты напуган, — усмехнулся Леви-А-Тан. — Тогда беги. Как и твой Босс.
— Ши-ши-ши! — Бельфегору это замечание показалось забавным.
— Что ты сказал?! — взревел Гокудера. — Не раздражай меня!!! Десятый не сбежал!!!
— Тсуне не нужно приходить, — с мягкой расслабленной улыбкой произнёс Ямамото, кладя ладонь на плечо друга, чтобы немного успокоить его. — Потому что Хибари — наш профессионал. Он не проиграет.
— Что? — протянул Леви, явно не ожидавший такого ответа.
— Хех? — фыркнул Занзас, бросая на Хибари оценивающий взгляд. — Профессионал… — он словно пробовал это слово на вкус. Говорил тихо, с рычанием, но отчётливо. Мне даже показалось, что он рассчитывал на то, что это правда. А ведь он противник и должен болеть за своего члена команды, разве нет? — Бха-ха-ха-ха!!! С нетерпением этого ожидаю!!!
— Этот ублюдок… — злился Хаято.
Занзас… Что он задумал? Он смеётся, и мне от этого смеха не по себе. Он счастлив знать, что Кёя довольно хорош. Он хочет, чтобы Кёя был отличным бойцом. Но зачем ему это? Почему он настолько доволен? В кровавых глазах блеск и нетерпение. Даже некий азарт и желание действовать. Что? Что у тебя на уме? Чёрт! Не могу понять. Бесит!
— Что-то не так… — тихо произнесла я, скорее для себя, нежели для ребят, но каждый услышал мой голос.
— Что? — воскликнул Рёхей. — О чём ты?
Но я молчала. На поле боя пришли ещё гости, а именно ребята из Кокуё-Ленда. Они не приближались ко всем. Просто сидели в стороне на траве. Уверена, что они также в нешуточном напряжении.
— Так, давайте сделаем это! — неожиданно воскликнул Гокудера, поворачиваясь ко всем лицом. Мы были несколько в недоумении. О чём это он? — Давайте встанем в круг, как обычно!
— Эм… ты уверен? — спросила я, физически ощущая смущение парня. — Без Хибари?
— Да! Уверен! Вперёд! — Хаято обхватил одной рукой меня за плечи, а другой плечи Такеши. Тот с улыбкой обхватил Рёхея, а уже боксёр закинул здоровую руку мне на плечо. Небольшой круг, но всё же состоялся.
— Хибари, вперёд!!! — крикнул Рёхей.
— ДА!!! — отозвались остальные.
— Чёрт! Торфяная башка, твой голос слишком тихий! — недовольно бросил Хаято.
— Не могу нормально взбодриться, раз Хибари сам в этом не участвует! — заметил боксёр.
— Но я удивлён, что именно ты предложил сделать круг, — улыбнулся Такеши. — Ведь обычно ты последний, кто делал это, Гокудера.
— Естественно!!! — повысил голос Хаято, но уже через мгновение спокойно добавил. — Ведь если бы здесь был Десятый, он сделал бы также!
Червелло отошли в безопасную зону и решили объявить о начале боя:
— Поединок за Кольцо Облака. Гола Моска против Хибари Кёи. Битва начинается!!!
Сорвавшись с места, Гола Моска полетел в сторону Хибари. Все боялись даже моргнуть, чтобы не пропустить хотя бы один элемент сражения. Парни были напряжены. Порой даже дышали через раз, так как очень сильно переживали за своего Хранителя Облака, но не я… Нет. Моё внимание было приковано к Занзасу. Я старалась уловить любое его движение или мимику, чтобы понять, что он задумал? Ясное дело, что у этого человека имеется козырь в рукаве. Его положение хуже некуда, но он уверен. Уверен, что получит всё. Но на чём основывается его уверенность? Этот парень реалист и больше похож на меня. Он не станет жить, питаясь одними иллюзиями, подобно Хром. Его уверенность основывается на материальных вещах. То, что можно потрогать, увидеть, ощутить и уничтожить. Что же он задумал?
Не прошло и минуты, как Гола Моска был повержен. Одним ударом тонфы Кёя отрубил ему руку, которая состояла полностью из металла, и собрал Кольца Облака воедино. Победа за нами. Так просто, что даже Червелло потеряли дар речи. Бел и Леви также смотрели на поле боя с вытаращенными глазами. Как? Так просто? Не может быть! На его победу ушло всего три секунды. Ровно три секунды, и Хибари Кёя в дамках! Но единственный, кто был абсолютно спокоен, — это Занзас.
Сидел в своём кресле, подобно королю, взирая на всех свысока. Да чёрт возьми!!! Что? Что ты задумал?! Вот он, твой Хранитель Облака, поверженный лежит на земле! Груда металлолома, испускающая дым и гарь. Ты проиграл! Так почему ты так улыбаешься? Почему до сих пор уверен в своей победе? Что творится в твоей голове?
— Чёрт! — вырвалось у меня. Зубы стиснулись, а кулаки в карманах были так плотно сжаты, что костяшки немели под тугим напрягом, а ногти до крови впивались в ладонь. Если парни и были расслаблены, то не я. Возникло чувство, что это только начало. Начало чего-то безумного.
— Дар, ты чего? — спросил Такеши, стоя рядом. Он заметил мою немую панику и страх, но просто не мог понять, в чём причина. Ведь Кёя победил.
Тем временем Хибари, услышав наши голоса, повернулся и посмотрел на нас. Ему было достаточно нескольких мгновений, чтобы сделать в уме какие-то выводы. Небрежно отшвырнул выигранное кольцо одной из Червелло, добавив, что ему оно не нужно. Теперь его интересовала другая цель. Шагнул в сторону сидящих за оградой противников.
— Ну, давай, иди сюда, — произнёс парень спокойным голосом. Словно с самого начала знал, что будет именно так. — Ты, сидящий там. Я не могу уйти домой, пока не изобью Босса с обезьяньей горы до смерти.
Кёя решил вызвать на поединок самого Занзаса. Исход этой битвы не ясен. Более того, если они сойдутся в схватке, это может перерасти в настоящие проблемы для всех остальных. Я понимаю Хибари и его желание избить этого заносчивого и самодовольного типа, но тут нельзя действовать, отталкиваясь от одних эмоций.
— Хибари-сан! — крикнула, стараясь достучаться до Кёи. — Подождите! Мы выиграли! Не предпринимайте ничего!
— Хм? — протянул парень, с задумчивостью посмотрев в мою сторону. Кажется, он решил послушать меня и остановился, но тонфы не убрал.
Однако, произошло то, чего никто не ожидал. Занзас, вскочив со своего кресла, перепрыгнул через ограду, приземлившись ногой прямо на Кёю. Если бы не его скоростная реакция, при которой он прикрылся тонфой, то боюсь, одним синяком парень не отделался. Что Занзас делает? Это же самая настоящая провокация! Он специально злит Кёю, чтобы тот потерял над собой контроль и принялся атаковать противника.
Занзас отскочил назад, становясь на землю.
— У меня соскользнула нога, — бросил Босс Варии, как бы оправдываясь за свой поступок.
— Я так и подумал, — спокойно произнёс Кёя, прекрасно понимая, что Занзас врёт.
— Это не ложь, — настаивал противник, после чего наступил намерено на выступающий клочок земли, после чего прогремел взрыв. Это была мина. Он наступил на неё, чтобы доказать, что им не движет желание сражаться. — Я просто спустился обратно, чтобы забрать этот кусок отбросов. Это наш проигрыш! — произнося это, Занзас улыбался. Всё в нём буквально говорило, что это не конец, а мы, идиоты, вот-вот попадём в его ловушку.
— Ага, — бросил Хибари. — Но на твоём лице написано иное.
Занзас вновь добился своего, так как Кёя не желал больше слушать его оправдания и ринулся в бой. Вновь и вновь взмахивал тонфами, желая нанести сокрушительный удар по противнику. Вот только Занзас с насмешкой уклонялся. Более того, заверил, что не намерен использовать против Хибари руки, что ещё сильнее разозлило Главу Дисциплинарного Комитета. Его не считают за противника? С другой стороны, основная цель заключается в другом.
— Делай, как хочешь, — спокойно произнёс Хибари, атакуя Занзаса. — Всё равно ты будешь избит до смерти.
— Хибари-сан! Подождите! — позвала я, пытаясь остановить Кёю. Хотя прекрасно понимала, что это равносильно тому, чтобы остановить голыми ладошками скоростной поезд. Нереально. — Вы победили! Вернитесь!
— Хех! Слышал, что тебе эта женщина сказала? — усмехнулся Занзас. — Отступи! Хотя… если вам не нужен Советник… Ха! Так и быть, моё предложение в силе. В отряде элитных убийц ей самое место! Ха-ха-ха!!!
Что происходит? Это ведь самая элементарная провокация. Более того, Занзас намерено цепляет Кёю, а тот почему-то злится. Это не заметно по лицу. Оно всё такое же, без эмоций, а вот тело... Оно словно ускорилось вдвое. Атаки стали мощнее, яростнее. Отступать парень точно не намерен. Его задело поведение Занзаса. Задело абсолютно всё. Взгляд, улыбка, надменность, а ведь это школа Кёи. И он тот, кто её ревностно охраняет. Достучаться теперь до парня невозможно. Он никого не услышит, пока не увидит своего врага поверженным.
В итоге, Занзасу всё же пришлось обороняться, и он использовал свою руку, чтобы блокировать удар тонфы. Кёя тут же это заметил и успел озвучить, также цепляя Занзаса за гордость. В глазах забушевал пожар. Казалось, что Занзас плюнет на свои принципы и всё же вступит в настоящую схватку с Кёей, но нет. Он сдерживал себя. Такой выдержки можно только позавидовать. Действовал мудро и расчётливо.
— Эй, Червелло! — окрикнул Занзас, во время уклона от атак.
— Да, лорд Занзас, — тут же отозвались девушки.
— Не забудьте всё, что сейчас произошло, — приказной и властный тон чувствовался, даже учитывая обстоятельства. — Я не атаковал ни разу.
Тем временем с Гола Моской что-то стало происходить. То надломленное место, где ещё недавно находилась рука, заискрилось с удвоенной силой. Но из-за чёрных клубов дыма его было трудно разглядеть. Именно поэтому, когда в сторону Занзаса и Кёи вырвался яркий огненный луч, никто не мог толком понять, что произошло. Даже Хибари был в некотором недоумении, а ведь его ранило. Луч задел левую ногу, чуть ниже бедра, прожигая кожу и мышцы. Не устояв на месте, Хибари рухнул на колено. Под высокой температурой штанина продолжала полыхать. Чёрт, это должно быть довольно больно, но парень даже не ойкнул. Только губы слегка искривились, выражая болезненные ощущения.
— ЧТО?! — вскрикнул Рёхей, не веря своим глазам.
— Хибари!!! — паниковал Такеши.
Я посмотрела на Голу Моска. Что с ним не так? Почему он выстрелил? Разве эта махина не сломана? Что происходит?
— ДАР, БЕРЕГИСЬ!!! — почувствовала, как меня резко толкнули в бок, сдвигая в сторону. В это же мгновение на то самое место, где стояла я и парни, обрушился шквал ракет, которые испускал Моска. — Ты в порядке? — как оказалось, меня только что спас Такеши. Убедившись, что я в норме, повернулся к остальным. — Ребята?!
— Ох, — послышался стон Рёхея. — Голова… Что это было? — поднявшаяся пыль улеглась, и я увидела Сасагаву и Гокудеру. Оба были живы и более-менее невредимы.
— О нет, — позвучал голос Занзаса из поля боя. — Я планировал его забрать, но из-за вмешательства другого Хранителя Облака Гола Моска вышел из-под контроля.
Что? Из-под контроля? Дерьмо! Если говорить простым языком, то теперь на территории школы летает огромная, неуправляемая машина для убийства. При этом отключить эту технику дистанционно невозможно. Если только один шанс — подойти к Моске ближе и попытать счастья пробраться внутрь управления. Но кто это сделает? Парни? Нет, они ранены и вряд ли разберутся в технике. Члены Варии? Ха! Они скорее подумают о собственной шкуре нежели об остальных. Чёрт, что же делать? Рискнуть самой? Да о чём я вообще?! Я не герой! И никогда им не была! Думала только о себе! Всегда! Что же изменилось?
Гола Моска обстреливал всё. Людей, корпусы школы. Всё, что было в радиусе поражения, атаковалось.
— А?! — воскликнул Гокудера, наблюдая за тем, как под выстрелом Моска верхний этаж соседнего с нами корпуса просто сдуло, словно ветром карточный домик. — Это что, сжатые лучи компрессора?! — шоку и ужасу Хаято не было предела. — Откуда у них такое оружие в наше время?
— Иди, спроси!!! — злобно бросила я, прижимая голову к земле, так как над нами вновь просвистели ракеты Моска. — Авось и ответят!
— Это беспорядочная атака!!! — крикнул Рёхей, понимая в каком мы сейчас «месте». — При таких условиях умрут все!!!
— Чёрт… — даже этот тугодум всё понял.
Если ничего не предпринять, в любом случае все умрём. Так может хотя бы попытаться выжить? Нужно попытаться добраться до этого устройства. Это всего лишь машина. Груда металлолома. И сейчас здесь нет никого, кто лучше меня разбирается с техникой. Как бы мне не было страшно, вывод очевиден — нужно запрыгнуть на эту летающую аппаратуру и добраться до его компьютерной сети. Куда она вживлена? Уверена, что куда-то в голову, район затылка. Только там нет никакого оружия. Ох, страшно-то как… я ума не приложу, как к нему приблизиться, не пострадав при этом. В его атаках нет системы. Только и делает, что наворачивает круги по полю боя Хранителей Облака. Хм, но за его пределы не выезжает, что уже плюс.
Нужно пробраться на поле. Ограды из колючей проволоки уже нет. Её снесло одним из выстрелов Моски. Путь открыт. Я поднялась на ноги.
— Ведьма! — крикнул Хаято, вцепившись мне в ступню. — Даже не думай!!!
Что? Он понял, что я хочу сделать? Да, по его глазам ясно, что он до всего догадался. Гокудера Хаято — умный парень. Слишком вспыльчивый, но умный. Если бы не его характер… А так он является одним из самых успевающих учеников. Я хотела ответить парню, что это единственный логичный вариант в здешней ситуации. Либо рискуем и живём, либо мы все мертвы. Мне как-то второй вариант не очень… Но неожиданно раздался хохот Занзаса.
— Бва-ха-ха-ха!!! Это ужасная случайность!!!
— Он… смеётся, — не верил своим глазам Ямамото.
— Этот ублюдок… — злился Гокудера. — Ему с самого начала было плевать на матч! Он планировал убить всех, притворившись, что это — несчастный случай! Вот почему он провоцировал Хибари!
— Именно, — бросила я. — Именно поэтому… — вырвала ногу из руки Хаято и помчалась в сторону поля.
Скажите мне, что я делаю? Я приехала в Японию, чтобы стать камикадзе? Пф, а почему нет? Как бы сказал мой брат — «Один раз живём!». Вот только в этом случае я делаю это не из собственной прихоти. Страшно так, что ноги подкашиваются, а колени дрожат. Но ещё страшнее — это бездействие. Когда ты видишь, что вокруг тебя всё рушится. Всё то, что ты успела полюбить. Всё то, что тебе стало дорого. И я не только о школе и её стенах. Я о тех людях, что сейчас рядом со мной. Раньше… раньше я бы на это даже не обратила внимание. Нашла бы минимум десять способов спасти свою шкуру, а на остальных мне как-то всё равно. Раньше бы именно так и поступила — сбежала. Но не сейчас. Сейчас я подобно пересаженному и привитому цветку на новой местности — пустила корни в землю. Пути назад нет. Если потревожить тот клочок земли, на котором успела устроиться, могу и погибнуть. А что делает растение в таких случаях? Защищается! Вот и я… попытаю счастье защитить себя и всё то, что меня окружило.
Мины были видны. Они выступали как бугорки со свежей рыхлой землёй. Их обходить было просто. А вот то, что летало над головой, избежать вряд ли получится также быстро. Добежав до края середины поля, рухнула на землю и пригнула голову. Тут же сверху раздалась автоматная очередь одной из пушек, расставленных Червелло вдоль периметра поля. Они засекли моё движение и не стали церемониться. Как только выстрелы прекратились, вновь вскочила на ноги и увеличила безопасную дистанцию. Вот только теперь моё движение заметил сам Моска.
Нет, в принципе, это хорошо. Я же сама к нему шла, вот только план о том, как добраться до его головы, так и не появился. Может, запрыгнуть? Ага, конечно! Как? Гола Моска направил в мою сторону целую руку, у которой каждый палец подобен пистолету.
— Дерьмо, — только и смогла произнести я, после чего почувствовала толчок в бок.
Кто-то вновь толкнул меня и повалил на землю, прижав своим весом. Только открыв глаза и сфокусировав зрение, поняла, что это Кёя. Как он это сделал? Когда успел? Парень довольно тяжёлый, просто так не выбраться. Хибари оттолкнул меня в сторону и лёг на землю так, что нас теперь скрывал от Гола Моски огромный столб чёрного дыма, куда недавно стрелял сам Моска. Потеряв цель из виду, машина продолжила беспорядочно обстреливать территорию школы.
— Для такой умной девушки, как ты, это был наиглупейший поступок, — произнёс негромко парень, нависая сверху. Хоть в его словах и чувствовался укор, в глазах я видела понимание. Он понимал, почему я так сделала. Понимал, что выхода нет, но всё равно помешал. Лицо парня было бледным, словно мел, а со лба стекал пот. Рана… Его рана доставляла ужасную боль, но он был слишком горд, чтобы принять это и, ещё хуже, признать это. Но от правды не убежишь. Она такая, какая есть, и с ней надо бороться.
— Хибари-сан, — воскликнула я, лёжа на спине. — Мне необходимо добраться до Моски. Только я могу его обезвредить и остановить. Иначе… иначе нас всех… — договорить не смогла, так как Кёя просто-напросто прикрыл мне рот ладонью. Что ж… как вариант, ещё один неплохой способ избегать правду. Вот только надолго ли?
Тем временем Моска выбрал новую цель. А именно — Хром, Кена и Чикусу. Они также лежали, прижатые к земле, но в них ещё и целились автоматические пушки, установленные Червелло, так как были в радиусе поражения. Поднимутся в полный рост — умрут, останутся лежать — умрут. Они окружены и в безвыходном положении. Я хотела крикнуть, но что? «Осторожнее!» или «Берегись!»? Очередная глупость. Тут и так всё ясно. В любом случае, из моих уст вырвалось лишь одно мычание, так как кричать в полный голос я не могла.
Но в самую последнюю секунду перед ребятами что-то появилось. Ярко-оранжевое пламя, подобно щиту, окружило Хром, Кена и Чикусу. Оно принимало и отражало любые атаки, которые выпускали Моска и автомат Червелло. И имя этому пламени — Савада Тсунаёши. Почему-то на мгновение стало легче. Тело наконец-то расслабилось, а ужас потихоньку отступал, но не до конца. Что-то ещё было не так.
Повернулась в другую сторону, выискивая взглядом Занзаса. Как оказалось, он был недалеко от Тсуны и с усмешкой наблюдал за ним. При этом был доволен. Так, словно только что выиграл джек-пот. Сам ничего не делал. Просто стоял на месте, но это сковывающее шею чувство… словно змеи уже не просто пытаются задушить тебя, а пробираются внутрь, через порезы и ранения… Так и хочется содрать кожу с костей.
Моска выбрал новую цель. Теперь единственный, кого он пытался уничтожить, это Тсуна. Все ракеты, лазерные лучи и пули были направлены только на него одного. Вот только, ко всему прочему, Тсуна умел использовать своё Посмертное Пламя так, что мог летать. Перчатки с эмблемой «Х» то усиливали пламя, то уменьшали его, удерживая баланс.
— Этот мусор сгниёт первым, — усмехнулся Занзас. — Это точно.
Так уверен… И это даже после того, что он увидел? После того, как Тсуна показал, на что он способен? Даже тот факт, что Тсуна оторвал и сжёг вторую руку Моски не убедило Занзаса в обратном. Да в чём дело? Что с этим Моской не так? Мне… мне надо кое-что проверить.
— Му-у-ухм! — произнесла я, привлекая внимание Кёи, что до сих пор нависал сверху. Ладонь наконец-то была убрана с моего лица. — Хибари-сан, где… Где вы бросили оторванную руку Моски? — он нахмурил брови и с непониманием посмотрел на меня. Видно, не мог понять, зачем она мне. — Так где? — настаивала. — Быстрее! Времени нет!
Парень не ответил, лишь посмотрел в нужную сторону. Оторванная рука Гола Моски спокойно покоилась на земле в центре боевого поля и лишь изредка пускала искры. Попыталась выбраться из-под Хибари, что удавалось не так просто. Во-первых, Кёя тяжелый. Во-вторых, он не очень-то и хотел, чтобы я куда-то там ползла. Беспокойство? Пф! Сейчас не самое подходящее время, чтобы об этом задумываться. В итоге, Хибари всё же уступил, позволив мне подняться и ползком, не привлекая лишнего внимания, под грохот взрывов, добраться до оторванной руки робота.
Ещё до того, как оторванная часть робота оказалась у меня в руках, я заметила то, что заставило замереть моё сердце и несколько раз пропустить удар. Присоски… Это точно присоски! И не какие-нибудь, а медицинского предназначения. Они торчали из оторванного отверстия, тянувшись вдоль всей механической руки длинными проводами. Для них есть только одно применение — считывать показатели жизни тела. Человеческого тела.
— Это же… — мои губы задрожали, а дыхание стало прерывистым.
Казалось бы, всё самое страшное, на что только способен мозг за одну секунду продемонстрировал мне это в реальности. Всё сложилось, подобно мазайке. Получив последние кусочки, картина выстроилась воедино, дав мне все те ответы, которые так искала. Прошлые предположения, догадки и вероятности исхода… всё обрело смысл. Занзас… что же ты за человек?!
Посмотрела в сторону Тсуны, который как раз разбирался с Моской. Его победа очевидна. Моска ринулся в сторону Савады, намереваясь сбить его с ног своим массивным телом, но Тсуна остановил его одной левой рукой, надавив на плечо противника. Пламя на правой руке стало ярче. Он хотел разрезать робота напополам, и я уверена, что так оно и будет. Тсуна стал сильным. Очень сильным! И это его сила погубит всех…
— ТСУНА, НЕТ!!! — что есть сил, крикнула я.
От моего неожиданного крика, рука парня дрогнула, а пламя начало колебаться. Он всё же нанёс удар по Моске, но не разрубил противника. Только вскрыл его грудину, подобно консервному ножу. Я в это время уже со всех ног бежала в сторону Тсуны, до сих пор держа в руках оторванную руку Моски. Зачем? Не знаю… Может для того, чтобы наглядно пояснить, хотя тут всё уже поздно. Из проделанного разреза, на землю с глухим ударом упал пожилой мужчина, который был связан по рукам и ногам.
И больше чем уверена, что этот мужчина отец Занзаса. Девятый Босс семьи Вонгола.

Над боевым полем наконец-то воцарилась гробовая тишина. Все с недоумением смотрели на то, что вывалилось из робота. Только Занзас не мог скрывать своей истиной натуры и улыбался. Я подбежала к старику. Седовласый, с небольшими густыми усами и окровавленной раной в груди, которую проделал Тсуна. Она не глубокая, но учитывая то, насколько измотан старик и то, что он давно не молод… любая травма может стать последней.
Тсуна задрожал. Он не мог поверить в то, что натворил. Шок и ужас за содеянное сковали парня. Он просто смотрел на Девятого с выпученными глазами и не мог прийти в себя.
— Что… что происходит? — заикался Тсуна, шепча. — Почему… внутри Моски?..
Рядом показался Реборн с небольшим чемоданчиком аптечки. Малыш собирался оказать Девятому первую помощь.
— Хей, — негромко обратился Реборн к мужчине, прикоснувшись к его лицу. — Проснись! — естественно, ничего не произошло. Хоть человек ещё был жив, но травмы для его возраста он получил серьёзные. — Тц, — кажется, Реборн был в ярости. Впервые почувствовала ужасающую мощь с его стороны. Аркобалено был на грани того, чтобы самому вступить в бой. — Я однажды… уже видел конструкцию Моски… — повернулся в сторону того, что осталось после робота. Оттуда, подобно лианам, торчали провода и присоски со всех сторон. Именно ими был обмотан Девятый. — Кажется… Девятый использовался как источник энергии Гола Моска. Дар, что ты видишь?
Я также посмотрела на то, что осталось от Моски.
— Одного взгляда мало, Реборн, — негромко сказала я. — Но могу с уверенностью сказать, что он там находится уже довольно-таки давно. Возможно, с месяц, может, больше. Тело Девятого истощено. Ему срочно нужна профессиональная медицинская помощь.
— По… почему?! — воскликнул Тсуна.
— Не спрашивай меня, почему! — прозвучал грозный голос Занзаса, и все посмотрели в его сторону. Теперь он не улыбался. Выражал всем своим видом гордость и ненависть ко всему, что его окружает. — Это ты сделал с Девятым.
— Я… я сделал? — всё тело Тсуны задрожало. Он смотрел на свои вязаные перчатки с цифрой двадцать семь и не мог поверить, бледнея на глазах. Шок, паника, страх, который доводил до безумия. Всё это было написано у него на лице. — А? Нет… Нет!
— Кто был тем человеком, который безжалостно избил старика? — продолжал давить Занзас, наслаждаясь зрелищем. Тсуна задыхался от каждого произнесенного Занзасом слова. — Кто был тем человеком, который разрезал и сжёг человека вместе с Моской?
— Заткнись! — гневно бросила я, заставляя Тсуну вздрогнуть. Голос был резким и громким, но меня на такой крючок не поймать. Психология? Чувство вины? Я не Тсуна и на эту лапшу не поведусь. — Кто был тем человеком, который засунул в эту консервную банку своего отца? Кто был тем человеком, который сковал его ремнями и любовался тем, как он сражается? Кто это был, Занзас? Не ты ли случайно? Пытаешься скинуть вину на Тсуну, а сам выйти мстительным героем? Чёрта с два! Тут достаточно свидетелей, чтобы сказать, чья это на самом деле вина!
Губы Занзаса сжались в плотную нить. В глазах бушевала ярость, а опущенные вниз ладони неожиданно начали сиять. Ясное дело, что он попытается меня убить. Но не только меня. Всех остальных также. Свидетели ему не нужны. А кто потом будет разбираться в истинных причинах?
— Нет… — неожиданно послышался хриплый старческий голос. Девятый пришёл в себя. Он кашлял, а изо рта текла густая тёмная кровь, но в глазах не было ненависти. Лишь безграничная любовь и доброта, а также… сожаление. — Я тот… кто виновен… только я…
— Де… ДЕВЯТЫЙ!!! — воскликнул Тсуна, наклоняясь к старику, чтобы лучше слышать его голос.
— Наконец-то мы встретились… — произнёс мужчина, мягко улыбаясь. — Тсунаёши-кун… Дарья-тян… Простите меня… за всё случившиеся. Из-за моей слабости… которая… пробудила Занзаса от долгого сна…
— Что значит «сон»? — не понимал Реборн. — После инцидента «колыбели» Занзас был изгнан из семьи и перемещён под пристальный контроль Вонголы, — я и Тсуна с непониманием посмотрели на малыша. Инцидент «колыбели»? Реборн решил пояснить. — Это крупнейшая попытка переворота в истории Вонголы, произошедшая восемь лет назад. Тот факт, что сын Девятого, Занзас, руководил восстанием, держался в тайне. И только верховные члены и элитное подразделение Вонголы, сражавшиеся на стороне Девятого, в то время, знали об этом…
— Занзаса остановили восемь лет назад, — продолжил старик. — И с тех пор он спал. Пока его гнев и желание отомстить не разрослись до ужасающего размера…
— Э-э-э?! — протянул Савада. — Что… что это значит?
— Что случилось? — поторапливал его Реборн, но Девятый не мог рассказать, так как его охватил приступ кашля. Кровь изо рта полилась намного сильнее. Девятый держался буквально на последних силах.
— Тсунаёши-кун… Дарья-тян… — привлёк он наше внимание. Тсуна пытался его остановить и просил, чтобы тот не напрягался сильно, но Девятый точно хотел что-то сказать. Возможно, он тратил на это последние свои силы, но добровольно. Это что-то очень важное. — Всё в порядке… Я столько слышал о вас от Реборна. О девочке, которая нравится Тсунаёши-куну… Об увлечениях Дарьи-тян… О школе… О ваших друзьях… В своё время боялся, что вы не поладите и именно поэтому пошёл на данный договор с родителями Серра. Но, как оказалось, вы сами нашли общий язык и стали верными друзьями. Мальчик с добрым, неподходящим для Босса мафии, сердцем и девочка с расчётливым холодным умом, но совершенно не стремящаяся к власти и не желающая с кем-либо идти на контакт. Вы боролись против своего желания всё это время… У тебя, — Девятый приподнял указательный палец к голове Савады. — Всегда складка между бровей… И руки держишь так, будто просишь о чём-то… — на кончике пальца появилось пламя Посмертной Воли. Старик прикоснулся к голове Тсуны, и тот на мгновение замер. Он, вроде бы, и смотрел, и совершенно ничего не видел перед собой. — Ты, — теперь палец указывал на мой лоб, — не любишь тепла… как физического, так и душевного… Избегаешь его, считая, что оно может причинить тебе боль. Но любишь сладости, и кто бы ни был у тебя в гостях, напоишь его горячим чаем… Но это и есть причины, по которым я выбрал вас… Десятый Босс Вонголы и его Советник! — наконец-то палец коснулся и моего лба.
По всему телу прошлась волна. Тёплая волна… словно парное молоко. Хотелось лечь спать и укутаться в тёплое одеяло. Перед глазами всплыли странные образы. Моё прошлое. Далёкое прошлое. Я была ребёнком, которому исполнилось совсем недавно три года. Сидела в коридоре, на стульях какого-то огромного дома с высокими потолками. Вижу маму и папу. Они нервничали, что-то нашёптывая друг другу. До меня доходили лишь отголоски их фраз, так что смысла уловить их я не могла. У самой в руках имелась небольшая коробочка печенья в форме гриба, шапка у которого сделана из шоколада. Доставала это печенье и ела, совершенно не беспокоясь о том, что происходит вокруг.
— Дар, милая, — мама наклонилась к самому моему лицу, бережно погладив по голове. — Мы сейчас с папой встретимся с одним нашим знакомым дядей. А ты пока посиди тут. Мы быстро, хорошо?
Я ничего не ответила. Просто по инерции кивнула, и родителям этого показалось достаточно.
— Идём, — позвал папа, беря маму за руку. — Для начала нам нужно самим представиться.
Мама кивнула, и родители исчезли за дверью, около которой мы и находились. Кроме меня, больше в коридоре никого не было. Но я не боялась. Просто сидела на стульчике, небрежно размахивая ногами из стороны в сторону, когда ко мне подошёл неизвестный человек.
— Какого чёрта?! Ты кто такая?! — я подняла глаза и увидела стоящего перед собой мальчика лет двенадцати-тринадцати. Густые чёрные волосы и кроваво-красные глаза. Хоть шрамов и не было, сразу узнала Занзаса. Но ребёнком видела его впервые. — Что здесь делаешь, спрашиваю? — он кричал и был недоволен моим присутствием. Но ответа от меня так и не дождался. — Тц! Что за тупой мусор?! Скорей всего, прислуга без присмотра оставила… — мальчик скрестил руки на груди, вновь посмотрел на меня. — Ты кто такая? Итальянский понимаешь? Как зовут? — ответа вновь не последовало. — Тупая! — сделал вердикт мальчик, вновь хмыкнув.
Он выглядел каким-то неестественным. Хоть и одет в дорогие одежды, но весь этот важный вид… словно и не его вовсе. Почему-то Занзас решил, что я не понимаю итальянский, и пытался выяснить, кто я, используя жесты. Но я всё прекрасно понимала, просто говорить не хотела. Однако он показался мне нервным и почему-то голодным. Я сунула в коробочку с печеньем руку и достала оттуда несколько грибочков. После чего спрыгнула со стула и, подойдя к мальчику, протянула печенье ему. Несколько секунд Занзас смотрел то на меня, то на протянутую мою руку. Взгляд нахмурился. Он явно не понимал, что происходит, но раскрыл свою ладонь и принял печенье.
В эту же секунду за дверью, куда ушли мои родители, послышались шаги. Занзас занервничал и убежал, скрывшись за ближайшим поворотом, но не ушёл окончательно. Его мучило любопытство.
— Дар, иди сюда! — позвала мама, улыбаясь. — Мы познакомим тебя с одним важным человеком.
Мама взяла меня за ладошку и провела в комнату, из которой только что вышла сама. Оказались в огромном кабинете, в котором имелись гигантские, на тот момент, книжные шкафы, деревянные столы, созданные из дорогого тёмно-красного дуба и в тон столам дорогие кресла. За одним из столов сидел высокий мужчина. Девятый. Он уже тогда начинал понемногу седеть. Мужчина был немного насторожен, словно не хотел меня видеть. Но мама уверено вела меня к Девятому, пока я не оказалась практически прямо перед ним.
Некоторое время мы просто смотрели друг на друга. Хмурый, недоверчивый взгляд на миг скользнул по моим белоснежным волосам. Мне казалось, прошла вечность, но мы продолжали стоять и смотреть друг на друга. В конце концов, мужчина хмыкнул и улыбнулся.
— Ну, здравствуй, Дарья, — произнёс Девятый, медленно наклоняясь и протягивая в мою сторону свою правую руку, в знак приветствия. Но я отошла от него. Не хочу, чтобы ко мне прикасались. — Хм? — удивился Девятый.
Он решил, что напугал меня, и его взгляд тут же изменился. Он перестал искать во мне опасность. Босс мафии улыбнулся искреннее и стал похож на обычного мужика, продающего воздушные шарики в парках. Взял со стола обычный листок бумаги, на котором совершенно ничего не было. Показал мне его со всех сторон, словно демонстрировал фокус. Потом сжал правую ладонь в кулак, оставив вытянутый один единственный указательный палец. На конце пальца загорелось пламя Посмертной Воли. Я вновь испугалась и отошла на несколько шагов назад. Огонь меня пугал. А моя реакция пугала моих родителей.
Девятый заметил это, но продолжил, игнорируя немую просьбу мамы и папы. Он стал рисовать на бумаге пальцем. Сначала одна точка, потом другая… дуга… и вот теперь через бумагу на меня смотрело улыбающиеся лицо, созданное из пламени Посмертной Воли. Более того, Девятый подставил этот листочек к своему лицу. Я заметила, что пламя хоть и горело, но совершенно не причиняло вреда.
Возникло любопытство. Медленно приблизилась к мужчине, прикасаясь рукой к рисунку. Ничего не чувствую. Ни боли, ни тепла. Только… спокойствие. Гармонию. Девятый отдал рисунок мне.
— Нравится? — спросил мужчина. Я согласно кивнула головой. — Тогда он твой. Забирай, — это меня удивило, но рисунок взяла. Правда, я решила, что просто так его взять не могу и за картинку нужно заплатить. Вот только единственное, что у меня было это печенье, именно поэтому я протянула Девятому всю оставшуюся коробку. — Это мне? — спросил Девятый, беря протянутую упаковку. Вновь согласно кивнула. — Что ж… это можно назвать ценой соглашения.
— Так вы… — начал отец.
— Да, — кивнул Девятый, беря меня на руки, и усаживая себе на колено. Я больше не отходила и не пугалась его. — Можете не волноваться. Девочка останется жива, и мы о ней, в дальнейшем, позаботимся. Но нужно уточнить кое-какие детали. И ещё, самое главное условие, чтобы успокоить элиту Вонголы, мы заключим договор, по которому Серра Дарья, с наступлением совершеннолетия станет женой будущего Десятого Босса и его Советником. Но до этого, — Девятый протянул мне другие листки бумаги и цветные карандаши, позволяя чиркать у него на столе. — Пускай девочка растёт в неведении о мире мафии. Пускай, живёт как самый обычный ребёнок. Любите и балуйте её…
Родители были напряжены. Они переглянулись, словно общались мысленно на каком-то особом уровне. В итоге, согласно кивнули. Выбора у них не много. Что мама, что папа были напуганы недавними событиями, а смотря на то, как я беззаботно рисую на листочке… Разве у них был выбор? Но самое интересное было то, что в тот самый момент за нами наблюдали. Занзас стоял за дверью и смотрел в небольшую щель в замочной скважине. Он всё видел и слышал. И единственный, кто это заметил, — была я, но не придала этому значение. Тогда не придала…
Наконец-то воспоминания кончились, и я вновь оказалась на поле поединка Хранителей Облака. Казалось, прошло столько времени, но это было всего мгновение. Тсуна плакал, сжимая руку Девятого, и старался до него докричаться. Вот только… тот окончательно лишился сил, потеряв сознание.
— Как ты мог сделать такое с Девятым? — тут же прозвучал голос Занзаса. — То, что ты сделал с Девятым, не что иное, как вызов мне, его сыну, Занзасу и духу справедливости Вонголы.
— Что?! — ахнул Тсуна, пораженный тем, что парень продолжает настаивать на своём. Даже после всего, что случилось.
— Доказательство — этот выжженный рубец на груди Девятого! — взревел Занзас. — Здесь, на месте убийства Босса, смешенная битва колец теряет смысл!!! Ради Босса, моего отца, и будущего Вонголы, я убью тебя и отомщу за смерть Девятого!!!
Каждого присутствующего словно ледяной водой облили. Так вот что он задумал! Сбросить все обвинения на Тсуну, а самому выйти героем. И ведь такое может прокатить. Уверена, что большинству людей, которые поддерживали Девятого, будет просто необходим человек, на которого сбросят всех собак и будут ненавидеть. Мучительная и ранняя смерть Савады, а также всех его друзей обеспечена. Однако… это произойдёт лишь в том случае, если Занзас выживет сегодняшним вечером. Всё просто! Историю пишут победители. Если умрёт Тсуна, героем станет Занзас, и все поверят в его бред о мести. Но если умрёт Занзас, то…
Я опустила взгляд на свои колени, на которых до сих пор лежала оторванная Кёей рука Моски. Дальше действовала спонтанно. На каком-то интуитивном уровне. Просунула правую руку в отведённое отверстие, а присоски прикрепила к своей коже. Вероятность положительного результата равна пятидесяти процентам. Но меня это не остановило. Рука заработала. Она питается энергией живого человека. Так чем я хуже? Более того, рука стала меня слушаться. Сжала кулак и разжала его. Металлическое устройство очень тяжёлое, но мне всё равно. Встала и, шагнув в сторону Занзаса, выстрелила, выпустив пять пуль из пальцев.
— Что за?.. — вырвалось у Занзаса, после чего он отпрыгнул назад, сделав небольшое сальто в воздухе. Сумел уклониться от пуль. Но его поразил тот факт, что я могу использовать Моску. Даже сейчас эта рука дымилась и периодически испускала искры, причиняющие мне боль, но она заряжена, а значит, может стать неплохим оружием. — Мусор! Ты используешь моего Гола Моску против меня же?!
Ничего не сказала. Лишь приподняла устройство, помогая её удерживать навесу левой рукой, и пустила следующую очередь пуль в Занзаса. Чёрт! Она тяжёлая. Прицеливаться очень трудно. Да я и стрелять толком не умею, но отступать нельзя.
— Дар! — воскликнул Тсуна, немного шокированный моим поведением, но при этом не останавливал меня.
— Занзас, — наконец-то произнесла я, обращаясь к парню. Мой голос был спокоен и холоден. Я всё понимала, более того, правда, беспокоящая меня, наконец-то всплыла на поверхность. Когда ты знаешь, какое дерьмо тебя окружает, с ним и бороться проще. — Честное слово, мне абсолютно плевать, по какой причине ты так возненавидел своего отца. Возможно, в детстве он твои игрушки к полу прибивал, чёрт его знает… Повторюсь, мне плевать! Но одно меня действительно бесит, — вновь нацелила руку Моски на парня. — Неужели ты думаешь, что тебе это так легко сойдёт с рук? Ты засунул своего отца в робота, подобно тушенке из консервов, и считаешь, что никто не будет задавать вопросов? Вот он, рубец на теле Девятого, и его сделал Савада Тсунаёши, а я тот, кто мстит за смерть отца… Класс! Неужели в Вонголе все такие идиоты? Хм… — наклонила голову набок. — Может быть. Ты там вырос, тебе видней, — легкомысленно пожала плечами, слегка улыбнувшись. — Но не сравнивай меня с этим стадом баранов! — вновь выстрелила, но Занзас ловко уклонялся от моих атак. — Я сходу смогу отыскать свыше десятка очевидных улик, которые даже самому неверующему дадут понять — виновен ты!
— Бва-ха-ха!!! — засмеялся Занзас. Кажется, он получал удовольствие от моего поведения. — Ты думаешь, тебя будут слушать? Тебя, чья фамилия до сих пор ассоциируется с предательством и войной? Да одно твоё слово будет равносильно вызову против всей семьи Вонголы! В каком-то смысле, ты уже и нежилец вовсе. Хочешь говорить? Давай! Но уверен, что потом ты будешь первая, кто попросит защиты.
— Тц! — вырвалось у меня. В этом случае он прав. Большинство членов совета семьи Вонголы, против того, чтобы я, в принципе, существовала. Я в безвыходной ситуации. Убить его не смогу, а моё слово ничего не стоит.
— Даже если он станет следующим Боссом Вонголы, — начал Реборн. — Те, кто знает о «Колыбели», будут против Занзаса и попытаются свергнуть его силой. Но если заставить тебя принять эту отрицательную роль и превратить всё в месть за смерть Девятого, дела изменятся, — рассуждал вслух Реборн. — В этом случае, он сможет завоевать доверие большинства членов семьи. Смешанная битва за кольца… лишь предлог. Вероятно, он решил, что как только Моска убьёт одного из хранителей Тсуны, сам Тсуна придёт в ярость. А после списать всё на несчастный случай и…
— Невозможно… — шептал Тсуна. — Всё это… Зачем? Ради таких вещей? Невозможно…
— Прошу, воздержитесь от таких резких заявлений и предположений, — произнесли Червелло, которые до этого принимали молчаливую позицию. Видно, что мнение Реборна высоко ценится в семье Вонгола. И если я для них пустое место, то Аркобалено может наделать шуму. — Все высказывания были нами записаны.
Среди ребят поднялась волна возмущения. Всё выглядит так, будто они на стороне Занзаса. Хотя, вероятно, так оно и есть. Но что скажет сам Реборн?
— Делайте, что хотите, — бросил малыш. Вновь поле охватило безумная аура, которую я редко, когда встречала. Реборн силён. И самое главное… — Я уже взбешён, — как ни странно, но эта фраза подействовала на девушек. Они занервничали. Боялись его. Боялись той силы, которой обладает Аркобалено. — Я собираюсь сдержать обещание, данное Девятому, что не буду вмешиваться в битву, в которой замешан мой ученик. Но даже так, ничего не могу сказать о том, что мой ученик, который не любит сражаться, будет делать…
После этих слов Тсуна спокойно встал и вышел вперёд, загораживая меня своей спиной. Словно демонстрировал, что следующие слова будут исключительно его решением и ничьим более. Он услышал достаточно, чтобы сделать правильные выводы. Назад пути нет, Тсуна. Осталось идти только вперёд. От проблем не спрятаться и не убежать. Что же ты скажешь, как наш лидер? Какое твоё решение?
— Занзас, — голос Савады был негромким, но достаточно чётким, чтобы его слышали все. — Это кольцо… Я хочу, чтобы ты вернул мне его. Я не позволю Вонголе попасть в твои руки!
— Бва-ха-ха-ха!!! — это очень позабавило Занзаса. — Ты… Я вырежу твоё имя в книге истории Вонголы. Запишу в качестве глупого коротышки, который бросил вызов Занзасу из-за собственных эгоистических интересов.
После этих слов я вновь нацелила руку Моска в сторону противника. Он намерен сейчас разделаться с Савадой? Хотя… какая разница? В любом случае будем драться.
— Он не один!!! — позвучал голос Гокудеры за нашими спинами. Как оказалось, позади собрались все остальные Хранители. Хаято, Такеши, Рёхей, Хром и даже раненый Кёя. Каждый был готов к бою. — Желание Босса — наше желание!
— Моё желание — моё, — добавил Кёя, делая своего рода черту, показывающую, что он сам по себе.
Но и на стороне Занзаса появились союзники. Тут же показались Леви-А-Тан и Бельфегор, вооружённые до зубов. Даже ранее полученные раны не мешали им сражаться.
— Вы этого хотите, отродья?! — взревел Леви.
— Ши-ши-ши, что насчёт этого? — смеялся Бел, высвободив десяток метательных ножей.
— Уничтожить предателей, — приказал Занзас, и думаю, это было бы концом одной из сторон, если бы в последнюю секунду не вмешались Червелло.
— Что насчёт этого? — девушки выбежали в самый центр поля, оказавшись между двух враждующих сторон. — Мы возьмём на себя ответственность за битву отмщения за Девятого. Мы обязаны следить за местонахождением колец Вонголы.
— ЧТО?! — взревел Рёхей.
— Какого чёрта?! — также был поражён Хаято. — Вы все сучки Занзаса!!!
— Пожалуйста, замолчите, — бросила одна из Червелло, вытащив письмо с печатью пламени Посмертной Воли. — У нас есть официальный указ от Девятого Босса. Любая передача колец не будет одобрена без нашего подтверждения.
— Вы это… серьёзно?! — вырвалось у меня, после чего я начала смеяться. Буквально до слёз. — Чёрт… вот это дурдом. Вы сами говорили, что подчиняетесь только Девятому и никому более, но что мы видим? Вон он, ваш Босс, лежит в грязи и истекает кровью, а вы тычете во всех каким-то указом? Да подотритесь этой бумажкой! Она ничего не стоит!
— Как и ваши слова, Представитель, — произнесли Червелло. — Вы пока никто и слушаться вас мы не обязаны. Победитель этой битвы станет следующим Боссом Вонголы, так что мы объявляем ночь сражений Небесного Кольца. Другими словами, это последняя битва за кольца. Как вам это, Лорд Занзас?
— Хм… Неплохая идея, — усмехнулся Босс Варии, не скрывая истинных своих эмоций. Он в восторге от того, как разворачиваются дела. Иными словами, наше положение хуже некуда.
— Значит, следующей ночью, в это же время, на территории Средней школы Намимори все Хранители обязаны собраться.
— Ха! Завтра будет заключительная глава этой весёлой комедии, — продолжал усмехаться Занзас. — Убедитесь в том, что готовы к этому.
Парень снял со своей руки Кольцо Неба и, рассоединив его, кинул вторую половину кольца Тсуне. После чего из его руки появился яркий луч света, ослепивший всех вокруг. Когда же свет потух ни Червелло, ни Занзаса с его командой на поле боя уже не было. Они ушли.
Мы ещё какое-то время стояли на своих местах, вглядываясь в пустую темноту. Словно пытались убедиться в том, что их действительно больше нет. Однако на их смену появились другие гости.
— Мы слишком поздно?! — все повернулись в сторону источника голоса. Около ограждённого поля стоял Каваллоне Дино со своими людьми. Быстро осмотрев каждого, он принялся раздавать указы своим людям. — Немедленно позаботьтесь о ранах Девятого!!! — подчинённые Дино действовали быстро и слажено. Сразу же принесли носилки и медикаменты для стабилизации состояния Девятого. Сам же Дино подошёл к нам. — Со мной недавно связался Рома, — начал он. — Передал последние новости касаемо Девятого, — заметив мой настороженный взгляд, добавил. — С ним, как и с твоими родителями, всё в порядке. Несколько ран, полученных в бою, но жить будут. Но… я никогда не думал, что… всё придёт к такому… Вы в порядке? И что это на тебе, Дар? — Дино указал на металлическую Руку Моски. — Сними её!
Что ж… Думаю, что теперь она мне не нужна. Отсоединила липучки от тела и вытащила руку из металлического устройства. В эту же секунду почувствовала ужасную усталость и чуть было не упала на землю, если бы не Дино, что вовремя придержал меня за плечо. Что это? Такое утомление, как только я отсоединила от себя часть Моски. Хотя в тоже время, когда целилась в Занзаса, такой усталости не было. Наоборот, я чувствовала некий прилив сил. Хм… Этот Гола Моска… Интересное изобретение, вот только его использовали во вред.
— Что делать с обломками робота, Босс? — обратился к Дино один из подчинённых.
— Уничтожьте, — бросил Каваллоне, даже не задумываясь над тем, что это машина — зло.
— Нет! — остановила я его, и все с непониманием посмотрели в мою сторону. Видно, они решили, что мне этот робот понравился из-за своей конструкции, так как люблю электронику, но у меня были совершенно иные причины. Пришлось пояснить. — Дино, этот Моска может помочь Девятому.
— О чём ты говоришь, Дар? — спросил Реборн, который цеплялся за любую возможность помочь своему другу. Также к моим словам прислушался Тсуна, что стоял неподалёку.
— Этот робот… — кивнула в сторону Моски. — Я использовала только руку, но смогла это понять. Всё так и есть, Гола Моска работает, используя человеческую энергию. Словно батарейку. Но, видимо, создатель этой конструкции позаботился о том, чтобы человеку был нанесён как можно меньший физический вред. Каким-то образом оно восполняет силу, но только до той поры, пока ты находишься внутри. Заставляет тело входить в этакий биологический стазис. Если бы не это, сомневаюсь, что Девятый прожил в теле Моски хотя бы неделю.
— И что ты предлагаешь? — продолжал спрашивать Реборн, в голосе которого чувствовалось и напряжение, и волнение, и надежда.
— Предлагаю разобрать робота по запчастям и добраться до того устройства, что стабилизирует состояние здоровья человека, — пояснила я. — Целого Моску использовать небезопасно, но он ещё может послужить в благих целях.
— Это поможет? — спросил Тсуна, в глазах которого читались переживание и страх, ведь он причастен к тому, как себя чувствует Девятый.
— Буду честна, — вздохнула я. — Стопроцентной вероятности дать не могу. Но шансы выжить у Девятого значительно повысятся.
— Дино, — обратился Реборн. — Ты можешь со своими людьми проделать то, что советует Дар?
— Если надо, я могу присоединиться к команде твоих людей, — предложила я Дино. — Врач из меня так себе, но что касается робототехники…
— Нет-нет, — Дино улыбнулся и отрицательно покачал головой. — Мы справимся сами. Спасибо, Дар, но тебе лучше отправиться домой и постараться отдохнуть.
— Согласен, — кивнул малыш. — Всем нам следует вернуться домой и набраться сил, перед завтрашним последним матчем.

Толком ни с кем не попрощавшись, ушла домой. К этому моменту люди Дино осматривали остальных ребят и оказывали им необходимую медицинскую помощь, но у меня повреждения минимальны. Пара царапин, с которыми я и сама способна справиться. Да и, если честно, не хотела там оставаться. В голове настоящая каша. Как оказалось, некоторым вещам всё же суждено сбыться.
Занзас… Чёрт, как же я зла на него! Хотя нет… зла на себя. Ведь чувствовала! Да и знала, что Девятый у него в руках. Предполагала это. Но то, что он посадил его в Моску… Эх, если бы я сделала хоть что-то раньше. Если бы и дальше попробовала рассуждать на эту тему. Но нет… Я думала о себе, о друзьях, о битвах… о чём угодно, но не о том, что надо. Бессмысленно! Бесполезно! Чёрт! А теперь что? Завтра бой Неба. Бой Тсуны и Занзаса.
Но хотя бы слышны новости от моего брата. Значит, он ранен? А мама с папой? Почему они не выходили со мной на связь? Когда планируют вернуться в Японию? Хотя если что-то серьёзное, то это объясняет, почему они там так задерживаются. Но воспоминания, что передал мне Девятый… Получается, я его знала ранее? Правда, со временем детские воспоминания позабылись… Но вот Занзас меня помнит. Это точно.
Возможно ли, что он жил всё это время в особняке Вонголы и считал, что рано или поздно займёт пост Десятого? Если так, то вероятно, был уверен, что я стану его женой. Он же всё слышал. Всё видел. Но тогда он не казался мне таким озлобленным. Сейчас… парень словно опустошён. Что же изменилось? Алчность? Жажда власти? Денег? Могущества? Не знаю… Всё это для меня не имеет смысла. В этом я никогда не смогу понять Занзаса.
Ладно. Пора просто признать то, что уже произошло. Ничего не изменится, если вновь и вновь прокручивать события в своей голове. Просто поставлю чайник, посмотрю, что имеется в холодильнике и не испортилось за это время, перекушу и… попытаюсь подготовиться ко всему, что только возможно.
Во входную дверь постучались три раза.
— Хм? — так поздно? Кто это может быть? Медленно шагая к входной двери, я прихватила с собой бейсбольную биту, которую в своё время подарил мне Ямамото. Вряд ли она меня спасёт, но чисто для уверенности… Посмотрела в дверной глазок. — Что? — тут же открыла дверь, с непониманием смотря на ночного гостя. — Хибари-сан, что вы тут делаете?
— Об этом я тебя хотел спросить, — спокойно бросил Кёя, скрестив недовольно руки на груди, облокотившись плечом об дверной косяк. — Разве ты не должна быть в больнице?
— Меня выписали, — коротко ответила я, ставя биту недалеко от тумбочки в прихожей. Это движение не ускользнуло от стального взгляда.
— Хм, — на губах появилась усмешка. — И этим ты хотела защититься? Хотя бы умеешь пользоваться или владеешь ей на том же уровне, что и стреляешь?
Не ответила. Да уж, я сегодня пыталась застрелить противника, но каждый мой выстрел канул в небытие. Я действовала спонтанно, не умеючи. Использовала только то, что попалось под руку. Наверное, это выглядело неуклюже со стороны Кёи, и теперь, когда была задета его гордость, он не стеснялся тыкнуть меня в мои же ошибки. Словно старался выплеснуть накопившуюся злость. Вот только я не собираюсь быть подушкой для битья. Я также зла, также задета и также сдерживаю свои эмоции, чтобы не навредить окружающим. И если Кёя решил вести себя так, то и я буду действовать аналогично.
— Возможно, мне даже не пришлось бы стрелять, если бы кто-то послушался меня с самого начала, — тихо произнесла я. — А не повёлся на дешёвые провокации.
— Вот как? — Хибари не кричал и не повышал тона, но в его голосе начала звучать скопившаяся злость. — Значит, выбежать на поле боя, не имея ничего под рукой — это такой гениальный план?
— А, по-твоему, надо было просто лежать на земле и ждать, когда тебя прихлопнут словно муху, так? — я также говорила тихо. Мой голос скорее перешёл на шёпот. При этом я вновь заметила, что стала обращаться к Кёе на «ты», хотя сейчас меня это волновало в самую последнюю очередь. — Ведь именно так все и поступили. Попрятались в различных канавах и ждали… вот только чего? Что их спасут? Да, Тсуна, в итоге, появился, а если бы его не было? Если бы он не пришёл, а продолжал заниматься своими делами? Что тогда? Ты знаешь, что я права, именно поэтому и зажал мне тогда рот! — неожиданно Кёя ударил кулаком дверной косяк. Я не понимала, зачем он это сделал. Голова наклонилась вперёд, глаз из-за густой чёрной чёлки совершенно не видно. Парень в ярости, но из-за того, что правда на моей стороне, он ничего не говорит. В деревянном косяке из-за удара Кёи возникла паутинка глубоких трещин. Ладно… сейчас мы оба на взводе и, по сути, просто отыгрываемся друг на друге, а ведь виновник сейчас не здесь. Я устало вздохнула, проведя ладонью по голове и зачёсывая волосы назад. — Хибари, — обратилась я к нему, наплевав на приставку «сан». — Иди домой, спать. Завтра этот кошмар наконец-то закончится.
— Отлично, — бросил Кёя, и, как ни странно, в его голосе также исчезла злоба. — Рад, что ты сама предложила, — после этих слов парень слегка оттолкнул меня в сторону и прошёл вовнутрь дома.
— Э? — несколько секунд я так и стояла в коридоре, держа одной рукой входную дверь, а также наблюдая за обнаглевшим парнем, который спокойно прошёлся в мою комнату и завалился на кровать. Одну единственную в моём доме кровать. — Хибари! Иди к себе домой! К себе! — парень молчал. Даже не реагировал на мой голос. Делает то, что хочет. Хотела крикнуть ему вдогонку что-то оскорбительное, чтобы разозлить и выгнать из дома. Я сегодня хочу побыть одна. Разве это так сложно понять? Но тут заметила кое-что странное на моём полу. — Кровь?
Прямо от порога в дом и далее шла небольшая цепочка бордовых капель, что вела в мою комнату. Точно, Кёя же ранен. Но разве люди Дино не обработали раны? Или он из-за своей гордости не позволил им этого сделать? Да, скорее всего, второе. Глупо и бессмысленно. Так и умереть можно, а его тогда задело серьёзно. Верхнюю часть левой ноги. Если ничего не сделать, то одним шрамом не отделаешься. Это был лазерный луч Моски.
— Эх… — вздохнула я, закрывая входную дверь и шагая в сторону ванной, где отыскала коробочку с аптечкой. После вернулась в свою комнату. Кёя лежал на кровати, запрокинув руки за голову так, словно всё шло по его плану. — Хибари-сан, — позвала я его, вернув официальное обращение. — Вам лучше снять брюки.
Глаза парня резко распахнулись, после чего он с непониманием и удивлением посмотрел на меня. М-да… звучало несколько двусмысленно, но я лишь подняла аптечку над головой, показав истинные намерения. На что-то ещё нет ни сил, ни желания, ни эмоций. Я слишком устала. Опустошена. Злость и страх очень выматывают человека.
— Исключено, — коротко ответил Кёя, вновь закрыв глаза.
— Вы запачкаете кровью мне весь постельный набор, — настаивала я.
— Купишь новый, — не сдавался парень. Ох, ну что за упрямый человек?!
— Хорошо, пусть будет по-вашему, но может, всё же позволите мне оказать вам первую медицинскую помощь? Правда, штанину всё равно придётся немного порвать.
Кёя вновь посмотрел на меня, потом на аптечку. Немного подумав, закрыл глаза. Что ж, это в стиле Хибари. Он никогда не произнесёт согласие вслух, но для меня и молчание — знак согласия. Подошла к своей кровати так, чтобы оказаться прямо около раны на ноге. Ужасно это признавать, но… чёрт… от неё пахло жареным мясом. Ужас! Меня даже немного затошнило. После такого и вегетарианцем стать можно. Но я ещё раз убеждаюсь в том, что я и медицина… Ну, никак не можем сосуществовать вместе. Хотя в ней разбираюсь чуточку лучше обычного обывателя. Как не посмотри, а мама в этой кухне ого-го сколько.
Чтобы избавиться от лишних запахов, надела марлевую повязку на лицо, а также эластичные резиновые перчатки. Далее дело шло более налажено. Разрезала ножницами прилипшую к коже чёрную ткань брюк, открывая для себя рану. Да, ожог серьёзный, но не настолько как я себе представляла. В принципе, одной моей помощи будет достаточно. Возможно, даже и шрама не останется. Если, конечно, он не будет совершать резких движений, при которых рана вновь откроется.
Мышцы практически не задеты. Только верхний слой кожи. Быстро обработала рану и обмотала её бинтами с пластырем. А вот теперь, упаковывая аптечку обратно, а грязную ватку скидывая в общий мусорный пакет, кто-нибудь ответьте мне — зачем я это сделала? Он об этом просил? Нет. Он так сильно ранен, что умирает? Тоже нет. Я о нём беспокоюсь? Нет… наверное… Может, это всё благодарность? Ведь я уже со счета сбилась, сколько раз он меня выручал. Эх…
— Спасибо, — услышала я голос парня в тот самый момент, когда повернулась к нему спиной, чтобы уйти из комнаты и отнести аптечку в ванную.
— А? — с непониманием обернулась в сторону Хибари. Он что, поблагодарил меня? Он? Точно? Я не ослышалась? Ох, пускай он повторит! Хочу увидеть, как у него в этот момент шевелятся губы. Но нет, Кёя опять принял беззаботный вид, запрокинув руки за голову и закрыв глаза. Притворяется спящим? И неужели благодарить людей так трудно? — Эй, Хибари-сан, — негромко позвала я. — А кто там в истории преступником оказался? Я заснула и так не дослушала до конца.
— В следующий раз дочитаю — узнаем, — отозвался Хибари, не открывая глаз.
— В следующий раз, — с улыбкой кивнула я.
Что ж… этого достаточно для того, чтобы пережить завтрашний вечер.
Во всяком случае, хотя бы попытаться.



Зозо Кат

Отредактировано: 15.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться