Омерта Советника

Размер шрифта: - +

Глава 48. Поток информации

Собравшись в тренировочном зале, каждый выжидающе смотрел в мою сторону. Чувствовалось, что они хотят увидеть некого… чуда? Но я не до конца уверена, что смогу им это дать. И всё же, смирившись со своим положением, глубоко вздохнула и высвободила панду из коробочки. После чего по сигналу слилась с ним, используя как доспехи.
К моему удивлению, парни были в восторге. Они даже не скрывали своих эмоций и сравнивали меня с супергероем из комиксов, что меня безумно смущало. Однако, не все так радужно приняли мой новый вид. Первым делом ко мне подбежал Тсуна, стараясь осмотреть костюм со всех сторон. Хаято даже не скрывал своего любопытства и сразу принялся постукивать по доспехам, проверяя их на прочность. Краем глаза смотрел на напульсники, где находились пульты управления. Он ругался и ворчал, но лишь из-за того, что сам немного завидовал. Правда, никто не понимал принцип роликов. Зачем они вообще? Но ответить я не успела.
За долю секунды перед глазами возник образ атакующего меня человека. Это было эхо. То, что может произойти, но не факт. Однако костюм уловил его, проанализировал все возможности и вариации, и сейчас демонстрирует наиболее подходящее действие. А именно, на меня нападала Лар.
Эхо было расплывчатым, но я точно смогла увидеть, как девушка выхватывает из кармана одну из своих коробочек и атакует меня при помощи одного из своих животных — сороконожки. Я знаю, на что способна эта коробочка. Если стальная сороконожка захватит меня в круг, то она просто заставит тело источать слишком много пламени Посмертной Воли. Иными словами, попытается обессилить меня. Это уже не раз проделывала с самим Тсуной. Чего же ты добиваешься? Хочешь проверить меня? Ладно, пусть будет так.
Продолжала стоять, как и раньше, к парням лицом. Они что-то спрашивали, перебивали друг друга и с интересом осматривали мой доспех, вновь и вновь постукивая по нему. Но всё-таки, как я и предполагала, девушка атаковала, высвободив свою коробочку.
По правде сказать, вести бой у меня нет ни желания, ни сил. Я действительно устала, и поэтому придётся прибегнуть к моему небольшому козырю, который для себя открыла во время тренировок с Кёей. Вот только после него… панда будет слегка не в боевом состоянии несколько часов. Эх, прости, Бо.
За долю секунды, до того, как сороконожка набросилась на меня и окружила со всех сторон, вытянула руки перед собой раскрытыми ладонями вперед и сконцентрировалась на собственном пламени Посмертной Воли, представив его в образе широкого лунного диска.
Образ автоматически закрепился в сознании. Через чёрные очки я отлично вижу, что происходит. Сороконожка зависла в воздухе и не движется, словно время для неё остановилось. Ребята в недоумении смотрят то на меня, то на оружие Лар.
— Что… Что случилось? — воскликнул Тсуна. — Это как? Дар, ты теперь можешь останавливать объекты силой мысли?
— Телекинез! — ахнул Хаято, не веря своим глазам.
— Вот это да! — восхищался Такеши. — Это что-то типа фокуса, да?
— Не совсем, — улыбаясь, произнёс Реборн. — Вы просто не всё видите. Вот, — после этих слов, малыш достал небольшой пульт, поднял его над головой и заставил лампы в тренировочном зале погаснуть. Нас окружила тьма, да не совсем. Как только зал потемнел, моё пламя стало отчётливо видно. И видно то, что я сделала с сороконожкой.
Во-первых, весь мой костюм буквально полыхал белоснежным пламенем. Его было так много, что спокойно осветил большую часть зала. Во-вторых, тот лунный диск, который я представила, был отчётливо виден. Это как увеличительное стекло или линза, в котором теперь покоилось животное Лар. Моё пламя усыпило сороконожку, и только тогда я освободила её, выронив на пол. Оружие с громким металлическим лязганьем рухнуло на пол. Лунный диск, в два метра шириной, исчез в воздухе, словно догоревшее пламя свечи.
— Ну, как-то так… — неуверенно бросила я, почесав затылок и слегка затрагивая чёрные ушки на своей голове. Давно поняла, что они своего рода локаторы, что помогают считывать информацию.
Парни даже слова промолвить не могли, так и стояли, разинув рты, и пялились на меня. Словно только сейчас увидели. Но долго я так стоять не могла. На создание лунного диска требуется огромное количество сил и энергии. Причём не только моей, но и моей коробочки.
Костюм в одно мгновение исчез, и мы вновь оказались в непроглядной темноте. Реборн вновь включил освещение в тренировочном зале, и когда возможность видеть вернулась, все заметили, что теперь у меня на спине, обхватив за шею, висела небольшая панда. Буквально игрушечная.
Да-да, это тот самый Бо, но проблема в том, что он после такого приема как бы высыхает и уменьшается. Мишке теперь необходимо время, чтобы отдохнуть и перезарядиться. В принципе, как и мне. Тоже потратила слишком много сил. Теперь единственное, что может Бо, это просто держаться за меня, как делают маленькие панды, и ждать момента восстановления сил. Тогда он вновь вырастет и будет в строю. А сейчас… размером не превышает школьного портфеля.
— Э-э-э?! — воскликнули ребята, смотря на спящего мишку у меня за спиной.
— А почему он стал таким маленьким? — не понимал Савада.
— О! Он спит? Уменьшился… — Ямамото слегка потрогал панду, погладив по голове, но тот лишь ещё плотнее уткнулся мордой мне в спину. — Ха-ха, такой забавный!
— И это что такое? — ворчливо бросил Хаято, также оббегая меня со спины. Посмотрел на панду ближе, и в бирюзовых глазах блеснула догадка. — Так происходит каждый раз, когда ты используешь ту штуку?
— Да, — устало вздохнула. — Теперь он даже в коробочку нормально вернуться не может. Нужно хотя бы два часа, не меньше.
— Два часа?! — парень нахмурил брови. Видно, понимает, что это применение последнее, что стоит использовать в реальном бою, но… что имеем. Также прикоснулся к панде, проводя ладонью по его мохнатой спине, на что мишка сквозь сон пропищал лёгкое «Бо!». Услышав это, Хаято мимолётно улыбнулся, но, заметив удивлённый взгляд Тсуны, что теперь изучал своего Хранителя Урагана, засмущался и с ворчанием отскочил в сторону.
— Ты предвидела мою атаку? — услышала голос Лар. Девушка до сих пор стояла там же, где и раньше. На расстоянии трёх метров от меня. — Или это интуиция тебе подсказала о моём нападении? Я скрывала свою жажду и вообще её не испытываю, так что ты не должна была понять, что я хочу напасть. Так как?
— Можно сказать, что предвидела, — кивнула я, обращаясь к Лар. — Это ведь была проверка?
— И ты её не прошла! — грозно бросила девушка, скрестив руки на груди. — Использовать такой ход, лишив себя основного оружия… бессмысленно!
— Не будь так строга с ней, Лар, — вступился Реборн. — Она с самого начала говорила, что не желает драться, но всё же смогла блокировать твою атаку. Верно? — девушка на это лишь раздражённо фыркнула и посмотрела в сторону, выражая тем самым, что она не разделяет мнение Реборна. Тем временем малыш продолжал: — В любом случае, это было хорошим показателем того, какими могут быть продуктивными подобные тренировки. Именно поэтому с сегодняшнего дня каждый из вас займётся программой «индивидуальных тренировок». У каждого будет свой наставник, как и во времена «Битвы за Кольца». Например, я буду тренировать… Ямамото.
— А?! — все удивлённо посмотрели на бейсболиста. Хотя у того также на лице читалось недоверие, а уже через секунду радость и волнение.
— Жду это с нетерпением! Ха-ха! — воскликнул парень, смущённо потирая затылок. Вот только ни я, ни Тсуна не разделяли этого энтузиазма. Уж мы-то знаем, каким он бывает на самом деле жестоким. Особенно в плане репетиторства.
— Я отвечаю за Хаято, — послышался женский голос за нашими спинами.
Обернувшись, мы увидели улыбающуюся Бьянки, что медленно направлялась в нашу сторону. От одного её вида желудок Хаято скрутило судорогой, и он тут же повалился на землю, кашляя и спрашивая вселенную шутка ли это? Но нет. Атрибут Бьянки точно такой же, как и у Хаято — Ураган. Что немаловажно. И если подумать, то она действительно идеальный учитель для собственного брата, но… То, через что приходится проходить Гокудере… Скажу одно — сочувствую.
Тсуна также хотел помочь своему другу, но Реборн не позволил даже приблизиться к парню. Всего пара шагов, и вот в тренировочном зале прозвучал выстрел. Пуля Посмертной Воли мгновенно влетела в голову парня. Никто даже опомниться не успел, а Тсуна уже лежит на полу. Но уже через мгновение его взгляд стал серьёзным и вспыхнул ярко-оранжевым светом. Как и перчатки, что имелись у него на руках. Более того, пламя парня… оно увеличилось. Многократно увеличилось. Ничего себе!
Тсуна решил, что его тренировки начались, поэтому быстро переместился к Лар, предлагая ей начать тренировочный бой, но девушка отказалась.
— Я больше не тренирую тебя. — Тсуна и остальные напряжённо замерли, дожидаясь пояснения. — Ты не достиг того уровня, что я ожидала. Поняла, что ты не сможешь вырасти за оставшееся у нас время.
— Но это действительно всё, что я сейчас могу, — попытался объяснить Тсуна.
— Твоя сила намного больше, чем та, что есть сейчас, — настаивала на своём Лар.
Тсуна уже хотел возразить, но в эту секунду со стороны лифта в него что-то полетело. И не просто полетело, а буквально сжимало всё на своём пути создавая в воздухе спиралевидные фиолетовые клубы пламени Посмертной Воли. Фиолетовое пламя? Я знаю только одного человека, у которого столь мощный и сильный атрибут.
В какой-то момент я успела разглядеть стальные иглы ёжика, от которых очень удачно уклонялся Тсуна. Все в ужасе обернулись в сторону лифта, пытаясь понять, что или кто послужил причиной данного безумия, но я даже не шелохнулась. Ответ и так лежит на поверхности. Продолжала смотреть на Саваду, а телом чувствовала приближение сильной, надёжной и успокаивающей ауры того, кто не просто так зовётся Сильнейшим Хранителем Вонголы.
— Если ты не будешь внимателен, то умрёшь, — прозвучал мягкий, но в то же время стальной голос Кёи в шаге от меня. Он обращался к Саваде Тсунаёши. — Сегодня именно я раскрою твои способности.

Тренировочный зал озарило два ослепительно чистых пламени Посмертной Воли. Фиолетовое пламя Облака и оранжевое пламя Неба. Тсуна всеми силами пытался противостоять ёжику Хибари, но он оказался сильнее. Тем временем, сам Кёя обратился ко мне, перейдя на чистый русский язык без акцента.
— Ну и шуму же ты наделала, — спокойно бросил парень, украдкой смотря на мелкого Бо, что висел на моей спине. — Если что, двери можно было просто открыть, а не сносить. Твои отпечатки пальцев и голос внесены во все базы данных.
— Я не виновата! — шикнула на парня, также отвечая на русском. — Это всё Бо! Он каким-то образом учуял аромат шоколада аж из кухни здешнего убежища, — повернулась к парню всем туловищем, недовольно скрещивая руки перед собой. — И, между прочим, мог сказать, что животные из коробочек тоже питаются.
— Им не нужна еда, — произнёс парень, слегка прикрыв глаза и смотря на своего питомца. — Всё, что им нужно — это пламя Посмертной Воли. Остальное, исключительно личностные качества владельца атрибута, — усмехнулся. — В твоём случае, такое можно было бы предугадать. Каков хозяин, таково и животное.
— Да откуда мне было знать? — всплеснула руками. — Тем более, учуял шоколад с такого расстояния! — потёрла переносицу. — Было… крайне неловко перед ребятами.
— Неужели? — вновь усмехнулся, после чего наклонился к моему уху. — А может, просто жалеешь, что это он съел шоколад, а не ты?
— Вовсе нет! — почувствовала, как щёки покрывает румянец. Хибари продолжал хитро ухмыляться, словно говорил, мол, ага, конечно, сделаю вид, что поверил. Ещё бы! Сколько он меня знает? С шестнадцати лет. Уверена, некоторые мои привычки и недостатки знает лучше, чем я сама. Поэтому тихо добавила: — Шоколад горячий был. Ещё на плите стоял.
— Ах, ну тогда всё ясно, — очередная усмешка с его стороны, что я просто проигнорировала, повернувшись к нему спиной и посмотрев на Тсуну, что тем временем продолжал сражаться с ёжиком.
Остальные же украдкой поглядывали в нашу сторону и… бледнели. Вернее, Бьянки, Лар и Реборн были абсолютно спокойны и воспринимали наше общение с Хибари как нечто естественное и нормальное, на что вообще не следует обращать внимание. Но вот остальные… явно были в некотором шоке от того, как мы общались. И самое главное, на каком именно языке общались. По взглядам Такеши и Хаято стало ясно, у них десятки вопросов насчёт меня и Кёи. Как ни посмотри, а я прожила больше недели со взрослым мужиком отдельно от всех, хотя этот мужик может уложить на лопатки каждого, как по отдельности, так и всех разом. Да и всегда мог, но сейчас основная проблема — это Тсуна.
— Всё, как и говорил малыш, — с неким расстройством произнёс Кёя, переходя на японский язык и поворачиваясь в сторону Савады. — Твой боевой уровень далёк от того, что у тебя есть в будущем.
Тсуна услышал слова Кёи и попытался применить свою особую технику — Прорыв Точки Нуля Посмертной Воли. Иглы ёжика замедлились, и он стал покрываться ледяной коркой, но не тут-то было. Именно этого Хибари и ждал, так как, концентрируясь на одном ёжике, он не заметил того, что второй разделился на десяток частей и теперь окружал парня со всех сторон, увеличиваясь, словно облако. В итоге, Савада оказался в ловушке, состоящей из плотной стальной сферы животного, словно в раковине.
Использованное Кольцо Облака в это же мгновение лопнуло на руке Хибари, не выдерживая поток его врождённой силы. Все с ужасом смотрели на тёмно-фиолетовый шар, что от своей тяжести рухнул на пол. Хаято и Такеши хотели бы помочь, но как? Она непробиваема и непроницаема. В дополнение ко всему оснащена стальными шипами, которые так просто не сломать. Уж я-то знаю, что это такое.
Хибари как-то попытался использовать эту технику на мне, и именно тогда я и создала лунный диск. Просто перехватила ёжика Кёи раньше, чем он смог схватить меня. Тогда он не сразу смог понять, что именно я сделала, и самое странное то, что данная техника ему не понравилась. Он ничего не сказал, просто остановил тренировку и предложил вернуться в храм, но я точно знала — парень расстроен. Так и не смогла понять почему. Каждый раз, когда я демонстрировала неплохие навыки в бою, или мне удавалось удачно атаковать, в его глазах промелькнула странная тень. Он не хочет, чтобы я умела драться. Он не хочет, чтобы я вступала в реальный бой. Но, кажется, понимает, что у нас не так уж много вариантов.
Скорее всего, именно по этой причине и начал тренировать Саваду.
— Это воздухонепроницаемая сфера, состоящая из Пламени Облака, — пояснял Кёя. — Абсолютная тюрьма, — в его голосе чувствовалось ликование и некая гордость перед своей коробочкой. — Он не сможет прорваться сквозь неё при помощи силы или пламени. К тому же, — парень с улыбкой подошёл к сфере, прикоснувшись к ней ладонью. — Скоро кислород закончится, и, если будешь медлить, — уже обращался он к Тсуне. — Можешь умереть.
— Ты обезумел?! — взревел тут же Хаято, приближаясь к нам. Парень был в ярости и напуган. — Думаешь, что можешь заявиться сюда, спустя столько дней, и попытаться убить Босса?! Какого чёрта, я тебя спрашиваю? Отвечай!
— Слабые должны умереть — это факт, — с улыбкой спокойно ответил Кёя, обращаясь к Хаято. — И для начала, пусть у меня и нет причин убивать Саваду Тсунаёши, но и нет желания оставлять его в живых.
— Что?! — буквально прорычал Гокудера, после чего посмотрел на меня, словно пытался понять, союзник ли нам Хибари или нет? Всё сводилось к тому, что нет. Более того, его выводило из себя моё спокойствие. Я не боялась. Просто смотрела на сферу и… ждала. Нет паники, страха, ужаса и недоверия. Просто ждала. — Чёрт возьми, может, ты объяснишь?! Ответь! — шагнул в мою сторону и положил раскрытую ладонь на правое плечо, привлекая моё внимание.
— Знаешь… — начала я спокойным голосом, всё также смотря на сферу. — Помнишь мою маму?
— Твою маму? — переспросил Гокудера, после чего его рука слегка дрогнула. Он знает, что в этом времени её нет.
— Да, — слегка кивнула головой. — Как-то раз, когда она осматривала нас всех после битвы в Кокуё-Ленде, она взглянула на Тсуну и заметила одну очень интересную вещь. Сказала, что Тсуна слаб и ему нужны «особые» тренировки.
— Да какие к чёрту тренировки? Ты что, не видишь? — злился Хаято. — Его же сейчас могут убить!
— Да, — вновь кивнула. — Именно это мама и сказала: «Порой, чтобы жить, нужно умереть».
— Тц! — фыркнул парень, убирая руку с моего плеча. Он был полон сомнений. Боялся, что с Тсуной что-то может пойти не так. Боялся, но понимал, что сам ничего сделать не может.
— Что ж… — неожиданно вздохнул Реборн, поворачиваясь в сторону Ямамото. — Идём, мы тоже начнём свою тренировку.
— По… Подождите, Реборн-сан! — всё же воскликнул Хаято. — Если мы оставим всё, как есть, и не остановим Хибари, то Десятый…
— Хибари серьёзен, — кивнул Реборн. — Это так. Я знаю его, а также его качества. Именно поэтому это Хибари. Каждое поколение Боссов должны преодолеть испытание Вонголы. В испытании не может быть компромиссов, поэтому необходима реальная угроза его жизни.
Вот теперь Такеши и Хаято призадумались. Видно, для них всё же слова Реборна внушают больше смысла. Испытание? Да, думаю, что Тсуна должен в дальнейшем его пройти. Да, как и все остальные Хранители. Вот только мы пока ещё толком даже не окончили Среднюю школу Намимори. Всё идёт не вовремя. В ускоренном режиме. Но иначе никак.
В итоге, парни всё же ушли. Реборн с Такеши, а вот Хаято вновь потерял сознание, так как взглянул на свою сестру. Поэтому Бьянки пришлось утаскивать своего младшего брата самостоятельно, схватив того за шкирку, как бездомного кота. В зале остались я, Лар, Кёя, а также Тетсуя, что пришёл недавно и теперь стоял молча в стороне, и Фуута с Ламбо на руках, что сидел в самом дальнем углу, поджав к груди колени. Что он тут делает? Разве Фуута не должен в это время быть рядом с девочками на кухне? Хотя… эта странная поза… этот взгляд… Мне всё знакомо.
В глазах парня отчётливо была видна тоска и грусть. Тело сковано. Ему плохо. Когда Фуута был маленький, ему всегда так становилось, как только наступал дождь, а сейчас начало сентября, самое начало сезона дождей. Видно, даже с возрастом он не смог избавиться от этого недуга. Ко всему прочему, парень переживает за Тсуну и остальных друзей… Понимаю его, но…
Посмотрела на сферу. Хибари до сих пор стоял рядом с шаром и, как оказалось, с улыбкой смотрел на меня. Словно он… читал мои мысли или что-то в этом роде. Иногда я замечаю на себе подобный взгляд с его стороны и… эту странную необъяснимую улыбку, но… как мне следует на неё реагировать? Так и не поняла. Даже за всё это проведённое вместе время не поняла.
В сознании уже давно сделала, своего рода, разграничитель. Знаю, это неправильно, но мне так проще. Я решила не выискивать в этом взрослом Хибари Кёе того подростка, которого знаю лично. Просто… разделила их, как два разных человека, потому что контраст слишком очевидный, а логика в этом случае бессильна.
Хотя… кажется, я сама себе противоречу, верно? Ведь тянусь к нему только от того, что чувствую рядом… домашний уют. Но что дальше? Думать страшно. Кёя говорит, отвечает на мои вопросы, делает то, чего раньше под страхом смерти бы не сделал, и это сбивает с толку. Да… Два Хибари Кёи. Так действительно проще. И не стоит сравнивать. Просто… живу, пока есть возможность.
Неожиданно на руку парня села желтая канарейка. Она тут летала? Не видела Хиберда с самого начала. Хибари посмотрел на своего любимца и с неким безразличием зевнул, прикрывая рот рукой. Всем видом показывал, что ему действительно плевать на Тсуну и то, что с ним происходит. Я подошла к Кёе ближе.
— Насколько там хватит кислорода? — вновь перешла на русский.
— Две минуты, — ответил он, также на русском языке, при этом продолжая любоваться птичкой на руке. — Одна, если Савада будет использовать пламя Посмертной Воли.
Решение того, сколько парень сможет продержаться в этой тюрьме, сложилось в моей голове сразу. Одна минута с кислородом, после чего ему придётся не дышать. Максимум сколько сможет не дышать обычный человек — это пять минут.
После пяти минут кислородного голодания начинают умирать клетки головного мозга. Это не обходится без последствий. Сознание будет буйствовать и искать выход. Возможна потеря сознания, галлюцинация, паническая атака… В этот промежуток у человека срабатывает вложенный природой защитный механизм. Адреналин в крови повышается, возникает дополнительный приток энергии и силы. Тело готово отдать всё возможное и невозможное, чтобы выжить. И именно тогда… Тсуна и должен преодолеть себя.
— Десять минут, — произнесла я, на что Хибари медленно перевёл на меня взгляд, как бы уточняя, это приказ или совет?
Но, не дождавшись от меня больше ничего, вновь загадочно улыбнулся. Эта ситуация ему нравилась. Правда, я не знаю, что именно. Возможно, он всё равно поступит так, как сам того хочет. Ведь он уже говорил мне это. Пока ему интересно, Кёя сделает многое, но когда интерес пройдёт? Действительно, а что будет, когда интерес Хибари исчезнет вовсе? И возможно ли такое? Хотя прошло уже немало лет, но…
Да уж, наверное, задавать этот вопрос я не буду. Почему-то не хочется знать ответ, даже если он будет положительным. Ведь для себя я уже всё решила. Неожиданно для самой же себя почувствовала, как мои губы растянулись в улыбке. В немного сухой улыбке, но это невозможно контролировать. Устало посмотрела на сферу.
Однако Хибари, наоборот, заметив мою улыбку, нахмурился. Что-то его встревожило. Хотел что-то сказать, но не успел, так как из сферы на весь тренажёрный зал прозвучал отчаянный вопль Тсуны:
 — Остановите это!!!
Что? Он уже начал видеть галлюцинации? А сколько времени прошло? Никто не шелохнулся с места. Все как стояли, так и продолжали стоять на своих местах.
— Кислород почти кончился, — неожиданно произнёс Тетсуя. — Его физическое и психологическое состояние достигло критического уровня.
— Это ничего не даст! — закричала гневно Лар, которая также была обеспокоена состоянием Савады. — Он просто-напросто умрёт! Сейчас же остановите эту тренировку!!!
— Это не тренировка, Лар, — спокойно произнесла я, не поворачиваясь к девушке. — Это… своего рода перерождение.
— Что ты такое говоришь, Дар? — злилась девушка. — По-твоему, если Тсуна умрёт, то это что-то решит?
— Хм… — вновь улыбнулась. — Все рано или поздно умрут.
— Что?! — ахнула Лар, не ожидая такой реакции от меня.
— Я не знаю, как тебе это объяснить, — решила продолжить, не дожидаясь очередных вопросов. — Просто… — слегка наклонила голову на бок. — Чувствую, что так надо.
— И это говорит мне Советник семьи Вонгола? Та, что доверяет только фактам и логике? — ещё сильнее злилась Лар. — Разве ты не видишь? — махнула рукой в сторону сферы. — Он на грани!
— Да, но также есть ещё кое-что, чему я неоспоримо доверяю — это инстинкты. Они помогают нам выживать, — вздохнула, слегка разминая плечи. — И сейчас инстинкты подсказывают мне, — перевела взгляд на Кёю, — надо продолжать.
Парень вновь улыбнулся, после чего сам решил обратиться к девушке:
— Это была ты, да? Ты обучила Саваду Тсунаёши сражаться с кольцом на пальце, — Лар слегка удивилась такому вопросу. — Это был верный поступок, но так или иначе, чтобы он стал тем самым Савадой Тсунаёши, на которого ты надеешься… он должен пройти испытание в экстремальных условиях. Хотя, впервые с испытанием «прошлого Вонголы» сталкивается столь молодой человек.
— У нас нет иного выбора, — произнесла я, вздыхая и устало закрывая глаза. Вспомнила все документы, файлы, записи и заметки, что находились в моём кабинете. А также видео, адресованное именно мне от самой же себя. Пришлось поставить многое на кон. Даже пожертвовать жизнь.
— Бо-о-о… — протянула панда, что до сих пор висела у меня на спине, исполняя роль небольшого плюшевого плащика. Видно, зверь почувствовал перепад моего настроения и плотнее вжался мордочкой мне затылок, прячась от света под белоснежными прядями. На это лишь слегка похлопала его по передним лапкам, давая понять, что всё нормально.
— ОСТАНОВИ ЭТО!!! — кричал Тсуна, срываясь на истерику. — ПРЕКРАТИ СЕЙЧАС ЖЕ!!! Я отказываюсь!!! Не могу поступать так жестоко!
Похоже, Савада разговаривает с кем-то. Со своей галлюцинацией? Возможно. Голос становился то настолько тихим, что его едва-едва было слышно, а слова не разобрать, то кричал так сильно, что эхо разносилось по всему тренировочному залу.
В любом случае, я просто стояла на месте с закрытыми глазами, обхватив себя руками за локти. Не по себе знать, что твой друг проходит через боль и безумие. Судя по тембру его голоса, это равносильно предсмертной агонии. Но именно в такие моменты и должна появиться сила. Так было и раньше. В моменты сражения с сильным противником. Будь то Мукуро или Занзас. Он всегда словно перерождался и становился новым. Именно это нужно и сейчас.
А что я? Что я могу сделать для него в такой момент? Все эти испытания, сражения, бои, сила, кольца… это ведь такая чушь. Даже сейчас, ношу Кольцо Луны на правой руке, как и просил Кёя, но считаю ли я это чем-то важным? Нет. Будущая я даже посоветовала Саваде избавиться от них, чтобы отстрочить войну. Но помогло ли это решение?
В итоге, мы, подростки, только ещё раньше должны вести сражение. Это неправильно. Это не должно было произойти. Это не наше время и не наше бремя. Почему всё именно так? Не хочу этой реальности. Не хочу этих событий. Хочу просто вернуться в свой Намимори, в кабинет Дисциплинарного Комитета. Засесть за свой стол и ворчать целыми днями от того, что Хибари вновь свалил на меня целую гору бумажной работы. Потом возвращаться домой, садиться за ноутбук и всю ночь сидеть в интернете. Вот и всё, чего я хочу.
Почувствовала, как моё пламя Посмертной Воли вспыхнуло на кольце и увеличилось. Я его зачастую не могу контролировать. В этом ещё одна его особенность. Хоть его и не видно, кажется, что пламени и вовсе нет, но проблема в том, что оно есть и, как и заметил ранее Кёя, в значительно большем объеме, чем у большинства людей. И моё пламя зачастую выливается наружу само. Словно из переполненного водой кувшина.
Именно этот феномен называют «аурой». Его чувствуют дети, животные, а также обычные люди. Раньше я просто жила с этим, но теперь потихоньку осознаю то, что происходит. Осознаю, но ещё не контролирую. Можно сказать, пламя — это наши эмоции. А с эмоциями у меня всегда были проблемы.
Пламя окутало всю ладонь и увеличивалось в размерах с каждой секундой. Я знала, куда оно тянется. К Саваде Тсунаёши. Но… что именно оно собирается делать? Пока оно бесформенное, и мало кто его заметит. Даже если полностью погрузиться в это пламя. Оно как воздух. Не имеет тепла, как другие атрибуты. Скорее наоборот, испускает холод. В итоге, Пламя Луны проникло в сферу. Я знаю, что оно там. Я это чувствую. Более того, кажется, что-то заметил Кёя, но ничего не сказал. Просто продолжал стоять на месте, слегка нахмурив брови.
Я понимала, что сейчас Тсуне безумно тяжело, но единственное, на что способно моё пламя, это даровать успокоение и… надежду. Поможет ли это?
— Я думал… — неожиданно услышала голос Тсуны, но не уверена, различаю ли его слова верно. — Думал, что сделаю всё, чтобы защитить друзей и… но… но это… Мне… Мне не нужна такая сила!!! Если вы хотите, чтобы я унаследовал подобные ошибки, то я отказываюсь! — он продолжал с кем-то спорить. Что именно проносится у него в сознании? Какие именно ошибки? В любом случае, Тсуна, я уже давно решила для себя, что какой бы ты путь не выбрал, поддержу и последую за тобой. Таковы уж Серра. Если что-то выбрали для себя, будут гнуть свою линию до конца. — Я УНИЧТОЖУ ВОНГОЛУ!!!
— А? — вырвалось у меня. Такого поворота событий никто из нас не ожидал, но каждый слышал слова Тсуны. — Он… что? — повернулась в сторону Хибари. — Я… не ослышалась?
— Отойди, — спокойно произнёс Кёя, мягко беря меня за локоть, и почему-то отодвинул к себе за спину. Хотела спросить, что происходит? Почему парень так странно себя ведёт, но ответ не заставил себя долго ждать.
Выглянув из-за спины Хибари и посмотрев на сферу, увидела, что абсолютная тюрьма для Тсуны трещит по швам. Она раскалывается на десятки, даже сотни частей, излучая яркий поток оранжевого света. Причём свет доносится именно изнутри сферы. То есть, его испускает сам Тсуна? Такой мощный? Звучал напряжённый треск, который символизировал, что вот-вот рванёт. На мою голову легла тёплая ладонь Хибари, слегка отодвигая её в сторону, сильнее пряча меня за спину.
Хотела воспротивиться давлению со стороны Кёи, но именно в этот момент сфера действительно взорвалась, разбрасывая по округе мелкие острые куски ловушки. На некоторых кусках имелись и стальные шипы. Опасно! Очень опасно! Они разлетались в разные стороны, свистя над головой, словно пули. Но Кёя как стоял на месте, не шелохнувшись, так и стоит. Более того, его ни один осколок не задел. Правда, поднялся сильный ветер, и мне пришлось ухватиться за пиджак Хибари, чтобы устоять на месте и не потерять равновесие. Даже Кусакабе, что находился позади нас, слегка пошатнуло.
— Кё-сан, что это? — воскликнул Тетсуя, прикрывая лицо руками.
— Остроконечный шар… был сломан, — спокойно ответил Хибари, немного озадаченный тем, как это произошло.
Прозвучал ещё один взрыв, сотрясая тренировочный зал до основания. От такого фейерверка мне стало не по себе. Страшно. Это, чёрт возьми, действительно опасно! И ведь теперь под такой обстрел не выбраться. Точно заденет. Ненароком вскрикнула и уткнулась лицом Хибари в спину, плотнее цепляясь в его пиджак. Практически приняла ту же позу, что и Бо находившийся у меня на спине. Но Кёя не отталкивал.
Наоборот, сам положил ладонь мне на плечо, как бы плотнее прижимая к себе, но взглядом продолжал следить за источником взрыва. Чувствую, как напряжено его тело. Он настороже и приготовлен. Но к чему именно?
Наконец-то взрывы и свисты над головой прекратились. Бетонная пыль слегка развеялась, осев на пол, а яркий оранжевый свет стал менее ослепительным. Наконец-то мы смогли увидеть виновника данного происшествия, а именно — Саваду Тсунаёши. Тот пребывал в режиме Посмертной Воли, но имел на руках совершенно новую усиленную форму перчаток. Да и пламя, исходящее из рук и головы, было значительно чище. Мощнее.
— Хм-м… — протянул Кёя, немного ослабив свою руку, тем самым давая мне понять, что острая опасность миновала.
— Вот это да! — воскликнула я, выглядывая из-за своего «укрытия» и не скрывая удивления. — Так ярко…
— Это же!.. — ахнула Лар, также поражённая видимыми изменениями Тсуны.
— Он прошёл, — это был голос Реборна. Давно он тут? Я думала, малыш покинул зал вместе с Такеши. Бейсболиста-то тут нет. Значит, вернулся, чтобы удостовериться, что его ученик справился с испытанием.
— Я не ожидала, что результат испытания будет таким… — призналась Лар.
— Я был уверен лишь на половину, — отозвался Реборн, приближаясь к нам. — Хотя, честно говоря, я не мог придумать ни одного способа, чтобы быстро увеличить силу Тсуны, кроме как традиционным испытанием. Однако… Тсуна действительно впечатляет.
В этот момент Тсуна сжал кулак, усилив поток пламени. Причём так сильно, что зал вновь обдало тёплой воздушной волной. Да уж… впечатляет — не то слово. Я словно смотрю на совершенно разных людей. Тот Тсуна, что живёт обычной школьной жизнью, и этот… с ярким пламенным взором. Мне бы очень хотелось взглянуть сейчас на Саваду через мой аналитический костюм. Уверена, показатели там будут зашкаливать.
— Вау, — усмехнулся Кёя, также довольный тем, что видит. — Наконец-то ты начинаешь походить на того Саваду Тсунаёши, каким я тебя знаю. Тот «ты», который интересует меня так же, как и малыш, — достал из внутреннего кармана одну из своих коробочек, но на мгновение посмотрел в сторону Реборна. — С этого момента я могу делать всё, что захочу, да?
— Да… — протянул Аркобалено, наклоняя голову вперёд, словно он снимал все цепи с монстра и осознавал это. — Это то, что я обещал…
— Что ж… — Хибари улыбнулся. — Тогда…
Неожиданно повернулся в мою сторону, обхватил ладонью лицо, наклонился и поцеловал. Но не в губы. Совсем рядом. Скорее в щёку, однако, на этот раз прикосновение задержалось на дольше, чем обычно. Словно парень пытался этим что-то сказать. Что именно? И кому?
Реборн словно догадывался, что будет, оттого и не поднимал головы. Лар лишь фыркнула, видно, её это совсем не заботит, а Тсуна озадаченно нахмурил брови и слегка отвёл взгляд. Словно смущался, хотя на лице эмоцию не показал.
— Думаю, тебе следует вернуться наверх, — перешёл Кёя вновь на русский язык. Его правая ладонь до сих пор покоилась у меня на левой щеке, слегка поглаживая её. Я с непониманием смотрела в серые глаза Хибари, пытаясь понять, почему он меня гонит? — Тут будет шумно и небезопасно, — пояснил он, отвечая на моё немой вопрос. На лице заиграла азартная улыбка, которая возникает только в одном случае — во времена сражений. — Тем более, — кивнул в сторону панды. — Думаю, вам двоим необходим отдых, а также следует немного подкрепиться.
— Ты будешь с ним сражаться, — поняла я, опуская голову. А гонит меня от того, что я это сражение не совсем одобряю. Тсуна только что пережил физический и психологический срыв. Ему также нужен отдых, но проблема в том, что, если Хибари решил драться, остановить его может только достойный противник.
— Да, — просто ответил Кёя, хотя я и не задавала вопросов, но он добавил: — Но до того момента, пока мне будет интересно.
— Ясно, — спокойно кивнула и направилась в сторону лифта. Не спорила и не устраивала скандала. Просто… пошла, не задавая больше вопросов. Хотя в голове их были сотни.
Почему-то хотелось остаться и посмотреть на бой. Не Хибари, а Савады. Насколько он стал силён? Мы движемся в верном направлении? Но Кёе лучше, если меня тут не будет. Небезопасно? Считает, что меня заденет? Да я могла просто отойти на безопасное расстояние. Чушь!
— Дар, — почувствовала прикосновение ладони к своему плечу, что заставило остановиться, но не обернуться. Кёя решил сказать что-то ещё? — Я тебя прошу уйти не потому, что боюсь, что тебя ранят, — произнёс он, негромко нашёптывая мне слова на ухо. Почему-то личные беседы мы вели именно на русском языке, но это кажется таким привычным. — Я прошу тебя уйти, потому что могу не остановиться и просто убить Саваду Тсунаёши. Со временем ты поймёшь, — рука исчезла с моего плеча, и только тогда Кёя использовал свою коробочку, высвобождая тонфы. — Давай начнём, — обратился он к Тсуне.
Может не остановиться?! То есть… это как? Своего рода инстинкт зверя? И как я на это влияю? Неужели тем, что у него просыпаются инстинкты и желания защитить меня? И именно поэтому он может убить Тсуну? Хотя раньше всегда знал меру… Возможно, за столько лет, в которых мы путешествуем по разным странам и вечно сталкиваемся с различной угрозой, у Хибари выработалась своеобразная привычка. Видишь надвигающуюся угрозу? Убери её, и продолжаем идти своей дорогой. Что ж… Тогда мне действительно лучше уйти.
Пошла к лифту, но в какой-то момент посмотрела на Фууту, что до сих пор сидел на полу, держа в руках Ламбо и прижимая его к себе. Словно сам пытался спрятаться.
— Фунтик, — обратилась я к парню. Тот слегка вздрогнул, словно вырываясь из собственных мыслей. Улыбнулась ему. — Не составишь мне компанию? Хотелось бы с тобой поговорить о кое-чём. Да и вообще, — подмигнула. — Перекусить не желаешь?
— Ламбо-сан хочет виноград! — тут же воскликнул Ламбо, соглашаясь на моё предложение, хотя я его сделала Фууте, но… не столь важно.
— Конечно, Дари, — отозвался парень, медленно приподнимаясь с пола и следуя за мной к лифту. Несколько раз встревожено обернулся, смотря на Тсуну и Кёю. Их поединок вот-вот должен начаться. Но мы его так и не застали. Двери лифта закрылись перед нашим взором.

На кухне никого не было. Девочки ушли в ванную или занимаются стиркой, в то время как остальные усилено тренировались на различных уровнях. Я, Фуута и Ламбо прошли внутрь помещения, заварили себе по чашке чая и уселись за стол.
Парень был слегка напряжён и до сих пор скован. Погодные явления сильно давили на него. Это было заметно по напряженным плечам, что он неосознанно сутулил, и бледных ладонях, которые Фуута снова и снова пытался разогреть, потирая их вместе.
Ламбо тут же отвлёкся на Бо, которого я посадила на свободный стул спать. Мальчика забавляла панда. Возможно, на него влияла остаточная аура и пламя Луны, которой обладало моё животное, но думаю, это не столь важно. Ламбо не мешается и не шумит, что уже неплохо.
— Дари, о чём ты хотела поговорить? — мягко улыбнулся Фуута, с благодарностью обнимая холодными ладонями заваренный мной в чашке чай. Надеюсь, никто не будет против, что я тут хозяйничаю? — По правде сказать, я и сам хотел встретиться с тобой. С того дня, как мы с Бьянки приехали, у нас не было возможности повидаться. Многие хотели пойти в дом Хибари-сана и узнать, как ты там, но Реборн постоянно всех останавливал, заверяя, что с тобой всё хорошо и пока не стоит беспокоить.
— Вот как? — улыбнулась я, садясь прямо напротив парня. — Ну… — устало вздохнула. — По правде сказать, я некоторое время и в самом деле была слегка занята.
— Понимаю, — кивнул Фуута. На его губах играла улыбка, в то время как в глазах отчётливо просматривалась грусть. — Ты всегда была такой. Если начинала что-то исследовать, то могла пропасть не то, что на недели, а на месяцы. Только Хибари-сан мог всегда вернуть тебя и проследить, чтобы со здоровьем всё было в порядке. Так что когда я узнал, что ты живешь с ним, не сильно волновался. Знал, что он о тебе позаботится. Всегда так было, — сделал небольшой глоток чая.
— Такая сильная уверенность в Хибари Кёе? — облокотилась о столешницу и расслабленно подпёрла ладонью голову, смотря на Фууту.
— Ну, ха-ха… — негромко засмеялся. — По моим рейтингам он занимает первое место в мафии по способностям защиты своего дома. Даже если на него нападут монстры. А учитывая твои способности в технологиях, то вы, как пара, вообще вне рейтинга.
— Ого! — присвистнула я. — Звучит грозно.
— Да, — вновь кивнул. — Поэтому, когда ты сегодня ворвалась в коридор подобно урагану… это было несколько… В общем, я был очень рад тебя видеть, Дари.
Даже сейчас Фуута говорил это и продолжал улыбаться. Голос мягкий, выражающий одно только добро и дружелюбие. Но вот глаза… в них я видела столько печали, что хватило бы на целое озеро. И боюсь, что причина тому уже не дождь. Ведь для него я мертва, верно? Ещё и года не прошло.
Привстала из своего стула и подошла к парню, по привычке положив свою ладонь ему на голову. Медленно принялась перебирать его светло-каштановые волосы, зачёсывая пряди назад. Фуута на миг перестал улыбаться и удивлённо посмотрел на меня, явно не ожидавший подобного с моей стороны.
— Прости, — бросила я, присаживаясь на край стола рядом с ним, не переставая проводить ладонью по голове. — Сейчас ты старше меня, поэтому, наверное, я не могу дать тебе то привычное спокойствие, что ты получал раньше. И скорее выгляжу как самый обычный подросток. Но всё же… — вновь приподняла густую светлую чёлку, зачёсывая её назад.
— Спасибо, Дари, — Фуута вновь улыбнулся. — По правде сказать, я даже рад подобной ситуации, — на мгновение остановилась, с непониманием смотря на парня. — С самого детства ты всегда выручала меня и была замечательным другом. Независимо от дня или ночи, я знал, что, если попрошу у тебя помощи, ты всегда окажешь её, невзирая на то, как это трудно, — опустил взгляд и как-то странно и потеряно посмотрел себе на руки. — Я до сих пор помню то событие, что произошло… в Кокуё-Ленде. Меня похитили и держали взаперти около десяти дней, пытаясь заставить создавать им рейтинги. И никто не догадался даже начать искать меня. Потом я узнал, что ты заставила через Реборн-сана поднять чуть ли не всю Вонголу, чтобы они хотя бы попытались проверить моё местонахождение.
— Фуута… — негромко произнесла я, чувствуя некую вину. Ведь я тоже принялась искать мальчика не просто так, а после серьёзных нападений на школьников Средней школы Намимори. — Всё было несколько не так.
— Это не важно, — тут же отозвался он, вновь вернув на своё лицо улыбку. — Сейчас у меня появился шанс помочь тебе и отплатить хоть чем-то за ту доброту и заботу, что я получил ранее. Ты ведь что-то хотела, Дари? Тебе нужны какие-нибудь рейтинги? Или ответы о будущем?
Задумчиво уселась на стол, свесив ноги и положив на колени руки. Скорее всего, не следовало мне заводить с ним разговор, но в то же время я понимаю, что необходимо. Мне нужны ответы на некоторые вопросы и дать их может только Фуута. Больше никто.
— Вообще-то… — неуверенно почесала затылок. — Да, я хотела спросить у тебя кое-что.
— Что же? — улыбаясь, наклонил голову на бок. — Только если тебе нужны рейтинги, давай сформулируем вопрос и попробуем тогда, когда дождь кончится, ладно?
— Нет. Вернее, это не то, что мне надо, — вздохнула, собираясь с мыслями. — Ладно, вот в чём вопрос, ты особенный, Фунтик. И мы это поняли ещё при нашей первой встрече, верно?
— Хах! Ты тогда меня безумно испугалась, — впервые парень усмехнулся, вспоминая, как мы прятались от его преследователей в стенах школы. — Я даже приготовился, записывая некоторые сложные слова на бумагу, чтобы быстрей тебе понравиться.
— Хе-хе-хе… Да… — также улыбнулась. — Я думала, что если бы не моя первичная седина, то я бы вновь поседела. Чего только та громадная книга стоила. Достал из неоткуда! Просто «ПУФ», и она у нас на коленях! — Фуута теперь откровенно хихикал в кулак, видимо, эти воспоминания ему нравились. На щеках появился небольшой румянец. — Только вот, что хотела узнать. Эти способности… у тебя с рождения? Как они вообще возникли, или ты таким был всегда? Передаётся по наследству или это научный эксперимент? Может, вообще просто случайность?
— Хм? — теперь Фуута был слегка удивлён. Несколько секунд молчал, а после вновь засмеялся. — Ха-ха-ха… Да уж, Дари. Сколько времени с тобой дружим, а ты так и не изменилась. За всё время я могу по пальцам пересчитать, сколько раз ты просила меня использовать способности. А если и просила, то в основном ради какого-то общего дела, а не для себя лично. Так как считала, что тебе это не нужно. Это порой даже обижало меня. Но ты первый человек, который хочет не воспользоваться моими способностями, а именно узнать о них. И уверен, что это опять для дела, над которым ты сейчас работаешь, верно?
— Ну, — помедлила, раздумывая над словами Фууты. — Если честно, то да. Я хочу понять, существуют ли ещё люди с подобными способностями? И вообще, какие ещё способности бывают? Например, есть те, кто может предсказывать будущее? Работая со своими дневниками и исследовательскими документами, я пришла к довольно странному предположению, что некими способностями обладает и Бьякуран. В мире столько возникло случайных открытий… и всё крутится именно вокруг этой семьи Мельфиоре. Уверена, что он дёргает за ниточки, но откуда он знает, за что дёргать? Это могло быть изобретено, но не в этом времени. Значит, вероятнее всего, он способен… видеть будущее.
— Ох… — глаза Футы резко распахнулись, и он несколько нервно задышал, напуганный таким предположением. Но, спустя несколько секунд, произнёс: — Твоя идея может быть и правдива, — нахмурил брови. — Только, если это так, становится ещё страшнее. Ведь, видя будущее, ты можешь и предугадать, как поступит твой противник. В таком случае, все наши ходы и планы как на ладони. И даже это убежище не спасает до конца.
— Да, — негромко усмехнулась. — Наверное, это слишком безумно даже для меня. Ведь тогда солдаты Мельфиоре уже давно стучались в наши двери.
— Нет, Дари, я не к тому веду, — насторожено произнёс парень. — Твои предположения и идеи уже не раз спасали нам жизнь. Даже это убежище… — оглянулся. — Изначально это было как одно из твоих бредовых идей, которые ты зарисовывала с пометками на последних страницах своих школьных тетрадей. Никто никогда к ним не относился всерьёз, пока однажды не возникла серьёзная угроза извне. В нашем времени никто не воспринимает твои идеи как безумство или шутку. Возможно, мы не всегда понимаем, о чём ты говоришь, но всегда стараемся прислушаться. Поэтому высока вероятность, что ты в чём-то права даже с идеей о способностях Бьякурана. Но… к сожалению, я и сам мало что о них знаю, хотя и способен связываться с Звездой Рангов. Да что там, ты ведь тоже, в какой-то мере, обладаешь редчайшими стратегическими способностями. И обладаешь ими, как и я, с самого рождения. Я могу рассказать тебе о своей семье и о том, как передаются способности составления рейтингов, но… боюсь, что это мало что тебе даст. Прости, Дари.
— Нет-нет, — задумчиво бросила я, успокаивая Фууту, при этом слегка похлопала его по плечу. — Ты даже меня навёл на кое-какие мысли. И то, что ты не отбрасываешь мои предположения в сторону, уже о многом говорит. Спасибо тебе, Фунтик. Вероятно, что я близка к истине, но всё не так, как кажется на первый взгляд…
— Дари… — несколько встревожено произнёс Фуута, наблюдаля за мной, уже давно витающей в своих мыслях. Но тут он вспомнил ещё кое-что: — Слушай, совсем забыл. Если тебя интересуют, в принципе, особые человеческие способности в кругах мафии, то в здешней библиотеке есть несколько интересных книг, журналов и исследовательских материалов. Сам лично обновлял библиотеку в убежище, так что знаю, о чём говорю.
— О! — потянулась назад через стол, к тому месту, где я сидела. Взяла кружку уже остывшего чая и сделала несколько глотков. — Надо будет так как-нибудь остаться. Сейчас передо мной такой огромный поток информации, что я толком не знаю, за что стоит взяться. Поэтому действую по наитию.
— Понятно, — кивнул и также отпил свой чай. — Если хочешь, я могу помочь с поисками. Да и вместе будет веселей.
— Хех, тогда я уже знаю, к кому обращаться, — улыбнулась и слегка чокнулась своей кружкой с кружкой Фууты. — Видно, всё же есть что-то общее между Луной и Звёздами, да, Звёздный Парень?
Он вновь тихонько засмеялся и на этот раз говорил не громко лишь потому, что Ламбо умудрился заснуть, лёжа на Бо, который тоже лениво посапывал на стуле. Вряд ли Ламбо понял хотя бы половину из того, что мы говорили. Ему это не интересно, если это не игрушки и не сладости, но потом ведь и он подрастёт. Наследник семьи Бовино. Ох, и намучаюсь я с ним. Вот прямо почкой чувствую.
— Ещё не собраны все Хранители, — неожиданно бросил Фуута, спустя несколько минут тишины. — Хранители Облака, Тумана и Солнца из вашего времени ещё не прибыли, но думаю, и они прибудут сюда довольно скоро. Немного переживаю за них…
— Хм, — сделала ещё один глоток и устремила свой взор куда-то в пустоту. В голове вплывали образы и возможные дальнейшие варианты событий. — Кто-то в прошлом точно балуется базукой. Другом его назвать трудно, так как действует он исподтишка. Убирает каждого поодиночке. Но эти трое не из простых. Сасагава, как ни посмотри, хоть порой и выглядит дурак-дураком, и информация до него доходит, как до жирафа, но он прирождённый боец и чувствует присутствие врага. Так просто к нему не подобраться. Хром также не без сюрпризов. Да, с виду она слабая, да и телосложением не больше меня, но за ней стоят сильные люди, которые девушку просто так в обиду не дадут. Однако, думаю, она будет следующей, кто прибудет в это время. Нужно как-то поднять систему наблюдения городских улиц не только в Намимори, но и в Кокуё-Ленде. Этот город до сих пор заброшен? Может, послать кого-то проверенного? Хотя, это может быть опасной затеей. Парни только-только принялись за тренировку. Не знаю… Хм… — глоток чая. — А что касается Хибари Кёи, то тут я уверена, он будет последним. Кёя умён, хитёр и сейчас бдительнее обычного в сотни раз. Скорее всего, шутник с базукой сам так и не решится его атаковать. Поэтому, осознав, что Хибари остался последним, он «позволит» себя взять. Зная его привычки, выберет какое-нибудь открытое пространство, например, школьная крыша или площадка, и будет дожидаться хода со стороны неизвестного врага.
— О… ого… — протянул Фуута, округляя глаза. Только сейчас я поняла, что стала рассуждать вслух, и ход моих мыслей немного шокировал и восхитил Фууту. — Ну и ну… Дари, хоть я тебя и знаю с девяти лет, не перестаю удивляться.
— Эм… — отвела взгляд в сторону и просто поднесла чашку к губам, чтобы больше ничего не говорить. Иногда, если начинаю рассуждать вслух, меня трудно остановить и вырвать из собственных мыслей.
— Кокуё-Ленд проверяется, — донеслось со стороны входа в кухню. Я и Фуута посмотрели в сторону обладателя голоса и увидели улыбающегося Хибари Кёю, что стоял, скрестив руки на груди и облокотившись спиной о дверной косяк. На плече парня сидела жёлтая канарейка. — Я уже выслал туда людей и дожидаюсь сигнала.
— А? — это было действительно неожиданно. И давно он там стоит? Многое ли успел услышать? Начало разговора, возможно, и не слышал, но вот к концу точно успел. Хм… неловко. Ладно, забудем. Это уже не столь важно. Что он тут делает? Разве не должен тренироваться с Тсуной? — Тренировки уже завершены?
— На сегодня — да, — ответил Кёя, после чего выпрямился и открыл одной рукой кухонную дверь, указывая на коридор. — Результаты меня повеселили. Но Саваде Тсунаеши ещё многому предстоит научиться. А пока… идём домой.
Минуту играла с Кёей в «гляделки», обдумывая его слова. В принципе, я могу отказаться и знаю, что Хибари спокойно это воспримет, но с другой стороны, мне самой любопытно, что же смогло его «повеселить»? Да и когда он успел направить людей в Кокуё-Ленд? Что ещё делает? Столько вопросов… Поэтому, молча допив чай, я спрыгнула со стола, медленно забрала из-под головы Ламбо спящую панду, и, попрощавшись с Фуутой, пошла за Хибари.
— Завтра ты снова сюда придёшь? — спросила парня, когда мы уже оказались в промежуточном коридоре. Бо уже принялся увеличиваться и был несколько тяжёлым, чтобы его просто так тащить в руках, но и слишком ленивым, чтобы идти самостоятельно. Поэтому, кряхтя, продолжала держать его.
— Да, — с некой азартной улыбкой произнёс Хибари, сверкнув в тени серебристым блеском в глазах. — Всё-таки этот Савада Тсунаёши удивительный и заслуживает моего внимания.
— Понятно, — украдкой кивнула головой. — Думаю также сюда наведываться. Но мне нужна…
— Библиотека, — закончил за меня Кёя, и я сразу поняла, что он слышал намного больше, чем положено. — Да, знаю, что там есть довольно интересные издания, и, вероятно, они тебя заинтересуют. Значит, считаешь, что у Бьякурана есть некие сверхчеловеческие способности и он способен предсказывать будущее?
— Эти мысли логичны, и я наткнулась на них в своих же дневниках, — попыталась объяснить, но потом резко остановилась, заставив остановиться и Хибари. — Подслушивать не хорошо.
— Я не собирался, — парень улыбнулся. — Это вышло случайно. Не хотел мешать вашей беседе, но и задерживаться тебе тут не следует.
— Хм? — подозрительно наклонила голову на бок и усмехнулась. — Не следует задерживаться? Кёя, что это? Ревность? И к кому? К Фууте?
В этот момент у Бо вытянулись ноги, и его теперь стало трудно даже держать в руках. Кёя заметил это, поэтому ничего не сказав, сделал шаг ко мне, забрал панду, словно это лёгкая пуховая подушка, и продолжил путь, не проронив ни слова. Но я уже уловила кое-что и просто так отказываться от столь интересной забавы не желала.
— Хех, — вновь усмехнулась, догоняя парня. По привычке перешла на русский язык. — Ты это серьёзно? Блин, но он же самый обычный мальчишка, что младше меня на пять лет. В нашем времени ему только недавно исполнилось одиннадцать или десять. Точно не помню, — Хибари ничего не сказал. Сделал вид, что не заметил моей реплики. — И часто у тебя такое, Кёя? — вновь тишина. Неужели вспомнил о своей гордости? Что ж… — Хибари-сан, часто ли вы ревнуете свою супругу?
Наконец-то возникла реакция. Кёя остановился. Причём довольно неожиданно, из-за чего я чуть было не налетела на него. Развернулся в мою сторону, хищно сверкая стальным взглядом. В этих глазах я увидела того самого Хибари Кёю, которого знала со школы. Он зол.
Почему-то стало не по себе, и я сделала неуверенный шаг назад. Кёя же наоборот шагнул ко мне навстречу. Чуть было не споткнулась, пятясь назад, но не упала, так как наткнулась спиной на стенку. Как так вышло? Тут же был коридор, что вёл в убежище Вонголы. Попыталась свернуть, но не получилось, так как проход мне перекрыли крепкой ладонью, что тут же уперлась в стенку за моей спиной. Кёя буквально нависал сверху. Тень чёрной чёлки падала на глаза, придавая парню угрожающий вид. Губы чуть приоткрыты, и на них нет и намёка на улыбку, усмешку и хоть какое-то подобие шутки. Похоже, я задела что-то такое, что задевать не стоило. К тому же, где моя панда? Её в руках у парня не было.
Хотела повернуться в другую сторону, но мне вновь перекрыли рукой путь. Тело бросило в жар. Слишком жарко. Очень жарко!
— Ха-ха! — нервный смех. — Ты… это чего?
Трудно понять, что за эмоции отражаются в глазах Хибари. Он словно решил меня убить, но пока раздумывает, каким образом это лучше сделать. Медленно наклонился к моей голове, не прерывая зрительный контакт. Наконец-то его губы оказались рядом с моим левым ухом. Слышала ровное уверенное дыхание, зато я сейчас, кажется, сойду с ума от аромата, что окружил меня.
Его слишком много. Слишком! Помогите! Кто-нибудь! Этот запах миндаля… Хочу есть. Очень хочу есть!
— Спрашиваешь, как часто я ревную? — прошептал Хибари, но мне уже всё равно. Пускай просто держится на расстоянии. Это слишком для моего подросткового сознания. Слишком! Кровь буквально пульсирует в венах и заглушает всё вокруг, но не голос Кёи. — Так вот мой ответ: всегда.
И именно после этого я ощутила лёгкий укус на кончике своего носа. Всё это было так неожиданно, что я ещё минуту стояла и не могла сообразить, что к чему. И даже когда поняла, что это очередное его «наказание» за то, что я обратилась к нему «Хибари-сан», мне было… чёрт… да я даже ругаться не в состоянии. Понимаю, что должна, но… эм…
— Ревновать к детям это как-то слишком, — фыркнула я, потирая покусанный нос и продолжая идти за парнем.
В голове самая настоящая переваренная овсянка. Ох, как же я сейчас скучаю по тем временам, когда мы просто делали вид, что не замечаем друг друга. Вот же оно — счастье! Живи себе тихо и мирно. Выполняй работу, да и не мучайся. Как же у нас всё так закрутилось-то? Как я вообще на это согласилась? Как…. Как?.. Эх… Всё, решено! Возвращаюсь в своё время, бреюсь налысо и прямым ходом в монастырь. Буду постигать буддийское просветление.
— Сейчас он старше тебя, — подал голос Кёя. — И тем более… — слегка обернулся через плечо, бросая на меня несколько оценивающий взгляд. — Впервые ты прикоснулась ко мне именно тогда, когда спутала с тем мальчиком.
— А? — Впервые спутала с ним? Стоп… Да, я нечто подобное припоминаю. Тогда я впервые сама прикоснулась к голове Хибари, посчитав, что это Фуута, и потрепала его волосы. Ну, ничего себе у него память! Но… это же была случайность! И к этому ревновать? Боже… вот же собственник. Нет, точно в буддийский монастырь! С ноутбуком подмышкой постигать дзен. — М-да… видно, мне в будущем, как жене, доверия нет, — вполголоса фыркнула я, скорее по привычке переходя на русский язык, забывая, что Кёя его знает. В этот момент мы как раз подходили к входу, что вела в храм. Выломанная дверь уже была на месте. Хибари прислонил ладонь к сканирующему устройству, и дверь спокойно открылась.
— Ошибаешься, — произнёс Кёя, отвечая мне на том же языке. — Тебе я доверю всё, что попросишь, даже свою жизнь. Ведь и ты мне доверяешь. Даже сейчас знаешь, как поступит юная версия меня, — пропустил в храм первой, и, когда нас вновь окружила традиционная японская архитектура, добавил: — Но остальным доверия — нет.
— Эх… тяжёлый ты человек, Хибари Кёя…

Прошло три дня.
За это время с Кёей я мало виделась. Да что там, я в принципе мало с кем-то виделась. Все целиком и полностью погрузились в тренировки. Реборн и Такеши, Кёя и Тсуна, Хаято и Бьянки. Даже малышня и девочки были заняты с утра до вечера. Да что там… я тоже буквально утонула в исследованиях и собственных изучениях. Мне хотелось понять и осознать буквально всё! И то, как создаются и как устроены коробочки, чтобы осознать свою, и то, верны ли мои догадки насчёт Мельфиоре и Бьякурана, и… Эх, да много чего.
Раздражало всё то, что информации много. Так много, что даже не знаю, за что именно ухватиться. Особенно цифровой. Никогда не думала, что буду жаловаться, но именно в этом и состояла основная беда. Там были и схемы, и видео, и документы, и различные аналитические программки, что ежесекундно обновляли поступающую информацию с различных лабораторий, а я совершенно не знала, что с ней делать.
В общем… перешла на то, что было ограниченно, но давало мне возможность хоть за что-то уцепиться — бумажный вариант. Библиотека в убежище Вонголы была потрясающей. Там действительно было много интересной информации, но на то, чтобы обмозговать это дело, также было необходимо время.
Да и тем более, я всё пыталась понять, что мне делать с Бо. Мне нравится этот приём с лунным диском. Он практичный, удобный и сильный. Но… последствия после него совершенно меня не устраивают. Из огромного медведя я, в итоге, получаю плюшевого мишку, которого приходится таскать с собой. Он даже в коробочку вернуться сразу не может. Только тогда, когда подрастёт чуть-чуть. Одни проблемы.
В общем, я пыталась сократить время на его восстановление в лаборатории, но… у него опять неожиданно произошёл сдвиг по фазе. Да-да, даже став миниатюрным мишкой, Бо неожиданно что-то учуял и сбежал от меня. И, к моему удивлению, он действовал так шустро, что я даже оглянуться не успела, как уже потеряла из виду.
— Чёрт! — шикнула я, начиная поиски, но следы от мелких когтей вели только в одну сторону — в убежище Вонголы. Сейчас время ужина и, скорее всего, ребята кушают после изнурительных тренировок, а тут ещё и Бо со своим неуемным аппетитом.
Недолго думая, сорвалась с места и побежала в сторону убежища Тсуны, на ходу обнаруживая всё новые и новые доказательства того, что животное из моей коробочки слишком опасно для общества. М-да… Такое создать могла только я. Это точно.
Прямиком побежала на кухню, где как раз собрались все ребята.
— Эм… тук-тук, — с улыбкой поздоровалась я, слегка постучав в дверь. — Извините, что так внезапно, но… — оглянулась, высматривая все потайные места. — Вы случайно мою панду не видели? Миниатюрного размера.
На кухне за общим столом были все, кроме Лар и Джаннини. Киоко и Хару раздавали ребятам чай. Тсуна и Такеши устало спали прямо за обеденным столом, не замечая ничего вокруг. Однако, к моему удивлению, Хаято сидел в стороне от всех за отдельным столом. Правда, также дремал, погрузившись в себя. Чего это он? Поругались что ли? Сегодня же днём вроде всё было хорошо, хотя я во время работы с документами многого не замечаю. Что случилось?
— Я не видел, — ответил Реборн, попивая чай.
— Мы тоже не видели, — отозвались Киоко и Хару, украдкой переглянувшись, но тут же предложили: — Может, посидишь с нами? Подождёшь, и он сам появится.
— Эх… извините, — виновато произнесла я, присаживаясь на предложенный Фуутой стул. — Всё никак не пойму, как с ним работать. Вроде, всё хорошо, а уже в следующее мгновение ему сносит крышу. И ведь я его даже кормить начала. Эх… сил больше нет, — также опустила голову на стол, замечая мимоходом насколько он прохладный. Приятно.
— Уверен, он найдётся, — отозвался Фуута. — Просто немного подожди, Дари.
— И-Пин поможет искать! — отозвалась девочка, что сидела напротив.
— Да это ладно, — отмахнулась. — Как вы тут? — посмотрела на Такеши и Тсуну, что сидели впереди меня. — Тоже смотрю, выматываются…
— Да, — улыбнулась Киоко. — Сегодня вновь уснули, не сказав «Спасибо».
— Уже три дня как начали тренироваться по особой программе, — произнесла Хару, не скрывая волнение. — Так сильно измотались, — посмотрела на Хаято. — И Гокудера-сан опять сидит в гордом одиночестве.
— Как там его раны? — так же начала волноваться Киоко. — В порядке ли?
— А что вообще произошло? — поинтересовалась, смотря на Хаято. — Чтобы этот ворчун сидел не рядом с Тсуной? Явно что-то серьёзное…
— Оставьте его в покое, — бросила Бьянки несколько высокомерным и надменным голосом. — Ему просто стыдно за свои неудачи во время тренировки.
— Неудачи? — удивилась я.
— Разве всё так плохо? — тут же спросил Реборн.
— Да… — вздохнула Бьянки, не скрывая грусть. — За одну минуту только двух скорпионов поймал. Это никуда не годится. Важнее узнать, есть ли у этого ребёнка мотивация ловить их…
— Хм-м… — задумчиво протянул Реборн, устремляя свой взор куда-то в пустоту перед собой.
Я хотела уточнить, в чём именно заключается тренировка Гокудеры, но не успела, так как парень неожиданно встал из-за своего стола и направился к выходу, даже не оглянувшись. Только украдкой бросил через плечо:
— Реборн-сан, я пошёл спать. Пожалуйста, передайте это Боссу.
— Ладно, — отозвался малыш.
— А? Хаято-ни… — протянул Фуута начиная переживать за нашего Хранителя Урагана. — До того, как Киоко-чан сделала чай… — но дверь в кухню уже захлопнулась.
— М-да-а-а… скажу я вам, — устало вдохнула. — Думала, что мозговые проблемы в основном у меня, но теперь…
— Согласен, — кивнул Реборн и посмотрел на Бьянки. — Хотя я знал, что ты и Гокудера, по сути, как масло и вода. Возможно, объединение вас в пару было не лучшей идеей. Если быть честным до конца, то я бы предпочёл, чтобы его тренировала Дар, так как у них больше общего, хоть они и не кровные родственники. Однако у Дар сейчас своих проблем предостаточно, и вряд ли она сможет помочь в тренировке.
— Я? — удивлённо указала на себя пальцем. — Много общего?! Да мы же скандалим практически каждый раз! Ты, наверное, шутишь! Единственное, что у нас есть общее, это цвет волос, возраст и организация, в которой мы находимся.
— А вот тут я не согласен, — парировал малыш. — Конечно, сейчас это мало заметно, но я слышал, что в будущем вы с Хаято неплохо ладите. И неудивительно. Правая Рука и Советник. Это те люди, на которых больше всего будет рассчитывать Десятый Босс Вонголы. Хотя есть ещё несколько веских причин, которые наталкивают меня на эти мысли.
— Просто он слабак, — неожиданно бросила Бьянки.
В её голосе чувствовалась обида. Я несколько сжалась, понимая, что, по сути, занимаю должное место девушки. Она является его старшей сестрой, но, по каким-то причинам, я и Хаято… хм… А ведь раньше всё было наоборот.
Он меня с первого взгляда невзлюбил. Даже не так. Как только услышал мою фамилию, тут же принял оборонительную позицию. Вечно ругался со мной на итальянском языке. Оскорблял. Пытался задеть и подловить. Словно я некое всемирное зло, от которого необходимо избавиться. Но… в дальнейшем всё сложилось так, что мы нашли некое сходство друг в друге. Может, социальное положение? Или то, что в Среднюю школу Намимори мы поступили в один день? А может, некое ощущение одиночества, что мы испытывали уже долгое время? Да… это нельзя назвать дружбой или родственной связью. Мы просто… понимали друг друга. Вот и всё. И Бьянки… скорее всего, она злится именно из-за этого.
— Дар, возможно, я попрошу тебя взглянуть на тренировку Гокудеры, и… — начал Реборн, но его перебили.
— Можно я буду присматривать за ним до самого конца, пожалуйста, — произнесла Бьянки, резко вставая из-за стола. Тут я заметила в её взгляде некую обиду и… вину. Она не злилась на меня. Кажется, за всем этим стоит нечто большее, чего мне пока не понять. Не дожидаясь ответа, девушка продолжила: — Я первая в душ, — и направилась к выходу.
— Ха-хи?! — удивилась Хару.
— Бьянки-сан?.. — также волновалась Киоко, но девушка так и не обернулась. Покинула кухню, оставив всех в некоторой неловкой тишине.
Чтобы не растягивать эту тишину как резину, Киоко и Хару помыли быстро всю посуду, забрали детей и так же покинули кухню, решив отправиться в ванную. Фуута помог девочкам в уборке и просто направился спать, пожелав всем спокойной ночи. Я, Реборн, Тсуна и Такеши остались одни. Недолго думая, Реборн вскочил на стол и довольно сильно ударил Тсуну по лицу, чтобы тот проснулся. Никакой жалости. У парня от такого пинка чуть глаза из орбит не вылетели.
— Ай-яй-яй! — простонал парень, но всё же потихоньку пришёл в себя. — Ре… Реборн… Дар… — отлично начал распознавать лица. — А что… что там случилось между Бьянки и Гокудерой-куном? Что?
— Хм? Ты не спал? — догадался Реборн.
— Ну… ага… — виновато признался Тсуна. — Правда, всего секунду. После этого, не сумев побороть сонливость, я снова уснул. Но ведь правда, — выпрямился и насторожился. — Гокудера-кун в последнее время ведёт себя странно, когда я заговариваю с ним, отвечает коротко… Что же случилось?
— Что ж… — вздохнул Реборн, немного помрачнев. — Видно, выбора у меня нет… придётся рассказать. Семья Гокудеры — мафиозный клан, Боссом которого является его отец. Гокудера и Бьянки сводные брат и сестра. У них разные матери. Мать Гокудеры незаконная жена, так что с ней, по видимости, обращались из ряда вон плохо. Молва ходила, в конечном счёте, что она была убита людьми из организации его отца.
— Ты сказал «убита»?! — не верил своим ушам Тсуна. — В смысле, мама Гокудеры-куна?
— Мама Гокудеры была талантливой пианисткой, — продолжал Реборн. — Хотя она и была молода, но уже имела успех, и ей пророчили блестящую карьеру. Также она была необычайно красива, — неожиданно малыш посмотрел на меня. — И вы с ней, Дар, даже чем-то похожи. Конечно, думал, что ошибаюсь, но когда я увидел твои фотографии из этого времени…
Я ничего не сказала. Просто… вспоминала, что мне говорил сам Хаято, и картинки сплетались в один большой образ. Думаю, он тоже это заметил в тот момент, когда при помощи базуки десятилетия случайно стал маленьким. Хотя не знаю. Всё это слишком… трудно. Замешаны серьёзные человеческие эмоции, с которыми я пока не наловчилась работать. Поэтому просто продолжаю сидеть на стуле и молча рассматривать поверхность стола.
Реборн же тем временем продолжал историю, в которой отец Хаято влюбился в юную пианистку с первого взгляда и долгими ухаживаниями добивался от неё взаимности. Хотя в то время уже был женат. Но вскоре эти двое увлекись друг другом, и на свет появился их ребёнок — Гокудера Хаято. Но ребёнок не был от законной супруги. А значит, его никогда бы не принял мир мафии. Таков закон. Тогда отец Хаято официально заявил, что он ребёнок матери Бьянки. Настоящей же матери не позволялось видеться со своим сыном больше чем три раза в год. Её будущее, как пианистки, также было разрушено. Потом, спустя пять дней, после третьего дня рождения Хаято, организация позволила женщине тайно увидеться с сыном, чтобы поздравить. Она отправилась на виллу, что находилась в горах, на своём автомобиле. Но её машина сорвалась с дороги и рухнула в обрыв. Говорят, что там даже не стояли предупредительные знаки. Смерть женщины была мгновенной. Ходили слухи, что это было самоубийство, но в машине на задних сидениях был обнаружен подарок для Хаято, значит, этот вариант исключает суицид. Прошло несколько лет, и в тот день, когда Хаято всё узнал, он сбежал из особняка. Ему тогда было восемь лет, и узнал он не от кого-то родного, а от прислуги, что тем временем сплетничала и обсуждала тот случай.
Реборн закончил историю и осмотрелся. Тем временем в себя пришёл и Такеши, полностью сосредоточившись на истории. Тсуна просто смотрел перед собой и не знал, как реагировать.
— Что это… — ахнул он. — Гокудера-кун никогда и словом не обмолвился о своём тяжком прошлом…
— Так вот почему этот парень сказал, что его семья запуталась и погрязла в грязи… — задумчиво бросил Такеши, несколько тяжело вздыхая.
— А? — удивился Тсуна, только теперь замечая, что бейсболист не спит. Потом посмотрел на меня, что тем временем спокойно сидела на своём месте и смотрела на чашку остывающего чая, что приготовил Реборн. — Дар… ты… выглядишь несколько спокойной. Словно… знала эту историю.
— Ну, — небрежно провела рукой по волосам, зачёсывая их назад. — В какой-то степени так оно и есть. Я не знала, конечно, всех подробностей, что рассказал сейчас Реборн, но…
— Знала?! — воскликнул Тсуна. — Но… но почему не рассказала нам? Мы же друзья! И как ты это узнала?
— Хаято рассказал, — пожала плечами, на что парни несколько шокировано захлопали глазами. И, кажется, Тсуна начинал немного злиться, ведь он считает, что тоже должен был знать о таких вещах. — Тсуна, — остановила я его ещё до того, как парень произнёс хоть слово. — Я твой Советник, это так, но ведь также стала кем-то для остальных. Другом, товарищем, семьёй… ведьмой, — усмехнулась, но лишь на мгновение. — Прошло практически несколько лет, с тех пор как мы знакомы, и за это время я успела узнать о вашей силе, слабости, страхах и… прошлом. Если кто-то и делится со мной чем-то сокровенным, по-твоему, это будет правильным рассказывать всё каждому, хоть он и член семьи? Я так не думаю…
— Это так… просто… — Тсуна немного засмущался. Кажется, мои слова его пристыдили. — Прости, Дар. Ты права. Просто… Это так трудно. Что мы можем сказать, чтобы подбодрить Гокудеру-куна?
— Оставьте его в покое, — спокойно произнёс Реборн. — Он мужчина. Позвольте ему самому справиться с этим.
— Что?! — практически закричал Тсуна, вызывая явный протест словам Реборна. — Пусть так, но… ты такой бессердечный!!!
— Послушайте, — вздохнул малыш. — Это дело не для посторонних.
— Эй-эй! — подал голос Ямамото. — Слушайте! — на лице парня заиграла лучезарная улыбка. — Когда чувствуешь, что застрял на одном месте, я считаю, что лучшее, что можно сделать, это изменить ритм.
— «Изменить ритм»?! — переспросили мы с Тсуной одновременно.
— Ха-ха! Именно! — теперь Такеши явно радовался. Ему в голову пришла какая-то чудная задумка. — У меня есть великолепная идея! Предоставьте всё мне!
— Эх, ладно, — встала из-за стола и направилась к выходу. — Уже довольно поздно, поэтому я немного поброжу у вас тут по базе. Попытаюсь найти своего мохнатого засранца, а после вернусь в храм или засяду в библиотеке… ещё не знаю. В общем, если услышите шум, не пугайтесь.
— Спокойной ночи, — отозвался Реборн, провожая меня взглядом.
Как только кухонная дверь за мной захлопнулась, в голове появилась одна единственная мысль, которая раньше интересным образом уходила от моего сознания.
А именно то, что в какой-то мере я злилась на ребят. Злилась за то, что через многое приходилось проходить одной. В то время как они мало того, что ничего не знают, так и ещё ничего не поймут. Толку ноль. Но теперь вижу, что подобные «сражения» веду не только я. У каждого своя битва и свой бой.

В библиотеке было тихо и… темно. Свет вечно барахлил, чем безумно выводил из себя. По наступлению утра нужно будет сразу же высказать пару «ласковых» Джаннини. Ведь я говорила о том, что тут проблемы ещё два дня назад. Он то горит пять минут, всё кругом освещая, то начнёт мигать, то вообще вырубается на минуту, и я тупо сижу в темноте. И главное, так просто по лестнице не побегаешь. Я же всё же на стремянке сижу и выискиваю нужную мне литературу. Даже прихватила с собой запасной фонарь, но оставила его на столе в центре библиотеки. Возвращаться лень.
Не знаю, что бы сделали обычные люди, но я… хех… да, я стала освещать себе книги своим же пламенем Посмертной Воли. Дурдом! Дожили! Кёя узнает… не очень-то будет в восторге. Нет, он не будет кричать, но уверена, что несколько метких замечаний найдётся. Ну, а что делать? Да-да, знаю. Поднять свою задницу и взять фонарь. Но… я уже замучалась бегать вверх и вниз на этой алюминиевой стремянке. Тем более она так мерзко скрипит, что аж зубы сводит.
И теперь вот она правда… Редчайшее Кольцо Луны семьи Вонгола, которое не использовалось уже много поколений из-за страха перед угрозой войны… служит в роли светильника. Знаю, самой стыдно. Наверное… Ай, хрен с ним. Мне удобно, и ладно. Самое противное другое — вся информация, которую я нахожу — бредовая. Ну, действительно! Никакой конкретики, только предположения, возможности и догадки. Это злило больше всего. Да я скорее разгадаю, как строились египетские пирамиды, нежели то, что мне нужно.
— И ради этого дерьма я покончила собой? Тц! Продешевила… — гневно шикнула я, захлопывая очередную ненужную книгу перед собой, и уже собиралась вернуть её обратно на полку, как из темноты раздался шокированный шёпот:
— Что ты сделала?..
Это было так неожиданно, что я ненароком подскочила на стремянке, задела ногой книжные полочки и повалилась на пол, спиной назад. Каким-то чудом приземлилась на попу, причём села на что-то мягкое и удобное. Свет в библиотеке разом включился, и я поняла, что это Бо.
Ха! Как раз вовремя! Панда уже довольно приличных размеров и лежала на спине, совершенно не замечая моего присутствия. Однако стремянка, на которой я сидела, со звонким щелчком сложилась и уже было собиралась рухнуть мне на голову, как её вовремя придержали. Подняв глаза, увидела перед собой ошарашенного…
— Хаято? — Бирюзовые глаза буквально округлились и, не моргая, были устремлены на меня. Лицо бледное, а губы искривились так, словно он собирался либо крикнуть, либо начать ругать, либо что-то ещё, но пока не знал, что именно, и медлил. Он слышал мои последние слова? Чёрт! Этого ещё не хватало. Ему сейчас и так нелегко, а ещё это… Если всё так разом свалится, то парень просто не выдержит. И так в депрессии. Необходимо отшутиться. — Хах! Ну ты меня и напугал! Чего не спишь? Это же я любитель погулять ночью.
Одной рукой поставил стремянку так, чтобы она облокачивалась на соседний книжный шкаф и не мешалась. После чего шагнул в мою сторону и резко стиснул меня за плечи, буквально до лёгкого хруста.
— Не убегай от прямого вопроса! — зашипел Хаято, смотря прямо в глаза. — Что ты сделала? В будущем… ты… ты…
— Хаято, это просто фигура речи, — вновь улыбнулась. — Пусти.
— Чёрт возьми, Дар! — уже не мог сдерживать крик парень, хотя прекрасно понимал, что его могут услышать те, кто до сих пор не спал. Более того, слегка встряхнул меня, словно пытался силой убрать эту улыбку на губах. Что он хочет? Правду? И зачем она ему? Лучше бы бежал от такой правды. Но раз так просишь…
— Да, — спокойно произнесла я, полностью прекратив улыбаться и с некой усталостью посмотрев на парня. — Это так.
— Ха… — вырвалось у Хаято, после чего его руки задрожали, ноги подкосились, и он глухо рухнул на пол, облокотившись спиной о стоящий рядом шкаф, а ноги поджал к груди. Такого удара парень явно не ожидал. — То есть… — доносился до моих ушей его голос. — Как? После того сражения с Гаммой… он сказал, что… и я думал… но выходит так? Да? Так… просто?
— Всё несколько сложнее, — так же тихо произнесла я. Свет в библиотеке вновь погас, и вокруг нас воцарилась кромешная темнота. Чтобы видеть хоть что-то использовала своё собственное пламя Посмертной Воли. Причём так, что теперь даже не обращала на это явление. Это словно дышать.
— Сложнее?! — фыркнул Хаято, не поднимая головы. — И что же в этом сложного? А? Я, чёрт возьми, не понимаю, Дар! Это ты у нас гений, так скажи, какого хрена гению совершать подобное?
— Хм… — устало вздохнула и провела ладонью по волосам, нервно взъерошив их. Не хотелось вести разговоры на эту тему. Вообще, не хотелось об этом говорить. Особенно сейчас. Особенно с Хаято. Кажется, словно я одним только своим голосом разрушаю парня. Это злит, так как я не знаю, что делать, чтобы исправить это. Непонимание пугает. Это я давно осознала и сейчас просто погружена в пучину своего же ужаса, так как абсолютно ничего не понимаю. — Если быть точной, то это скорее не самоубийство, а добровольная жертва. Будущая версия меня это сделала, чтобы… добыть необходимую нам информацию и передать остальным. И, как я поняла, мне это удалось. Ты, а вернее, твоё послание самому же себе тому доказательство.
— А? — услышав эти слова, Хаято всё же поднял голову и посмотрел на меня. — Моё послание? — нахмурил брови. — Но… как ты это узнала? Как поняла, что пошла на такое?
— Я тоже оставила для себя послание. Только не в виде зашифрованного письма. Это было целое видео. Там многое поднимается и объясняется, что необходимо сделать, что изучить и так далее, чтобы в конечном итоге мы переиграли своё будущее на новый лад. Этакий второй шанс.
— И… давно ты это знаешь? — бирюзовые глаза слегка прищурились.
— Я узнала это… ещё в тот вечер, после битвы с Гаммой.
— Аж тогда?!! — теперь в голосе парня звучала злость. — Надо было сразу же рассказать Десятому и…
— Нет! — резко вскочила с панды и, шагнув к парню, схватила его за воротник двумя руками. — Ты будешь молчать, Хаято! Чёрт, да ты тоже не должен был этого знать! Ну, знаешь теперь, и что? Легче стало? Помогло? Как по мне, ты только ещё больше запутался! А представляешь, что будет с Тсуной и остальными? Да они и так из последних сил держатся. Тренируются, выжимая каждую каплю. Информация данного рода им просто не нужна… — медленно разжала руки и отошла в сторону, так же сев на пол. — Такие, как вы, должны заниматься силой и её тренировкой, а уж работу с информацией оставьте на меня. Что-нибудь придумаю… это же моя работа, как-никак. Хотя… э-э-эх… — вновь нервно взъёрошила себе волосы. — Совершенно не понимаю, что у меня творилось в голове через десять лет? Как я думала? И главное, к чему шла? Просто какой-то коктейль, а не мозги… Всё время кажется, что ответ прямо на поверхности, но я никак не могу его уловить. Эх, ладно… — свет в библиотеке вновь включился. А вместе с ним заулыбалась и я. — Как уже сказала, что-нибудь придумаю.
— Чёрт, — фыркнул Гокудера. — Теперь понятно, почему тебя так долго не было видно. Явно была слегка не в себе. Я бы тоже никого не хотел видеть.
— Всё не так, Хаято…
— Но раз я теперь всё знаю, — неожиданно парень вскочил на ноги и, взяв меня за локоть, помог также подняться. — Идём.
— Чего? Куда? — что этот парень удумал?
— Как куда?! Фек! — фыркнул, гордо задрав подбородок. — Как ни посмотри, а я Правая Рука Десятого. Ты делаешь свою работу, а я свою. Поэтому идём в резиденцию Хибари. И ты покажешь мне то своё послание. Будем думать вместе.



Зозо Кат

Отредактировано: 05.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться