Омерта Советника

Размер шрифта: - +

Глава 44. Напряжение

Как и ожидалось, спала я просто ужасно. Всё время вскакивала в постели в ледяном поту, а во сне видела одну и ту же картину. Словно бы меня закапывают в земле заживо. Вижу свои похороны. При этом кричу и пытаюсь достучаться до ребят, что я жива. Всё ещё жива, но нет… Они закапывают меня. Не слышат и продолжают сыпать землю на ноги, руки, лицо… В итоге, весь мир окрашивается в чистый чёрный цвет. И как только исчезал последний клочок света перед глазами, я просыпалась. Всегда мокрая и тяжело дыша. Это было ужасно. Кровь пульсировала в ушах, заглушая всё вокруг. Страшно хотелось пить и проснуться вновь, но нет… то, что я теперь видела перед глазами, не что иное как самая настоящая реальность. 
Хочу, чтобы это прекратилось. Хочу вернуться домой и жить, как и раньше. Хочу просто спокойной жизни. Хочу… Но нет. У меня даже спокойный сон отняли, о какой жизни в таком случае речь? Видно, таблетки Шамала не потребуются. Сгодятся и кошмары.
Встала с постели и направилась в сторону кухни, глотнуть воды. Однако моему взору предстала ещё одна не менее ужасающая картина: со стороны входов в убежище шли Тсуна, Хаято, Такеши, Киоко, Хару, И-Пин и Ламбо. Причём всё из моего времени! Все дети! Более того, И-Пин и Ламбо без сознания, а Тсуна серьёзно ранен и повис на плечах парней. В коридор также вышел и Реборн, мчась со всех ног в сторону ребят. Девочки были сильно напуганы, но по беглому взгляду можно сказать, они не ранены.
— В чём дело? — спросила я, также походя к парням. Хаято лишь бросил: 
— Враги.
— Ясно, — отозвалась я и заменила Ямамото, позволив Тсуне облокотиться на себя. — Следуй за Реборном, — обратилась к молодому Такеши. — Он вам всё объяснит. А мы, — повернулась к Хаято. — В лазарет.
— Дар, подожди! — бросил Ямамото. — Ты тоже всё это время была тут? Мы всех вас искали! Весь город на ушах! Не говоря уже о Дисциплинарном Комитете…
— Останьтесь с Реборном, — повторила я всё тем же спокойным и безразличным голосом, после чего направилась с Хаято в сторону лазарета.
— Дар-тян! — воскликнула Киоко, выражая в своём голосе полное непонимание и лёгкий страх, но их всех остановил Реборн, попросив проследовать за ним в гостиную.
— Вы, наверное, шокированы, — слышался за спиной голос малыша. — Я не хочу доставлять вам ещё больше волнений, но должен рассказать, что происходит. Поэтому, пожалуйста, слушайте внимательно.
Дальше его голос нам был не доступен, так как ребята вошли в комнату, да и мы закрыли за собой дверь. К счастью, взрослый Ямамото бегло указал мне на лазарет, заметив, что тут есть всё необходимое для проведения сложнейших операций. Так как взрослая версия меня решила готовиться ко всему самому страшному в случае беды. Как ни странно, но эта моя черта сохранится и через десятилетия. Что ж… сегодня один из таких случаев.
— Кладём его на койку, — произнесла я, обращаясь к Хаято. Тот молча повиновался. Медленно, не делая резких движений, положили Тсуну на белоснежную постель. — Сними с него рубашку, — приказывала я всё тем же бессердечным и монотонным голосом. Это стало немного злить Гокудеру, хотя в основном на него давили собственные эмоции, которые он всегда с трудом подавлял.
— Чёрт, да ты вообще знаешь, что делать? — гневно бросил он.
— Да, — спокойный ответ. Повернулась к стеклянному прозрачному шкафчику, где находились различные медикаменты, бинты, лекарства и медицинское оборудование. — Не забывай, что я всё-таки дочь врача. Пускай, всего не знаю, но уж первую помощь оказать смогу. А теперь, — кивнула в сторону Тсуны, что до сих пор не пришёл в себя и истекал кровью. — Сними с него верхнюю одежду, — Хаято фыркнул, но согласно кивнул и взялся за низ рубашки, намереваясь снять её через голову. — Нет! — остановила я его. — Так ты только причинишь ему много боли. Я не знаю, насколько серьёзны раны, а рисковать не стоит. Используй ножницы.
— Merda! — ругался Хаято, но я не стала обращать на это внимания. Просто передала парню ножницы, а сама надела на руки латексные белые перчатки и, прихватив стандартную аптечку, вернулась к койке, на которой лежал Тсуна.
Когда тело было очищено от следов свернувшейся крови, стало ясно, что раны не такие уж и серьёзные. Имелись порезы, но их вполне достаточно плотно перебинтовать. Швов накладывать не нужно. Это немного успокоило меня. Однако, всё же отдохнуть парню надо.
— Что ж… — вздохнула я, убирая в сторону иголку с ниткой. — Рассказывай, что произошло?
— А что рассказывать?! — тут же огрызнулся Гокудера, наблюдая за тем, как я обрабатываю раны обеззараживающим средством. Сначала грудь, после левое плечо, которое было ранено серьёзнее всего. — Ямамото повёл нас к назначенному месту, где мы должны были встретить девочек, Ламбо и И-Пин. Но они были не одни. Их преследовали два ублюдка из Мельфиоре! Чтоб их! — кулаки парня сжались так сильно, что я даже тут слышала, как хрустят его костяшки. — Ямамото собирался сразиться с ними, используя коробочки, но… — гневно ударил кулаком по металлической стойке, что находилась рядом с парнем. В эту же секунду несколько бинтов, лежавших там, рухнуло на пол. — Всё произошло слишком рано! Они тоже поменялись с собой местами из прошлого! Все они! Даже И-Пин и эта тупая корова! Причём до того, как Ямамото одолел их!
— Ясно, — произнесла я, после чего обратилась к парню. — Приподними его. Только медленно. Необходимо обмотать торс бинтами. — Хаято тут же принялся исполнять мою просьбу, аккуратно приподнимая Тсуну и держа его на весу. — Что было дальше?
— Мы с Десятым разделились, — уже мягче продолжал Гокудера, смотря при этом на Тсуну. Словно он не хотел проявлять в его присутствии свою агрессивную сторону. — Так как противников было двое, один направился за Десятым, а второй достался мне. К счастью, этот бейсбольный идиот успел кое-что сказать, перед тем как поменяться с собой местами… — парень взглянул на своё собственное Кольцо Урагана. — Он рассказал, как использовать наши кольца в бою этой эры.
— Да, — нахмурилась я. — Сегодня утром он что-то говорил по этому поводу. Словно Кольца Вонголы их надежда или что-то в этом роде…
— Так и есть, — кивнул Хаято. — Всё потому, что в этом времени все Кольца Вонголы были уничтожены.
— Что? — мои руки дрогнули, из-за чего бинт чуть было не выпал из рук. — То есть «уничтожены»?
— Толком не понял, — продолжал парень. — Но вроде начиналась очередная битва за кольца. После чего, по какой-то причине ты посоветовала Десятому уничтожить их. Босс прислушался к твоему совету, хотя некоторые Хранители были против.
Вот как… Что ж… это на меня похоже. По правде сказать, я и в самом начале при битве с Занзасом не очень-то горела желанием обладать этими кольцами. А если подобные бои должны были периодически повторяться, то это самый оптимальный вариант для всех нас. Разве нет? Какой бы силой эти кольца не обладали, человеческая жизнь дороже. Особенно, если это касается твоих друзей.
Наконец-то я закончила с перевязкой и сказала Хаято, чтобы он аккуратно возвращал Тсуну в лежащее состояние. Сама же принялась наводить небольшой порядок, собирая грязную ватку и разорванную одежду в мусорный пакет. Неприятно смотреть на всё это, даже зная, что парню ничего не угрожает. После чего встала в конце комнаты под самым кондиционером, позволяя потоку прохладного воздуха мягко скользить по моим волосам и коже. Под холодом и думается легче. Мысли становятся чище, а усталость и страх потихоньку отступают.
Сам Гокудера решил присесть на стул около койки Тсуны. Выражение лица парня говорило само за себя. Он чувствовал вину и сильно переживал.
— Босс… — негромко произнёс он, смотря на Саваду. — Чёрт подери! Если бы не этот волосатый… — повернулся ко мне. — С ним… С ним всё… — голос дрожал и заикался. Он боялся закончить фразу. Словно, если произнесёт её до конца, случится что-то плохое. Но я и так поняла вопрос.
— С ним всё в порядке, — устало вздохнула, скрестив руки на груди. — Рана несерьёзная. Пара дней, и он даже не вспомнит о ней.
— Тогда… — вновь посмотрел на Тсуну. — Почему он не приходит в себя?
— Переутомление, — простой и точный ответ. Хотя думаю, он и так это знал. Но одно дело знать, и совсем другое услышать это от другого человека. — Обычному человеку тяжело перенести всё то, что разом обрушилось на наши головы. А наш Тсуна ко всему прочему довольно впечатлительный и сердечный человек. Осознание того, что в это ужасное будущее переместилась и та девушка, которая ему не безразлична… — очередной усталый вздох. Закрыла глаза и подняла голову вверх, подставляя лицо под потоки воздуха. — Нужно просто немного подождать. Он скоро очнётся. Сам-то не ранен?
— Со мной и остальными всё хорошо, — отмахнулся парень. — С Ламбо и И-Пин также всё в норме. Ямамото и я их проверили сразу.
— Понятно, — спокойно отозвалась и больше не задавала вопросов. Не потому что их не было, а потому что не хотела знать на них ответы. Будущее… Дерьмовое у нас будущее, что тут скажешь?
— ОСТОРОЖНО!!! — неожиданно закричал Тсуна, вскакивая с кровати. От такого крика я и Хаято слегка вздрогнули, но тут же поспешили уложить парня обратно, чтобы он не шевелился лишний раз.
— Десятый!!! — попытался успокоить его Хаято. — Тебя ранили! Много не двигайся!
— Оу-оу-оу! — тут же заныл Тсуна, хватаясь за перебинтованное плечо. После чего посмотрел на Хаято. — Гокудера-кун?! Г… где мы?
— В нашем убежище! — улыбнулся парень. — Ты потерял сознание сразу после того, как победил врага!
— Что с остальными? — не успокаивался Савада.
— Всё в порядке, — мягко произнёс Гокудера, пытаясь вернуть уверенность своему Боссу. — Никто не пострадал.
— Но… она… она пришла… — глаза Тсуны расширились, а кожа побледнела, как мел. Губы пересохли, а дыхание стало сбиваться с ритма. Все показатели панической атаки. Он в ужасе, но помочь ему сейчас может только он сам же. — Киоко-чан… Она пришла сюда!!! Пришла!!! Киоко-чан пришла из прошлого!!!
Хаято молча повернулся в мою сторону, встречаясь со мной взглядом. Мои слова подтвердились. Тсуна просто устал и боится. Что мы можем тут сделать? Я не знаю. Не знаю, что могу сделать тут как Хранитель Луны, но как обычный друг и человек, вернулась обратно к стеклянному шкафу с лекарствами. Достала пластиковый стаканчик и валерьянку, накапала лекарства в стакан и разбавила с питьевой водой.
— Выпей, — предложила парню, протягивая ему стаканчик. — Немного успокоишься.
Сама бы выпила весь пузырёк, да вот только боюсь, мыслить станет ещё тяжелее, а также начнёт клонить в сон, а именно спать я и не хочу. Не желаю видеть очередной кошмарный сон. Мне и реальности хватает.
После того, как Тсуна залпом опустошил стакан и поблагодарил меня, Гокудера продолжил:
— Ну… Сасагава не единственная… — парню пришлось рассказать, что и остальные также поменялись с собой местами. Эта новость также взволновала парня.
— Не… НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!! — кричал он. — Остальные тоже пришли из десятилетнего прошлого?!
— Я не уверен, но, похоже, все пришли благодаря базуке десятилетия… — предположил Хаято, вновь бросая на меня вопросительный взгляд, словно спрашивал, согласна ли я с ним?
— А я в этом уверена, — произнесла я, возвращаясь к отдаленному углу комнаты под кондиционером. — В десятилетнем прошлом кто-то обзавёлся базукой десятилетия и теперь отыскивает нашу компанию, отправляя каждого в будущее. Кто это и зачем он так поступает — не ясно. Я бы связалась с семьёй Бовино и через них попыталась бы вернуться в прошлое или хотя бы разузнать, кого «благодарить» за такое «веселье», но как сказал взрослый Такеши, многие союзные семьи пали. Семья Бовино является одной из них.
— Это… Это ужасно!!! — продолжал кричать Тсуна, хватаясь за голову. — Этого не должно было быть! Не должно! Как они все здесь?! Почему?! Если… Если они останутся тут… ИХ МОГУТ УБИТЬ!!! — Тсуна стал задыхаться. Он словно сходил с ума от осознания того, какая опасность стоит перед нами. Попытался резко вскочить с койки, но этим рывком лишь нанес себе увечья. — Ой-ой-ой!
— Босс, прошу, успокойтесь! — занервничал Хаято, останавливая Тсуну.
— Савада Тсунаёши, — строго бросила я, чувствуя, как в висках пульсирует кровь. — Сядь на место и успокойся! Если твои раны будут ещё сильнее травмированы, я не стану их больше обрабатывать, так и знай! Своими воплями ты ничем помочь не сможешь, именно поэтому прекрати орать и думай! Всю опасность ситуации мы и так знаем. Сейчас нам нужно понять, почему мы тут.
— Дар… — протянул Тсуна, немного приходя в себя. Парень успокоился и перестал вырываться из рук Хаято. — Я…
Договорить он не успел, так как со стороны коридора послышался громкий женский плач. И судя по голосу, это была Хару. Видно, Реборн рассказал им о том, где мы находимся, и теперь наступил переломный момент. Все через это проходят, и у каждого он свой.
— Я ненавижу это… — рыдала Хару. — Ненавижу! — девушка показалась около дверей в лазарет. — Этот мир в будущем… полон разрушений… Я не хочу тут быть! Я хочу домой! Хочу в свой Намимори!
Девушка продолжала плакать, вытирая нахлынувшие слёзы ладонями. К ней подошла Киоко, которая всё ещё старалась держаться и обняла за плечи, но это не помогало. Хару только сильнее начала плакать. Но в какой-то момент девушки заметили Тсуну, что пришёл в себя, и Хару со всех ног побежала к нему, обхватив за талию. И это несмотря на то, что он ранен и весь в бинтах.
— ТСУНА-САН!!! — вопила в голос девушка, больше не скрывая своих слёз. — Я хочу вернуться в мирный Намимори! Я хочу вернуться назад!!! Пожалуйста!!!
Хару продолжала вновь и вновь говорить о том, что она не хочет тут больше оставаться, чтобы её вернули назад. Причём рыдания только усиливались, и, казалось, им не будет конца. Остальные молчали и слушали Хару. Да и что они скажут? Все хотят домой. Все хотят вернуться в мирное время. Всем страшно и не понимают, почему так случилось. Не только девочки, но и сам Тсуна тоже боится. Разве это не ясно?
— Хару, прекрати рыдать! — бросила я, чувствуя, что в груди возникает безудержная злость. Или зависть… не знаю. Скорее, это всё сразу. Злость, обида, боль и зависть. Ведь, как ни посмотри, а Хару в этом времени жива. Более того, она занимает то самое положение, при котором ей позволительно плакать и устраивать истерики. Но не мне… Единственное, что я могу, это заставить каждого встать на ноги и продолжать бороться, даже если кажется, что выхода больше нет. — Встань и вытри слёзы! Мы все не хотим тут быть, так что заканчивай.
— Да… да… как ты можешь?! — закричала на меня Хару, оторвавшись от Тсуны. — Как ты можешь так говорить?! Мне страшно! Кругом одна разруха! И это будущее нас ждет? Почему ты такая спокойная? К тому же и жестокая! Я пыталась с тобой подружиться, но так и не смогла понять. Ты жестокая и бессердечная! Всегда думаешь только о себе и своих принципах! На других тебе просто наплевать!
— Хару-чан! — ахнула Киоко.
— Эй! — бросил Хаято. — Это не так! Это…
— Это так, — перебила я парня. Причём говорила это абсолютно спокойно. Правда, от каждого слова девушки мои руки сжимались в тугие кулаки. Причём так сильно, что их пробила дрожь. Но не от ярости, а от обиды и страха. Пришлось спрятать руки в карманы, так как это единственное, что выдавало мои настоящие эмоции. Выдавало то, что я чувствую. — Это так, — повторила я, прекрасно понимая, что девушка срывается на мне. И если ей от этого станет лучше… Что ж… — Я жестокая, бессердечная и думаю только о себе. Поэтому прекрати рыдать и соберись. Меня это раздражает.
— Робот… — бросила девушка и, возможно бы, сказала что-то большее, но в лазарет вошли Реборн и Такеши.
Бейсболист также был бледен, как полотно, но, похоже, более сдержано воспринял эти новости. Хотя у него имеется потрясающий психологический механизм, которому может позавидовать каждый человек. Что бы ни случилось, он всё превращает в игру. Реборн тем временем держал в руках по две чашки дымящегося травяного чая.
— Хару, Киоко, — позвал их малыш. — Вот. Выпейте это. Оно успокоит вас. Это травяной чай.
— Спасибо, Реборн-кун, — поблагодарила Киоко, беря из рук малыша чай. Хару сделала то же самое.
— Вот ещё, — продолжал Реборн, протягивая в сторону девочек небольшой свёрнутый листок бумаги. — Это то, что я поручил вам ранее. Просто прочтите и следуйте этому.
— РЕБОРН!!! — взревел неожиданно Тсуна, вскакивая с постели на ноги. Ему это далось тяжело, но парень всё равно сделал это.
— О, — бросил малыш, осмотрев Тсуну. — Ты уже можешь встать?
— Я… — Савада не знал, что сказать. Вернее, знал, но не мог, чтобы не напугать девочек ещё больше. Лишь дрожал и смотрел на своего репетитора.
— Понимаю, — кивнул Реборн, после чего повернулся к остальным. — Я хочу поговорить с Тсуной, Дар, Гокудерой и Ямамото. Киоко и Хару, пожалуйста, оставьте нас, — девушки согласно кивнули и покинули лазарет, оставив нас одних. Когда шаги, доносившиеся из коридора, стихли, Реборн продолжил: — Я сказал Киоко и Хару только то, что мы находимся в очень опасной ситуации. Но ничего не говорил про мафию или о Вонголе.
Тсуна немного успокоился, осознав, что всего девочки не знают.
— Если мы не вернёмся… — его дыхание вновь стало сбивчивым. Надо было ему больше валерьянки капать. — Мы не можем позволять всем оставаться тут! Не можем!!! Мы обязаны найти способ вернутся обратно!!! Проблема не в том, чтобы просто оставаться в живых. Проблема в другом!
— Тсуна, прекрати, — бросила я. — Я понимаю, ты волнуешься за себя, друзей и девочек, но…
— НЕТ!!! — перебил меня парень, чем удивил многих. — Я не хочу этого слушать, Дар! Я не хочу слушать наставлений! Мне нужен выход!
— О-оу… — протянул Такеши, делая медленный шаг в сторону друга. — Тсуна! — но Савада действительно больше никого не слушал. Он направился в мою сторону и резко схватил за плечи.
— Ты же разбирала и собирала десятилетнюю базуку множество раз. Делала это снова и снова, когда она ломалась, верно? — в светло-карих глазах мелькала паника, безумие и надежда. Он пугал, но я понимала его состояние. — Прошу! Умоляю! Скажи, что ты сможешь её создать! Скажи, что сможешь вернуть нас домой! Скажи, что у нас хотя бы есть надежда!
— Тсуна… я… — ладони парня ещё крепче сжали мои плечи.
— Прошу тебя! — продолжал он. — Ты же создала это убежище! Ты многое можешь!
— Пожалуйста, Десятый! Успокойся! — подал голос Хаято, но и его слова Савада пропустил мимо ушей.
Что мне сказать? Я вижу, в каком отчаянии находится парень. Вижу, что слёзы девушек только осложнили ситуацию. Именно поэтому Реборн просил меня быть сильной. Так как если заплачу и я, то… то, единственное, что нас точно будет ждать — это смерть. Причём, вероятней всего, от собственных рук. Но о чём он говорит? Построила убежище? Его строили мы все вместе! Причём в нашем случае ещё придётся построить.
Разбирала базуку? Да, но под рукой всегда были чертежи, которые мне прислала семья Бовино. Да и я не смогу её создать из ничего. Смоделировать корпус базуки, в принципе, не так трудно. Основная проблема в другом. В специальных снарядах. А их рецепт я не знаю. В итоге, весь труд канет в пустоту. Так что же я могу им предложить?
— Тсуна, нам необходимо собрать всех Хранителей, — медленно проговорила я, уделяя внимание каждому слову, чтобы парень ничего не пропустил. — Только с их помощью…
— НЕТ! — вновь перебил меня Тсуна. — Ты всё ещё хочешь собрать Хранителей?!! Мы не можем так легко относиться к ситуации!
— Вот, что начинается, когда вы волнуетесь по мелочам, — произнёс Реборн. — Так или иначе, сбор Хранителей — это то, чего мы не можем избежать.
— ЧТО?! — бешеное сердцебиение Тсуны слышал каждый. Надо было точно плеснуть ему в стаканчик как минимум пол пузырька. — Почему всегда так?! С меня хватит ваших неожиданных заявлений! Ты всегда подобное говоришь!
— Нет, Босс, это не случайно! — вставил Хаято, и Тсуна на миг замер. — Я нашёл способ, как нам вернуться в прошлое! Подсказка всё время была рядом. Позвольте мне прочитать вам ещё раз. Пожалуйста, послушайте, — Гокудера достал из заднего кармана небольшой конверт. Очень похожий на тот самый, что получила я по прибытии сюда. — «Соберите Хранителей… С Кольцами Вонголы победите Бьякурана. Ликвидируйте парня в очках на фотографии. И всё вернётся на свои места». Это всё.
— Я тоже получила записку, — подала голос, на что парни дружно посмотрели в мою сторону. — Вот только тот, кто прислал мне её, назвался «Твой Друг». Кто это, не знаю. Однако уверена, что в этом времени есть кто-то, кто знает ответы на все вопросы и сможет помочь нам. Также в записке было сказано, чтобы я не покидала территории склепа, так как меня встретит человек, которому можно доверять. В итоге, я встретила Такеши.
— Меня? — удивился Ямамото.
— Твою взрослую версию, — кивнула головой. — Но, как ни странно, тот Такеши не ожидал нашей встречи. Он не знал, что я там буду. Значит, это спланировано кем-то другим. Ещё раз говорю, наше появление тут неспроста.
— Согласен, — подтвердил Хаято. — Сначала я думал, что моё послание адресовано к нашему прошлому. Но теперь после того, что успел узнать, я понял, что в письме было указана вещь, которой не должно было быть в этом времени.
— Кольца Вонголы… — произнесла я, припоминая, что в моём письме также упоминалось Кольцо Луны, которое надо было обмотать цепью Мармона. Каждый взглянул на своё кольцо, которое в последнее время всегда носили с собой.
— Итак, — улыбнулся Реборн. — Если следовать сообщениям, которые были оставлены, вы должны собрать Хранителей, убрать того рыжего парня в очках, что на фотографии, и тогда всё вернётся на свои места. Мы сможем вернуться в прошлое.
— Хм, — также улыбнулась. — Звучит как план. Но как зовут того «рыжего парня в очках»?
— Лар Милч узнала его, — отозвался малыш. — Должно быть это один из капитанов Мельфиоре — Ирие Шоичи.
— Ирие… Шоичи? — повторил Тсуна.
— Капитан… — задумалась я. — Видно, парень не из простых, раз занимает такую позицию. Но главное — у нас есть цель.
— Ну что? — спросил Реборн, обращаясь к Тсуне. — Как ты себя чувствуешь? Думаешь, теперь есть надежда вернуться в прошлое?
— Хм… я не знаю, — неуверенно начал парень, однако видно, что паника отступала. Теперь Савада возвращался в свой обычный режим. — Стоит ли доверять этим письмам?..
— Пф! — фыркнула я. — Он ещё сомневается… Как говорит… кхм… говорила моя мама, доверять никогда и никому нельзя, но как вариант, подойдёт. Если эти письма - ложь, мы хотя бы знаем, с чего начать.
— Пожалуйста, поверьте, Десятый! — неожиданно воскликнул Хаято. — То письмо, что обнаружил я, было написано именно мной. Я в этом уверен. Даже после десяти лет, нет… Ста лет я никогда бы не оставил письма, которое может навредить Десятому!
— Гокудера-кун… — вздохнул Тсуна. — Но… Но разговоры об убийстве!..
— Никто его не будет убивать, пока он не ответит мне на несколько вопросов, — остановила я парня. Я также против убийства, но всё же считаю, что того парня найти стоит. — Тсуна, просто прекрати искать везде подвохи. Ко всему готовым не будешь, и это факт. Единственное, что мы можем делать, это собирать информацию, анализировать её и импровизировать в процессе возникновения новых проблем. Я здесь и никуда уходить не собираюсь. А вместе что-то, да придумаем.
— Ха-ха-ха! Вот именно! — неожиданно Тсуну за плечи обхватил Такеши, смеясь и улыбаясь. — Просто расслабься! Ты не один! Мы будем работать все вместе! Изо всех сил! Так что уверен, всё будет в порядке!
— Дар… Ямамото… — теперь Тсуна взбодрился полностью. Даже румянец на щеках появился, но ненадолго. Он с грустью посмотрел на Такеши. — Ах, Ямамото, насчёт твоего отца…
— Я думаю, это хорошо, что мы пришли сюда, — не дал ему закончить Такеши. — Мы сами куём свою судьбу. И сами делаем своё будущие. Своими руками. Верно, Дар?
— Абсолютно! — усмехнулась, после чего я и Такеши, не сговариваясь, хлопнули друг друга в ладоши. — Кстати, говоря о своей судьбе… Никто не знает, где тут ближайший ЗАГС? Мне заявление на развод оформить надо.
— Э-э-э?!!

Далее всё пошло своим чередом. Девочки, по рекомендации Реборна, решили взять на себя все заботы кухни, стирки и заботы о Ламбо с И-Пин. Меня к себе не звали, да я и не особо к ним лезла. Готовить умею, но не люблю. Да и, если честно, голова моя сейчас забита абсолютно иными заботами.
Тем временем парни на коленях просили Лар научить их драться в этой эре. Вот только девушка была настроена серьёзно и отказывала парням на любую мольбу. Я же её ни о чем не просила, так как понимаю, что боец из меня не лучший. Да чего смеяться? Меня пальцем ткни — уже синяк, если не перелом. Никакой физической подготовки. Тут всё целиком и полностью на парнях. Вот только Лар, кажется, была иного мнения. Нет, девушка определёно отказывала всем в тренировке и намерена покинуть убежище, но также добавила, что если я намерена отсиживаться, то лучше мне забиться в отдалённый угол и надеяться на то, что убьют последней. Милое заявление, не правда ли?
Конечно, я хотела послать её в этот момент куда подальше, но только не в тот самый момент, когда собственный Босс стоит перед девушкой на коленях. Более того, Реборн нахваливал её, заверяя, что она один из лучших тренеров и тренировала такого человека, как Колонелло. Вот чего я точно не ожидала. Некоторых эта весть сбила с толку. Колонелло? А когда он родился, ведь он ребёнок? Так она, получается, тренировала его ещё до того, как он родился? Мозг вскипит, пока поймёшь что к чему. Легче вообще об этом не думать. Ну их к лешему, этих Аркобалено.
Тем более тут и своих проблем было предостаточно. Начнём с того, что Ламбо каким-то образом отыскал целый склад с оружием и теперь таскал повсюду несколько автоматов, пистолетов, гранат, мин и хрен знает чего ещё. При этом Тсуна чуть Богу душу не отдал, когда увидел всю эту коллекцию. И ведь мальчишка где-то это взял, вот только где? Мне даже узнавать страшно. Убежище я толком не изучала. Во-первых, времени не было, во-вторых, желания.
— Ради Бога! — молил Тсуна, обращаясь к детям. — Просто сидите спокойно и не шумите!!! Сейчас я пытаюсь попросить очень важной поддержки!
— Ой, да ну тебя! — Ламбо показал язык. — Поиграй со мной, Тсуна!
— Ламбо, нет! Ещё раз говорю, я очень зан…
— КЬЯА-А-А!!! — донёсся женский вопль со стороны кухни.
Парни, осознав, что у девушек проблемы, тут же рванули в сторону кухни, оставив озадаченную Лар в одиночестве. Если честно, думала, что у девочек проблемы с готовкой или что-то в этом роде. Ну, мало ли? Они «домашние» и к самостоятельной жизни толком не приучены. Одно дело хотеть сделать что-то и совсем другое это делать. Но ситуация оказалась намного интереснее.
Девочки на кухне под столом обнаружили странную шарообразную субстанцию чёрного цвета, которая, к тому же, шевелилась и издавала пыхтящие звуки. Честно признаюсь, что первая мысль, которая пришла ко мне в голову, это схватить швабру или биту и как вмазать по этой чёрной массе, но, боюсь, меня не поймут. Да уж… так обычно действует мой брат. Сначала стреляет, потом задаёт вопросы.
— Что за чёрт? — фыркнул Гокудера, присев на корточки прямо перед неопознанным объектом. И именно в этот момент это шарообразное существо вырвалось из заточения, навалившись на самого Хаято. Парень даже пискнуть не успел. Теперь лежал на полу придавленный…
— Уф! Наконец-то получилось! — вздохнул молодой невысокий мужчина полного телосложения. При этом попой он уселся именно на лицо Хаято. Повернулся в нашу сторону. — О! Здравствуйте! Я снабженец семьи Вонгола, настройщик оружия и изобретатель. Меня зовут Джаннини!
— А?! Ты же тот мастер-ломастер!!! — воскликнула я, узнав мужчину.
— Точно! — подтвердил Тсуна. — Ты тот, кто делает странное оружие и ломает его!
— О, как! — хмыкнул Такеши. — Какой смешной мужчина!
— Урод! Ты ещё долго собираешься на мне сидеть?!! — Хаято уже тянулся рукой к поясу, чтобы добраться до динамитных шашек.
— Ах! Извини! — тут же отозвался Джаннини, вставая с Гокудеры. — Как бы то ни было, я уже совсем другой, джентльмены и леди, — улыбнулся мужчина, доставая из внутреннего кармана отвёртку. — Я тоже стал очень представительным человеком, на которого можно положиться. Знайте, что я сейчас лучший изобретатель роботов.
— Прямо-таки лучший? — усмехнулась я, недоверчиво скрестив руки на груди.
— Эм… — Джаннини немного стушевался. — Ну, учитывая, что вы пока всего лишь школьница… — отлично он завернул. То есть, сейчас меня серьёзно не воспринимают. Время идёт, а Джаннини высокомерен, как всегда. — Около двух недель назад, мой отец посоветовал ехать в Японию и осмотреть системы в этом убежище.
— Значит… — задумался Тсуна. — Ты всё это время был здесь?
— Да, — подтвердил Реборн, который, тем временем сидел у Ямамото на плече. — Наружный барьер и моя одежда сделаны Джаннини.
— Тогда какого чёрта ты делал на кухне? — продолжал злиться Хаято, всё ещё лежа на полу. Видно, после такой тяжести парень просто не в состоянии сразу подняться.
— Ах, об этом, — улыбнулся Джаннини. — Всё потому, что неделю назад я устанавливал новые водяные трубы здесь, под полом. Так что мне было интересно, где же я мог оставить свои инструменты… — мужчина повернулся и показал то, что он находилось за его спиной. Именно ради этого он и полез под стол. Инструменты? Это больше похоже на разобранный машинный двигатель?
— Ты точно только водяные трубы тут устанавливал? — занервничала немного я.
— Ты уверен, что у тебя вообще достаточно квалификации?!! — напрямую спросил Тсуна, в принципе, паникуя.
Тем временем, пока мы разговаривали с Джаннини, в кухне возник сильный горелый запах. Как оказалось, девочки совсем позабыли о том, что они готовили. В итоге, варёный рис превратился в горелый рис. Девочки тут же расстроились и предложили его выкинуть, так как такое вряд ли кто-то будет есть, но я предложила не перемешивать рис, а снять сверху ту часть, что не подгорела. Она вполне съедобна. А вот остальное… да. То придётся выкинуть. Уголь, насколько я помню, не съедобен.
В итоге, когда я стала давать советы девчонкам по поводу того, как лучше спасти рис, Хару решила меня остановить и заметила, что готовят они с Киоко, а мне в готовку лучше не лезть. Что-то вроде того, что на кухне может быть только одна хозяйка. Но я расшифровала это слегка иначе. Теперь для девушки я враг номер один. В принципе, она ничего такого не говорила и не делала. Это вообще больше похоже на психологическую защиту. Хару нужен тот, на кого можно разозлиться, накричать, обвинить во всём, чтобы потом можно было спокойно идти дальше. И желательно это должен быть тот, кто будет сильнее её духом. Кто не сломается при первом же скандале. Я думала, она выберет Гокудеру, так как тот вечно её цеплял и называл «Глупой Женщиной», но нет. Девушка решила срывать эмоциональный порыв на мне.
В принципе, так было раньше. Мало что изменилось, поэтому я не стану её переубеждать. Стану «буфером» в этом коллективе. На большее я пока не способна.
Неожиданно за спиной послышался резкий и звонкий удар кулаком об стенку. Все обернулись на звук, где стояла Лар.
— Слушайте! — приказала громко девушка, привлекая к себе внимание. Киоко и Хару переглянулись, совершенно не понимая, кто это. Они ведь Лар видят впервые. — Основные сведения, необходимые, вам и боевые методы… Я вобью их вам в головы! И ты тоже участвуешь! — добавила Лар, посмотрев в мою сторону. От её жгучего взгляда у меня в груди что-то предупреждающе ёкнуло. Сигнал к бегству.
— Э-э-э? — удивился Тсуна. — Это значит…
— По некоторым причинам враг прислал гораздо больше мощных отрядов, чем мы ожидали, — продолжала девушка, поясняя причину изменения своего решения. — Если здесь будет весь отряд Блэк Спелл, с которым вы боролись, то вы мгновенно станете мертвецами.
— Блэк Спелл? — не понимала я и повернулась в сторону Тсуны и Хаято. Они ведь сражались с нашим противником. Но, кажется, парни сами не до конца понимали, кто есть кто.
— Точно, — кивнул Тсуна. — Что это за Блэк-кто-то-там и другие?
— Семья Мельфиоре, — пояснила Лар. — Это слияние двух отдельных семей. Напористой и молодой семьи Джессо, возглавляемая Бьякураном, и семьи с такой же долгой историей, как и Вонгола, Джиглио Неро, возглавляемой Юни. Более того, те, кто пришли из семьи Джессо, сейчас — Вайт Спелл, и они носят белую форму. Те, кто пришли из семьи Джиглио Неро, теперь — Блэк Спелл и носят чёрную форму. Также говорят, что Вайт Спелл специализируются на точных и хитрых боевых тактиках. В то время как в Блэк Спелл больше бойцов, и они, как правило, вступают в прямой бой.
— Ничего себе! — присвистнул Хаято. — Каким это ветром тебя продуло? Ты неожиданно сказала нам так много!
— Гокудера-кун! — зашептал Тсуна, пытаясь усмирить пыл друга.
— Не волнуйся! — ответила ему Лар. — Если ты хоть однажды снизишь темп, я с радостью тебя оставлю.
— Эй! Не дави на нас! — разозлился Хаято, понимая, что впереди нас ждёт ещё много всего «весёлого».
— Это всё хорошо, — произнесла я, устало почесав затылок. — Теперь мы приблизительно знаем, как выглядят наши противники, как их зовут и какую одежду у своего портного в основном предпочитают заказывать. Но чему ты будешь нас обучать?
— Пф! — бросила девушка, недовольная моим поведением, и всё же решила сдержать свой гнев. — Первый урок заключается в том, чтобы открыть коробочку, — Лар достала из кармана небольшую, старую потёртую коробочку и протянула в нашу сторону. — Возьмите и откройте её.

Первый урок довольно странный, признаю. Это же подумали и остальные. Однако, чтобы не упустить возможность потренироваться у Лар, все сразу же согласились. Но на кухне открывать коробочку Лар отказалась и попросила место, где можно будет заняться тренировкой, не волнуясь об окружающих. Это место решил показать нам Джаннини, который заверил, что в убежище имеются тренировочные залы. Причём различных размеров, форм и уровней сложности самих тренировок. Само по себе убежище размером представляет в полтора раза больше стадиона Сан Сиро в Италии. Электричество подаётся через собственный генератор и работает на геотермальной энергии.
— Я… не понимаю деталей, — признался Тсуна, когда мы спускались на лифте вниз к тренировочному залу. — Но звучит… невероятно.
— Если быть проще, то всё, что тут устроено, вода, тепло, электричество… берётся из земли под Намимори. В качестве воды используют подземные потоки, а в качестве энергии гейзер или вулкан, — пояснила я. — Это довольно удобно. В итоге, когда убежище способно обеспечить себя всем необходимым самостоятельно, ты действительно можешь скрыться от посторонних глаз. Но вот, что меня интересует. Что насчёт связи? Интернет, телефоны, спутник…
— С этим нам пришлось поработать немного дольше, — признался Джаннини. — Но, в итоге, мы смогли воссоздать свою собственную универсальную сеть, о которой знают только мы и наши союзники. Если что-то случится, враг не перехватит сообщение, — в лифте прозвучал сигнал, говоривший о том, что мы прибыли на нужный этаж. На верхнем циферблате горели цифры «08». Восемь этажей вниз? Мы довольно глубоко… — Ну, вот, — улыбнулся Джаннини. — Мы приехали. Если это всё, то, пожалуй, вернусь к своей работе.
Двери лифта открылись, после чего перед нами предстал огромный зал, в котором не то, что мы сможем спокойно тренироваться, а целая рота солдат тут сможет устраивать демонстративные бои, при этом друг друга не касаясь. Все стены, пол и потолок были покрыты защитной плиткой, которая ко всему прочему заглушала лишний шум. Значит, девочки сверху ничего не услышат. В принципе, как и мы.
— Кстати, — произнесла Лар, обращаясь к нам. — Я слышала, что вы уже нашли Хранителя Грозы. Где он?
— Он всё время был тут, — пояснил Реборн, вновь запрыгивая на плечо Ямамото. — Вот только толку от этого комка волос немного.
В этот же момент Ламбо стал носиться по залу, крича и охая о том, что зал просто огромен, и ему тут будет весело играть. Со стороны он выглядел как надоедливый ребёнок, но… что поделать, если ему и в самом деле не больше шести лет? Он бегал, прыгал и кричал, наслаждаясь своим собственным эхом. И-Пин пыталась его остановить, но пока безрезультатно.
— Я ничего не видела, — решила для себя девушка, полностью игнорируя присутствие нашего Хранителя Грозы. Повернулась к нам. — Знайте, я не буду терпеливой и нерешительной. Вы действительно готовы к этому?
— Конечно! — улыбнулся Такеши.
— Я готов! — кивнул Тсуна.
— Это факт! Я покажу тебе! — заверил Хаято.
— Можно мне вернуться обратно? — протянула я, подняв правую руку как в школе на уроках.
— Нельзя! — бросила Лар, заставив остальных слегка вздрогнуть, а парней с непониманием покоситься в мою сторону. — Более того, лучше вам не говорить мне того, что вы чего-то не сможете сделать. Любой, кто начнёт жаловаться, будет безжалостно наказан. Даже ты, Дарья.
— Чего?! — так и знала, что она за что-то на меня зла. А говорила, что Аркобалено всегда привлекал Представитель семьи Серра. В её случае, как что? Корм для животных?
— Эта эра очень отличается от той, в которой вы жили десять лет назад, — пояснила девушка. — Вы не сможете драться, если не зажжёте пламя на своих кольцах и откроете эти коробочки. Вы недавно это уже видели. Сперва вы должны понять кольца. С ними можно сделать две вещи. Первая — использовать силу кольца напрямую. Вторая — открывать коробочки. С последним вы получаете оружие, — Лар вытянула перед собой левую руку, на которой имелось некое устройство напоминающую длинную перчатку. Направила ладонь в сторону пустующей стены и выстрелила в неё. Прозвучал грохот, после которого в стене образовалась вмятина и десятки углублённых трещин. Парни от такого были в шоке. — Сила большинства колец в основном предназначена для атаки. Следующее — коробочки, — вновь вытянула перед собой небольшую коробочку. — Считайте, что это устройство, придающее пламени колец другие устройства. Иными словами, если предположить, что пламя — это электроэнергия, то коробочки — это электрические приборы. Существует много видов. С множеством форм, размеров и функций.
Лар раскрыла свои коробочки, из которых вылетели небольшой парашют и стальная многоножка, окружившая девушку. Она крутилась и извивалась, словно живая. Но не долго.
— В основном, каждая коробочка должна быть заряжена пламенем, — продолжала Милч. — Но как только пламя угасает, действие коробочки тоже останавливается, — многоножка с грохотом рухнула на землю. — Однако существуют коробочки, которые после открытия окружает пламя. Они из тех, что поглощают пламя противника и становятся ещё мощнее. Есть ещё что-нибудь, чего вы не поняли?
Как оказалось среди нас всё же нашлись те, кто решился сказать, что ничего не понял, и это был никто иной, как Ямамото. Лар Милч спокойно подошла к парню, остановилась перед ним и со всей силой ударила его головой по лицу. Да так, что тот отлетел на несколько метров назад. И это при том, что Такеши и в самом деле ничего не знает. Он же только недавно прибыл в этот мир! Откуда ему знать? Но Лар не уступает.
— Теперь немного о практике, — продолжала девушка. — Я слышала, что недавно Савада и Гокудера смогли зажечь свои кольца, это так?
— Ну, конечно! — усмехнулся Хаято.
— Тогда давайте посмотрим, — требовал наш тренер.
— Эм… Но насчёт этого… — запинался Тсуна. — Я не совсем понимаю… что тогда сделал.
— Превратить свою решимость в пламя! — бубнил себе Гокудера, зажмурив глаза и сжав руку в кулак, на которой сидела Кольцо Урагана. — Превратить свою решимость в пламя! В пламя… В пламя!!! — вновь и вновь повторял он, но результата не было. Кольцо, как и было обычным, таким и осталось. — Э? Что не так? Я же сделал в прошлый раз!
— Как я и думала, — вздохнула Лар. — Скорее всего, тебе удалось зажечь пламя случайно из-за чрезвычайной ситуации. Но если ты будешь полагаться на этот паршивый тип случайной силы в настоящей битве, то…
Однако договорить Хаято девушке не дал, так как его кольцо всё же зажглось, окрашиваясь ярко-красным пламенем. Девушка на мгновение замерла, впадая в шоковое состояние, а мы тем временем подошли к Хаято, осматривая его кольцо со всех сторон. И правда загорелось. Любопытство было сильней меня, поэтому я, возможно, сделала нечто наиглупейшее, но не смогла себя остановить. Потянула указательный палец к языкам пламени, вот только…
— Надо же… не больно… — удивилась я. — Совсем не горячо.
Более того, я обычно боюсь огня, но это пламя не пугало. Ему словно можно было доверять. Как пламя Посмертной Воли Тсуны, что он излучает во время боя.
— Конечно, не горячо! — рыкнул на меня Хаято. — Это же пламя наших характеров, а не пламя костра! Лучше тоже надевай своё кольцо и пробуй зажечь его.
— Хм… ладно, — согласилась я, снимая кольцо с цепочки, что весело на шее. Ямамото сделал то же самое.
— Невероятно, Гокудера-кун! — ахнул Тсуна. — У тебя пламя Посмертной Воли красного цвета!
— Да, нет-нет, это ничего! — тут же засмущался парень.
— Так… — задумался тем временем Такеши. — Что там надо? Решимость в пламя, да? Вот так? — на мгновение лицо бейсболиста изменилось. В его глазах возникла серьёзность и даже некая угроза. Но самое удивительное было то, что его Кольцо Дождя также обрело пламя. Пламя Посмертной Воли голубого цвета. — Ха-ха-ха! Я это сделал!
— О! Пламя Ямамото голубое! Как и у Базиль-куна! — заметил Тсуна.
— Ублюдок! — фыркнул недовольный Хаято от того, что теперь всё внимание Босса было обращено именно на Такеши. — Как тебе так легко это удалось?!
На это Ямамото лишь засмеялся, почесав затылок. Уверена, что Гокудера и большее бы сказал на этот счёт, но промолчал, так как до нас дошли крики самой Лар, спорящей с Реборном. При этом не понятно толком, о чём они говорят. Вроде бы, девушка злилась, что малыш вечно лезет ко всем окружающим в душу, и ей это не нравится. А сам Реборн заверял, что у него это выходит спонтанно. Мол, у Лар и так всё на лице написано. В итоге, наш новый тренер психанул и обратился к Тсуне:
— Савада! Теперь твоя очередь! — бросила девушка от чего парень слегка подпрыгнул. — Что насчёт тебя?
— Э-э-э… нет… в смысле… ну… это… — Тсуна принялся нервно смеяться, потея на ходу от волнения. — Я делал это раньше… но… я не знаю, как… и…
Дальше Тсуна договорить не смог, так как Лар резко сорвалась с места и помчалась в сторону парня. Рывок рукой, и теперь наш Босс отправился в полёт с подачи Лар. Я же тем временем стояла в стороне и для себя, мысленно, на заметку взяла одну вещь — говорить «не знаю», «не понял» и «не могу» лучше не стоит.
— Серра! Пока Савада приходит в себя, ты следующая! — гневно крикнула девушка, и я поняла, что Реборн её буквально раздраконил. Хаято тут же побежал в сторону Тсуны, проверять всё ли с ним хорошо. Но чувствую, что сейчас потенциальная угроза обеспечена именно мне.
Надела Кольцо Луны на правую руку. Оно было слегка большим, из-за чего я носила его на цепочке. На пальцах просто неудобно, но теперь всё иначе. Как это проделали парни? Решимость в пламя, да? Представить свою решимость в образе пламени. На словах так просто. Сжала кулак и зажмурилась. Пламя… решимость в пламя… Ну же…
Вот только… у меня ничего не получалось. Совершенно ничего.
— В чём дело? — спросила девушка, подходя ко мне. — Чего ты медлишь?
— Кольцо не загорается, — признала я. — Вероятно… во мне просто нет… той самой решимости.
— Дар, попробуй ещё раз! — улыбался Такеши. — Это как вспышка! «БАМ», и кольцо уже горит. Давай, у тебя получится.
— Нет, не получится, — отрезала Лар, после чего повернулась ко мне спиной. — Никто точно не знает, но ходили слухи, что у Серра Дарьи из этого времени нет пламени.
— ЧТО?! — ахнули все, не веря словам Лар Милч.
— Никто не видел её пламени, — повторила девушка уже более громко. — Никто и никогда! Более того, — продолжала девушка. — Пламени Луны просто не существует в этой эре. Ни пламени, ни коробочек, ни оружия.
— Подожди! — воскликнул Хаято. — Но кольцо же есть и тем более…
— До появления Советника у Десятого Босса Вонголы, Кольцо Луны было запечатано и не использовалось. В нём не было необходимости, — напомнила Лар. — В этой эре есть только семь видов пламени, семь видов колец и семь видов атрибутов под каждое пламя. При этом, вызвать пламя может не каждый человек. Существует обычный вид людей, которым пламя Посмертной Воли не доступно. Вероятнее всего, ты относишься именно к такому слою людей, Серра. Твоя тренировка окончена. Мне нечему тебя обучать. Можешь быть свободна и возвращаться наверх.
— Эй! Не решай, где ей быть! — злился Хаято. — Ты ничего не знаешь о нашем Советнике! И…
— Хаято, — остановила я его, после чего улыбнулась парням. Правда… руки пришлось спрятать в карманы кофты. Они вновь сжались в тугие кулаки и дрожали. Никто не должен этого видеть. — Всё нормально, ребята. Я не боец. Так что, это даже к лучшему. А вы не подкачайте. Ладно, — демонстративно зевнула. — Чего-то я уже устала. Пойду, что ли, к Джаннини. Посмотрю, чем он там без меня занимается.
— Дар! — позвал Тсуна, но я лишь подмигнула парню и направилась в сторону лифта. — Дар, подожди! Дар!
— Это не конец, Дар, — бросил Реборн перед тем, как двери лифта закрылись за моей спиной.
— Именно что конец, Реборн, — тихо прошептала я в пустоту, чувствуя, как груз обиды вновь сжимает тисками грудь. — Именно конец.

Странно…
С одной стороны я рада, что всё так произошло. Я же именно этого хотела, верно? Не хотела тренироваться и принимать участие в бою. Не хотела быть той, кто рвётся вперёд, выискивая сильного противника. Просто хотелось… не натыкаться на неприятности. Быть в стороне от всего этого. Но… если всё именно так, то… почему мне так обидно?
Ха! Мне должно быть стыдно. Видно, привыкла к тому, что меня все считали особенной. «Представитель», «Советник», «Серра»… А когда выяснилось, что я самый обычный человек, у которого даже пламени нет, то, к чему я так стремилась, почувствовала себя… ненужной? Чужой? Лишней? Бесполезной? Чёрт! Не понимаю себя! И что тогда из себя представляет это кольцо? Просто украшение? Бред!
В итоге, что же я получаю? Только и могу, что языком трепать? Что ж… ладно. Значит, только это.
Шла по коридору, совершенно не замечая того, куда иду. Коридоры на всех этажах однотипные. А указателей тут нет. Легко можно заблудиться, но мне как-то всё равно. Нужно время, чтобы расставить свои мысли по полкам и позволить сознанию успокоиться. Но сейчас это очень трудно получается. Я словно закупориваю себя. Хотя… когда это было иначе? М-да… Дар, что с тобой? В последнее время стала чересчур эмоциональной. Видно, эта компания на тебя дурно влияет. Хе-хе-хе…
— Ой-ёй! — послышался вопль из следующего кабинета, к которому я приближалась. Более того, через секунду прозвучал грохот и звонкий «шлёп» о металлическую поверхность.
Повинуясь любопытству, направилась вперёд на шум, заглядывая в комнату. Как оказалось, это был Джаннини, который, крутясь на чёрном металлическом стуле, неудачно оттолкнулся и повалился на пол, спиной назад. И теперь головой он упирался в пол, руками пытался вернуться в исходное положение, а короткие ноги болтались в воздухе. Механик заметил меня.
— О! Слава Богу тут кто-то есть! — воскликнул Джаннини. — Я бы… не отказался от небольшой помощи.
— Эх… — вздохнула я, заходя в помещение.
Как оказалось, эта комната была оснащена электроникой от и до. Везде имелись мониторы и экраны, через которые можно было проследить как за состоянием убежища, так и за тем, что творится снаружи. Короче говоря, наблюдательный пункт. Хм… это место мне больше по вкусу.
Обхватив Джаннини за плечи, медленно помогла ему вернуться на стул и принять естественное положение. Лицо механика покраснело и вспотело, но он всё равно был счастлив вернуться на стул.
— Фух! — вздохнул мужчина. — Большое спасибо! Но… — удивлённо поднял брови. — А почему ты тут? Разве не должна быть в тренировочном зале со всеми остальными?
— Хм-м… нет, — пожала плечами. — У меня нет пламени Посмертной Воли, так что могу быть свободна и делать то, что вздумается.
— А?! — удивился Джаннини. — Это как? У каждого человека имеется своё пламя. У некоторых их даже от рождения несколько видов. Пламя зависит от характера, воли и личностных качеств, присущих человеку. Даже у меня оно есть, хотя и очень слабое.
— Может, ты знаешь, какого цвета у меня пламя? У Хаято оно красное, у Такеши — голубое, у Тсуны — оранжевое…
— Н… нет, не знаю, — немного засмущался Джаннини. — По правде сказать, это знают немногие. Только самые близкие. Хранители, Босс, члены семьи и… всё. Наверное, из-за этого и пошли слухи, что ты не обладаешь пламенем. Или решимостью.
— Решимость… — фыркнула я, садясь на соседний стул. — Какое интересное слово. Решимость… Что оно означает? Решиться? Но на что? На то, что нас окружает? По правде сказать, я бы на это ни за какие деньги бы не решилась. Что бы ни говорили, как бы ни уговаривали… Наверное, поэтому моё пламя и не проявляет себя. Той самой решимости, о которой говорила Лар… у меня её просто нет. Но парни… Они из другого теста. Они всегда полны рвения в бой. Всегда смелы и, в каком-то смысле, жаждут сражений. Такова их природа.
— Разве у тебя нет того, на что бы ты решилась? — удивился Джаннини, а потом с улыбкой добавил. — Мой отец всегда, когда берётся за создание нового оружия, столько ошибок совершает! Этого никто не знает. Его называют гением! Мастером оружия Вонголы. Говорят, что любое изобретение в его руках оживает, но они не видели того, что видел я с детских лет.
— Что же это? — спросила я.
— Неудачи! — произнеся это, взгляд карих глаз Джаннини сверкал. Он буквально вдохновлялся от одних своих детских воспоминаний. — Сотни неудач! Тысячи! Раз за разом одни и те же ошибки. Об этом никто не знает, ведь в итоге всем важен результат, верно? Но они были, есть и будут. Всегда! И каждый раз, когда папа садился за новый заказ или изобретение очередного оружия, он готовился к тому, что первые пятьдесят раз будут неудачными. И следующие пятьдесят раз не гарантируют того, что всё будет идеально. По сути, «гениальности» как таковой не существует. «Гениальность» — это плоды наших упорных трудов, несмотря на проблемы, неудачи и отсутствие веры в тебя у твоих же друзей, в то время как другие давно бы сломались. И, зная всё это, папа всё равно садился за работу и проводил за ней большую часть времени. Именно в тот самый момент, когда он садился за свой чертёжный стол, он набирался невероятной «решимости». Ведь если бы не она, сомневаюсь, что я решил бы идти по его стопам. Более того, если бы не она, сомневаюсь, что мы смогли бы создать это убежище, верно?
— Хех, — я улыбнулась. — Теперь мне ясно, почему в будущем мы найдём общий язык. Даже сейчас в тебя мало кто верит, но твоей решимости может позавидовать каждый.
— Конечно! — мужчина гордо задрал нос к верху. — Я же Джаннини — лучший механик Вонголы!
— А вот с самомнением нужно ещё чуток поработать…

Чуть позже все вернулись обратно в кухню на обед. К этому времени Киоко и Хару приготовили на всех карри с рисом. Я также присоединилась к застолью, в то время как Джаннини и Лар отсутствовали. Но с механиком-то всё ясно. Он не мог на долго оставить мониторы без присмотра. Отслеживал датчики и любую другую информацию, касаемо Намимори и наших оставшихся Хранителей. Кстати, надо будет ночью его подменить. Я сама не сплю, а так время скоротаю, и Джаннини сможет нормально отдохнуть.
Что касается Лар, то тут всё сложно. Думаю, она не хочет к нам привязываться и желает без особой необходимости держаться на расстоянии. Тут я её понимаю. Сама такая же. Вот только… надолго ли её хватит? Неизвестно.
— Ай-яй-яй… — вздохнула я в полголоса, обжигая язык. — Горячо…
— Так дуть надо! — повысила голос Хару, услышав мои слова. Хотя находилась на другом конце кухни. Я решила не отвечать на её крик, а продолжить трапезу. Но девушка сама шла в нашу сторону и поставила около моей стороны стакан с прохладным лимонадом. Несколько капелек напитка выплеснулось на стол.
— Спасибо, — буркнула я, беря стакан и делая несколько глотков. Девушка что-то вновь фыркнула, явно ожидая от меня иной реакции, но мне как-то всё равно на её выходки. Если ей так проще, то почему нет? — Джаннини отдельно положите. Я потом отнесу.
— Хорошо, — кивнула Киоко, мило улыбнувшись.
— Ты решила остаться в наблюдательной комнате? — спросил Реборн, на что я согласно кивнула головой. — Думаю, это правильное решение. Так ты лучше узнаешь убежище и о том, что сама же и спроектировала, — пожала плечами. Может, узнаю, а, может, и нет.
— Эй, Дар! Дар! — кричал Ламбо, привлекая моё внимание. Он как раз вытащил из карри два круглых ломтика морковки и прилепил их к своим векам. — Смотри! Я робот! — после чего мальчик сделал вид, будто нападает на сидящую рядом И-Пин. Девочке эта затея не очень понравилась, особенно учитывая, что своей причёской Ламбо и так напоминал ей Брокколи-Монстра.
— Ламбо, прекрати! — вопила И-Пин.
— Что за тупая корова?! — гневно бросил Хаято. — Можешь есть спокойно? И вообще, — повернулся в сторону девушек. — Когда мне положат карри?
— Говорят тебе — секунду подожди! — тут же отозвалась Хару, злясь с полуоборота. — Ты прожорливый, как мамонт!
— Э-э-э… ха-ха-ха! — нервно засмеялся Тсуна. — Это потому, что очень вкусно!
— Да-да, очень! — согласился Такеши, не отрываясь от тарелки. Эти слова тут же смягчили буйный нрав Хару, и та с улыбкой отметила, что они с Киоко использовали всё своё мастерство в готовке сегодняшней еды.
Дальше всё шло, как обычно, если не считать того факта, что Ламбо вечно просил десерта. Он такой же любитель сладкого, как и я, вот только сладостей в убежище больше не осталось. Всё, что было, я уже съела. Хотя там и было-то не так уж много. Несколько шоколадок, консервированных персиков и ещё что-то. Точно не помню. В любом случае, тут запасы явно подкачали.
К вечеру, когда все разошлись по комнатам, я подменила Джаннини. Перед этим он несколько раз повторил мне основное управление и чего лучше вообще не трогать, но в основном… я быстро поняла, что тут к чему.
Оказавшись один на один с техникой, тут же почувствовала себя в своей стихии. Ни разговоров, ни споров, ни обвинений… ничего такого, что могло тебя как-то задеть. Только ты и набор электроники, с которой я тут же нашла общий язык. И должна признать, что мгновенно почувствовала свою причастность к данной системе. Она была такой простой и привычной. Нет, я не знала паролей к системным папкам. Их должен был чуть позже дать Джаннини. Но всё же…
Однако, чего-то тут всё-таки не хватало. Информация была, но лишь поверхностная. Если я хотела узнать больше об исследованиях Вонголы, то тут же всплывал запрос в некий исследовательский отдел «HS». То есть, чтобы узнать что-то большее, необходимо получить разрешение. И что это ещё такое? HS? Видно, мне так просто не понять, что представляют из себя эти коробочки и почему у меня отсутствует пламя.
Признаюсь, что я пробовала зажечь кольцо снова и снова. Вспоминала о любой решимости, на которую я только способна. Но каждый раз результат был одним и тем же. В итоге… сдалась. Если честно, то всё это пламя и коробочки больше похожи на некую «магию», чем безумно меня пугают. Нет, в принципе, я приблизительно представляю что это, но… одно дело представлять, и совершенно другое точно знать. Дальше углубляться в мысли, что это за атрибуты к кольцам, не стала. Чем больше я над этим думала, тем страшнее становилось. А я и так седая, куда ещё дальше?
Интересно, а какое у Кёи пламя? Наверное, фиолетовое, как и его аура. Забавно, что в будущем мы будем вместе. Жена Хибари Кёи… Сильнейшего Хранителя Вонголы… Должна признать, это звучит круто. Хех, но так смешно… Самый сильный Хранитель с самым слабым. Я ещё могу понять, почему решила остаться с ним. Привычка, уверенность в защите, покой и… наверное, что-то ещё, чего пока не знаю. Но зачем я Кёе? Красивой меня не назовёшь, да он и сам говорил, что я ему не нравлюсь. Богатство ему не нужно, этот парень при деньгах, а если бы их не было, то уверена, он достал бы необходимые деньги. Да, между нами было несколько поцелуев и одно несостоявшееся свидание, но… Разве этого достаточно, чтобы через десять лет быть женатыми? Я так не думаю. Да и то время можно сослать на обычный подростковый возраст, в котором бушуют гормоны и любопытство. Так зачем же я ему?
Э-э-эх… видно, на этот вопрос способен ответить только сам Хибари. Хотя он меня уже как семь месяцев назад похоронил. Наверное, живёт своей жизнью, как и жил ранее. Может, даже женился во второй раз. Сам по себе Кёя довольно симпатичный, так что уверена, желающих найдётся много. Характер, правда, скверный, но и к этому можно привыкнуть. К Кёе вообще легко привыкаешь… Даже если привыкают такие люди, как я.
— Где же ты? — негромко вздохнула, в сотый раз осматривая карту Намимори. Хотелось бы связаться с ним. Узнать, всё ли хорошо и… вернётся ли он в город? Реборн уверен, что вернётся, но вот я…
Может, есть возможность связаться с ним? Должно же быть что-то, верно? Какой-нибудь знак, телефон, рация, да хоть что-то! Я… не знаю, зачем мне это, но в груди такое странное чувство. Кажется, что я напряжена и растянута во все стороны. Если получу ещё хоть одно потрясение — не выдержу и умру.
Почему девушки плачут? Да потому, что таким образом избавляются от лишнего стресса. А если этого не делать… эх…
Неожиданно в голову пришла странная идея. Встала со стула и подошла к небольшому рюкзаку, в котором имелись мои вещи из прошлого. Они все в этом времени устарели. Техника смогла измениться до неузнаваемости. Это нормально. Но кое-что осталось неизменным. Достала свой сотовый телефон, на котором висел брелок в виде страшного жаворонка. Он мне попался в одном из киндер сюрпризов. Сняла его и поставила на фоне календаря этого года. Сделала одну фотографию, где всё было видно и довольно чётко, а после… задумалась.
И что, чёрт возьми, я делаю? Собираюсь отослать ему фотографию? Но куда и зачем? Ох, небеса… Дар, ты мертва! Он похоронил тебя семь месяцев назад! Для него известие о том, что ты жива, может быть не меньшим потрясением, чем для тебя известие о том, что ты мертва. Одумайся!
Но, с другой стороны, он же не кто-то там, а сам Хибари Кёя. Уверена, что, прожив десять лет в этом безумном мире бок о бок с Вонголой, он успел многому научиться. Значит, попробовать стоит. Но вернёмся к первому вопросу — куда отослать фотографию? Не сохранил же он свои старые координаты, верно? Или сохранил? Хм… тогда стоит попробовать. Мой телефон тут не ловит сеть, но если отправить фото через компьютер…
Спустя десять минут необходимая фотография уже была в системе. Руки слегка дрожали. Тело бросило в жар. Я не была до конца уверена в своём решении. Всё это было скорее эмоциональным порывом, нежели логически верным выводом. Но… даже зная всё это, не смогла остановится. Не сейчас. А поблизости, чтобы меня остановить, никого не оказалось.
По памяти набрала почту и телефон Кёи. Вероятность того, что они до сих пор работают меньше двадцати процентов. По сути, это смахивает на игру «Русская Рулетка». Либо выиграл, либо…
Фотография принялась загружаться в сеть. Сердце билось как сумасшедшее. В принципе, я могу в любую секунду, пока идёт загрузка, нажать «отмена» и прекратить действия, но… но…
— Чёрт, — вздохнула я, обхватывая ладонями лицо. — Это безумие… — Несколько раз вздохнула и потянулась к клавише, чтобы отменить загрузку, но неожиданно услышала за спиной шаги.
— Полностью согласен, — прозвучал мягкий голос Такеши за спиной. И хоть он был негромким, я всё равно вздрогнула. Парень же спокойно прошагал в комнату и сел на свободный стул. — Это больше похоже на безумный сон…
— Сон? — сердце колотилось так, словно отбивало чечётку, но я постаралась подавить нахлынувшую панику. — А почему ты не спишь? Вернулся бы обратно в мужскую комнату.
— Ну… ха-ха! — парень смущённо почесал затылок. — Что-то мне как-то плохо спится на новом месте. Вот… решил воды попить, а потом вспомнил, что и ты не спишь.
— Вот как, — улыбнулась. — Ты же знаешь, что я ночная пташка. Сон для слабаков. Хе-хе-хе! Предпочитаю использовать это время.
— Это точно! — Такеши звонко засмеялся, но через мгновение стал серьёзным. — Дар, твоё пламя… Я, конечно, ещё не до конца всё понял, но уверен, что всё ещё не до конца потеряно. Тсуна тоже не сразу его проявил. Может… чуть позже, когда всё успокоится.
— Может, — пожала плечами. — Но мне и так неплохо. Я не использую динамит, как Хаято, не сражаюсь кулаками, как Тсуна и не размахиваю катаной, как ты. Я… вот! — Указала на компьютер. — Дай мне любую сломанную программу и починю её. Разберу до основания. И спроектирую нечто новое. Но… драки? Это не для меня.
— Не знаю, — Такеши задумчиво наклонил голову набок. — В прошлый раз, при битве за кольца, ты показала себя очень круто. Мы с парнями до сих пор вспоминаем, как ты тогда всё провернула.
— Ну, — отвернулась. — Тогда мне просто повезло.
— Ха-ха! Ты же не веришь в «везение», — справедливо заметил парень. — Знаешь, — вздохнул Такеши, каким-то отстраненным поворачиваясь в сторону экрана, на котором был виден ночной Намимори. — Я очень люблю бейсбол и очень не люблю проигрывать. Но даже если бы в моей команде была сотня крутых и сильных ребят, а также ты, я бы никогда не оставил тебя в составе запасных игроков. Потому что уверен — ты не подведёшь.
— Я не умею играть в бейсбол, — заметила я. — Но спасибо.
Ямамото вновь засмеялся и, как обычно, положил свою раскрытую ладонь мне на голову, слегка потрепав волосы. После чего заглянул мне через плечо и удивлёно спросил:
— Хм? Ты кому-то отправляла сообщение?
— А? — обернулась. — Чёрт! Забыла! — на экране, за которым я сидела, красовалась надпись «Сообщение доставлено». — Не может быть!
Это говорит об одном: данные Хибари действительны и работают даже в этом времени. Более того, они дошли до адресата. А я ведь даже надеяться на это не смела! В любом случае, если это сообщение перехватил враг, вряд ли он поймёт, кто отправитель. Во-первых, я сфотографировала брелок, который не каждый разберёт. Во-вторых, на фоне календаря. Да и адрес отправителя зашифрован. Обезопасила себя со всех сторон.
Надеюсь…
— Эм… — что бы сказать Такеши такого, чтобы не вдаваться в подробности? — Я… пыталась отыскать остальных Хранителей.
— О! — воскликнул парень, пододвигаясь поближе к экрану. — А кого именно? Хибари или Мукуро? Раз сообщение доставлено, то значит, они вышли на связь, верно?
— Ну… наверное… — пожала плечами. — Там увидим. И…
— Какого чёрта вы тут шушукаетесь, как старые бабки?! — прозвучало гневное фырканье за нашими спинами. — Своим трёпом всё убежище сотрясаете и мешаете Десятому спать!
— Ну, прости-прости, — улыбнулся Такеши, оборачиваясь к Хаято, который также не смог уснуть. Вот только парень не собирался оставаться в комнате, как и бейсболист. Он что-то искал, осматривая помещение суровым взглядом.
— Хаято, ты чего ищешь? — спросила я.
— Джаннини ничего не оставлял? — тут же парировал он, не дав конкретного ответа. — Я просил его собрать мне некоторые инструменты, но…
— А! Так это ты, — указала в сторону выдвижного ящика в столе. — Коробка там, — Гокудера тут же заглянул в указанное место, проверяя, всё ли положил Джаннини. — Ты мне только скажи, а зачем тебе паяльник?
— Не твоего ума дело! — огрызнулся Хаято, тут же направляясь к выходу.
Это было несколько неожиданно. Чего он такой злой? Хотя, в принципе, он всегда такой, но… Я и Такеши переглянулись. Парень тоже заметил некую нервозность нашего товарища. Вот только ничего по этому поводу не сказал. И что тут говорить? Хоть Гокудера Хаято и ведёт себя так, словно ничего не боится, на самом деле он сейчас в ужасе, как и все остальные. Я это понимаю и вижу. Он через агрессию старается спрятать свой страх и не показывать его остальным. Не желает быть обузой своему Боссу. Именно поэтому просто не буду обращать на это внимание. Как и обычно.
— Эй, — бросил Гокудера, вернувшись обратно к входу в комнату. На лице было лёгкое смущение, но признавать это он не собирается, поэтому демонстративно закурил и гордо отвёл взгляд в сторону. — Ты этим дерьмом управлять можешь? Открой мне доступ к тому залу тренировок, где мы были сегодня днём.
— Ладно, — спокойно произнесла я, нажимая на несколько клавиш, после чего на одном из экранов появилось сообщение, что доступ к восьмому этажу открыт, и туда пошло электричество, освещая зал. — Готово.
Гокудера мельком посмотрел на экран, потом на меня с Ямамото, вновь фыркнул и ушёл.
— Ну и ну! — присвистнул бейсболист. — Трудный парень! Эх, ладно… — встал со стула и также направился к выходу.
— Всё же решился лечь спать? — спросила я.
— Нет, — Такеши отрицательно покачал головой. — Присоединюсь к Гокудере. Хотя я и могу воспламенять своё кольцо, коробочки открыть пока не получилось. Лар сказала, что у меня пока слишком слабое пламя. Буду тренироваться.
— Ясно, — кивнула я. — Присмотри там за ним.
— Конечно, — отозвался парень, подмигивая мне и исчезая за поворотом в коридоре.
Да уж… «тяжёлая ночка», дубль второй. Как бы мы к концу этих весёлых каникул все друг с другом не перессорились. Хотя как по мне, всё именно к этому и идёт.

Ближе к утру в наблюдательную комнату вернулись Джаннини и Реборн. Я в это время уже постоянно проваливалась в сон, но, по словам нашего механика, нужных мне таблеток в убежище нет. А если и есть, то он не знает, где они находятся. Отлично! Решила пойти и принять ледяной душ, чтобы взбодриться, так как сон для меня… В общем, не сейчас. Каждый раз, как только закрываю глаза, вижу, как меня хоронят заживо.
Да, дамы и господа, кажется, у меня психологическая травма. Я это понимаю, я это осознаю, но бороться пока не могу. Придётся как-то уживаться со своими же тараканами, которых с каждой секундой всё больше и больше. Конечно, знаю, что рано или поздно просто грохнусь в обморок от переутомления, но это будет потом. А пока…
После того, как приняла душ, зевая на ходу, возвращалась обратно в комнату с компьютерами. Однако, не успела дойти всего лишь метр, как до меня дошёл сигнал бедствия. Кто-то просил о помощи. «SOS» крупными буквами мелькал на всех экранах одновременно. В комнате также помимо Реборна и Джаннини был Савада, который только что проснулся. Но взгляд карих глаз уже выражал лёгкую панику.
— Что это? — кричал Тсуна. — Что происходит?
— Мы поймали сигнал бедствия!!! — в тон кричал Джаннини, непрерывно стуча по клавишам. — Союзник просит о помощи!
— Союзник?!! — не верил своим ушам Тсуна. Я же тем временем присела за соседний стул и также подключилась к работе.
— Вид сигнала и откуда он исходит, уже обнаружил? — спросила у Джаннини.
— Пытаюсь! — отозвался механик. — Но могу с уверенностью сказать, что это в Намимори. Кто-то совсем близко.
— Займись определением вида сигнала, — приказала я, сохраняя спокойствие и строгость в голосе. — На себя возьму уличные камеры и постараюсь отыскать первоначальный источник.
— Слушаюсь! — как ни странно, подчинился мужчина, ускоряя темп работы с клавиатурой.
Мы распределили обязанности. Работа пошла значительно быстрее. Я пыталась отыскать ту самую камеру, что засекла сигнал бедствия. Просматривала кварталы, улицы и районы города, отметая лишнее и сокращая пространство поисков.
— Есть! — неожиданно отозвался Джаннини. — Я определил тип сигнала — это ОССВ.
— ОССВ?! — не понимал Тсуна, стоящий за нашими спинами, дожидаясь хоть каких-то сведений. Парень побледнел и покрылся испариной. Волнение на лицо.
— Особый Секретный Сигнал Вонголы! — расшифровал механик. — Их у нас всего три вида. Причём два используются в основном в Италии. Если это так, что сигнал бедствия мог послать только один человек.
— Обнаружила его источник, — произнесла я, скидывая информацию Джаннини. — Выводи на большой экран.
Мужчина тут же исполнил просьбу, и уже через мгновение перед взором каждого предстала небольшая видеозапись с маленькой жёлтой птичкой крупным планом.
— Это же… — ахнул Савада. — Птица Хибари-сана!!!
— Хиберд?! — удивилась я. — Неужели?..
— Похоже, что источник сигнала прикреплён к нему, — заметил Реборн.
— Это так, — согласился Джаннини. — Но у нас проблемы! Источник сигнала слабеет!
— Переходи на отслеживание канарейки через систему видеокамер города, — тут же приказала я. Джаннини согласно кивнул и приступил к делу. На большом экране то и дело всплывало десяток различных окон с видео, где либо крупным планом, либо мельком была замечена жёлтая птичка. Однако стало ясно, что он летит не просто так. У Хиберда имелся определенный курс, и тот к нему стремился. Зачастую сворачивал то в одну, то в другую сторону, словно запутывал следы, но от основной траектории не сбивался. — Мы можем определить, куда он направляется?
— Пока трудно сказать, — признался механик. — Он покинул поле обзора наших камер.
— Сигнал ещё работает?
— Да, — кивнул. — Перехожу на отслеживание радара.
Со стороны входа послышались быстрые шаги. В комнату ворвались Лар, Такеши и Хаято. Все немного взволнованные, видно, сигнал бедствия дошёл и до них. Тсуна постарался каждому пояснить, что тут происходит, тем временем, пока мы с Джаннини переключали установленные по городу радары, чтобы точнее определить местонахождение Хиберда.
— Хм? — задумалась я, приглядываясь внимательнее к карте города. — Он направляется на север, в сторону леса и холмов. Там есть установленные наши радары?
— Есть, — очередной кивок. — Но сигнал замедляет скорость и снижается. Возникают помехи! Кажется… мы теряем сигнал!
— Сохрани последние координаты! — бросила я, после чего сигнал исчез полностью. — Ты успел?
— Да, — несколько ударов по клавиатуре и карта города увеличилась, приблизив в район севера. — Это лес около храма Намимори!
— Храм? — удивился Такеши. — Что Хиберд там делает?
— Ну, уж точно не молится, — бросила я. — Есть только два варианта. Он либо возвращается домой, либо… к хозяину.
— Но… но почему сигнал пропал? — спросил Тсуна.
— Возможно, аккумулятор сел, — предположил Джаннини.
— Или же он уже в руках неприятеля, — произнёс Реборн, выдвигая самый худший вариант.
— Возможно, это западня, подготовленная нашим врагом, — а нет, вот он, ещё один худший вариант предложенный Лар.
— Западня?! — Тсуна начинал вновь волноваться.
— Всё не так, — бросила я, поворачиваясь к ребятам. — Думаю, это Кёя. Прошлой ночью я попыталась связаться с ним и послала небольшой сигнал. Есть вероятность, что это что-то вроде ответа.
— Хибари-сан?! — в глазах Тсуны вспыхнуло ещё одно чувство помимо тревоги — надежда. — Тогда… что нам делать?
— Всё просто, — бросил Реборн. — Сидеть тут и гадать не имеет смысла. Нужно найти Хиберда и понять, кто послал сигнал бедствия.
— Если вы собираетесь выходить наружу, то должны знать, что в городе много потенциальных противников, оснащенных сильными кольцами и коробочками, — предупредил Джаннини, открыв карту, на которой поверх города имелось множество небольших светлых точек, символизирующих человека с кольцами и коробочками. Среди них также был и один с кольцом ранга «А». Вероятно, это капитан, так что врагов там будет предостаточно.
Однако Хаято и Такеши лишь усмехнулись этой новости, заверив всех, что они прошлой ночью не сидели сложа руки, а долго тренировались. К тому же успели выучить несколько новых трюков, которые не терпится применить в бою. Это удивило Тсуну и успокоило одновременно. Он очень хотел посмотреть на то, что теперь умеют делать его друзья. Но единственное, что мог показать на данный момент Гокудера, это небольшую коробочку, в которой было его оружие. Он изменил вид коробочки, припаяв к ней небольшой металлический черепок.
М-да… Гокудера Хаято не Гокудера Хаято без всей этой готической атрибутики. Ну, любит он это, что ж поделать? Правда, от того, что показал Хаято Тсуне, бедный наш Босс вновь пришёл в уныние. Уверенность в боевых способностях своих товарищей вновь пошатнулась.
— Тсуна-сан!!! — дверь в комнату резка открылась и в помещение ворвалась Хару. Лицо девушки было бледнее мела, в то время как по вискам скатывался пот. Видно, что она спешила сюда со всех ног. — Большая неприятность! — все решили не обращать на её панику особого внимания. Вероятно, она также услышала сигнал SOS и немного напугалась. Но всё оказалось намного серьёзнее. — Киоко-чан пропала!!!
— Что?! Что ты сказала?! — воскликнул Тсуна.
— А ты везде искала? — засомневался Такеши. — Убежище большое. Можно и заблудиться.
— Может, она просто носик пудрит? — фыркнул устало Хаято.
— У тебя какие-то слишком примитивные стереотипы о девушках, — заметила я.
— Все женщины такие, — не отказывался от своих слов Гокудера.
— Я не пудрю носик, — указала на своё лицо.
— Ты не женщина, — бросил он, гордо задрав подбородок. — Ты Ведьма!
— Э-э-эх… — просто прикрыла ладонью глаза. Спорить тут бессмысленно.
— Да нет же! — кричала Хару. — Она оставила записку! — девушка достала из кармана небольшой клочок бумаги и развернула его, принимаясь читать вслух. — «Мне необходимо сходить домой. Заодно принесу немного сладостей Ламбо-куну и Дар-тян. Я скоро. Не волнуйтесь». Вот что тут написано.
— Сасагава, она… — нахмурился Такеши.
— Она вообще-то не похожа на идиотку! — начал нервничать Хаято.
— Вероятно, она беспокоится за Рёхея, — заметил Реборн. — Узнав о том, что её брат пропал, девушка ничего не сказала, но это не значит, что ничего не почувствовала.
— И что, она пошла искать Рёхея? — бросила я, чувствуя, что начинаю злиться. Наше положение схоже, но я же не совершаю подобных необдуманных действий. — Это бессмысленно, учитывая, что он может быть вообще не в Намимори.
— Хи-и-и!!! — воскликнул Тсуна, хватаясь за голову. — Что… Что нам делать?!
— А что ещё делать? — встала со стула. — Необходимо немедленно выдвигаться за Киоко, пока она не ушла далеко от убежища и постараться вернуть её обратно в целости и сохранности. В бою девушка не лучше меня, и, возможно, даже хуже, а противник церемониться с ней не станет.
— Подожди, Дарья, — остановила меня Лар, скрестив деловито руки перед собой. — Киоко мог уже схватить противник. К тому же, не стоит забывать и о второй цели — Хиберд. В любом случае, сигнал о помощи может быть реальным, и исключать его не стоит.
— Тогда делимся на две группы, — предложила я.
— Да, — кивнул Хаято. — Лучше выдвигаться малым отрядом.
— В принципе, мы легко разделимся на две группы, — поддержал Такеши. — Отправимся одновременно. Что насчёт этого?
— Но необходимо учитывать и то, что Тсуна всё ещё ранен, — заметила я, кивнув в сторону Савады. Он до сих пор носил бинты на левой руке, стараясь лишний раз не шевелить ею. — Значит, стоит перераспределить наши силы так, чтобы один прикрывал другого. Реборн не участвует, так как снаружи ему опасно. Хару и Джаннини остаются в убежище. Есть вероятность, что Киоко вернётся раньше, прежде, чем кто-то из нас её найдёт. Если это произойдёт, Джаннини сможет послать нам всем какой-нибудь сигнал.
— Также в убежище остаёшься и ты, — добавила Лар. — Ты не боец и для любого отряда будешь только обузой.
— Что? — вновь начинала злиться. — Пускай я не боец, но Хиберд меня знает, и это может нам помочь. Как ни посмотри, а на меня неплохо реагируют не только дети… Но и животные.
— Я своё мнение высказала, — девушка прикрыла глаза. — Но решать не мне, — посмотрела в сторону Тсуны.
— А? — удивился парень. — Я?
— Конечно, — отозвался Реборн. — Ты же наш Босс.
— Не тяни, Тсуна-сан, — поторапливала его Хару. — Дорога каждая секунда.
— Тогда… — парень осмотрел каждого и уверенно произнёс. — Я и Дар также участвуем! Цели Киоко и Хиберд. Выдвигаемся одновременно! Лар Милч и я идём на поиски Киоко-чан, а Гокудера-кун, Ямамото и Дар начнут искать Хиберда.
— Что ж… — вздохнула Лар, осознав, что тут проиграла. — Знайте, мы не сможем друг с другом связаться. Отныне правило одно: любым способом избегайте столкновения с противником. Но если это невозможно, и вы вступите в бой… действуйте по вашему усмотрению.
В следующую секунду два отряда выбежали в коридор, направляясь в сторону выхода из убежища. Мы выбрали тот, что вёл ближе всего к храму Намимори. Уверенности в успешности операции не было совсем. Но это лучше, чем просто сидеть и ожидать неизбежного. Что бы не ожидало нас в лесу, будь то враг или друг — я готова.



Зозо Кат

Отредактировано: 15.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться