Он. Она. Они

Размер шрифта: - +

Она 2

В выходные я уехала на дачу, была середина сентября, и это самое красивое время года, когда я обожала гулять по пятнистому золотому осеннему лесу, танцуя в хороводе с ветром и падающими листьями. Только среди лесов и полей я находила свое счастье. Только там я оживала в полной мере. Я чувствовала, как жизнь заполняет меня полностью, не оставляя места былым горестям и пустоте от отсутствия любви. Здесь, среди живой природы, любовь была повсюду. В каждой травинке, свежей или сухой, в каждой лесной тропинке, ведущей к счастью, в каждом шорохе леса, поющем о единении с Творцом. Нет, не то чтобы я не была любима и не любила. Я всегда была этой самой любовью. Но я так и не смогла соединиться своим любящим сердцем ни с одной душой, рожденной на этой планете. И это волновало меня. Я прятала это где-то глубоко, стараясь не загонять себя в угол безысходности. Я соединялась с Богом через свое творчество. Я сама научилась рисовать и делала это во всех возможных и невозможных техниках. Я часто танцевала, услышав вдохновляющую музыку. Я пела вместе с волшебными мелодиями, которые находила в своей жизни. Астрология тоже стала моим творчеством. Я писала книги, изучала астропсихологические формулы знаменитых и обычных людей. Я придумывала новые жанры работы, мне нравилось сочинять стихи и прозу. У меня было много энергии, много того, что я могла бы отдать миру. И я отдавала. Я думала, что это моя задача, отдать все, что у меня было, что мне щедро дарилось Вселенной каждую секунду моего внутреннего творчества. Работа тоже была моим творением, в первую очередь искусством выстраивать отношения с людьми. Характеры всегда увлекали меня своими тайнами. Я учила, но я училась, обнаруживая все новые типажи людей, понимая их глубоко, проникая в их внутренний мир, познавая таким образом жизнь.

Когда я оказывалась среди природы, я забывала обо всем. О работе, о студентах, о планах и отчетах. Я просто становилась той маленькой девочкой, смотрящей на звезды с широко открытыми глазами. Но я больше не спрашивала о том, почему я здесь и что это за странное место. Теперь я точно знала, что Земля есть школа, обучающая нас тем урокам, в которых мы нуждались. На природе я порхала среди деревьев, словно маленькая бабочка, чувствуя каждое из них, ощущая их дух, их настроение. Я напитывалась спокойствием леса, гармонией, сочившейся из его недр.

И эти замечательные выходные не стали исключением для меня. Я долго гуляла по лесу, собирая осенние листья, желуди и коренья. Я любовалась темно синей рекой и солнечными лучами, играющими на рябящей от ветра воде. Я сидела под вековыми дубами, наслаждаясь солнечным светом, думая о красоте мира, о том, как чудесно все, что создано Богом. Как я была счастлива соприкоснуться с тем, что не было испорчено человеческой мыслью, чего не коснулась жадность и ненависть, я дышала воздухом осени, наполненным любовью. После обеда я составила несколько композиций из собранных летом растений, перед сном, как всегда, много читала, и совершенно счастливая легла спать.

Этой ночью мне приснился сон. Я была в незнакомой комнате. Посредине ее стояла односпальная кровать, подобно той, что можно увидеть в детском оздоровительном лагере, с сеткой и двумя железными спинками. Она была застелена красным покрывалом, немного смятым и небрежно брошенным. На кровати сидела я и Артем. У нас у обоих в руках были тетради. Он придвинулся ко мне и спросил:

-Ты сделала домашнее задание?

Мне подумалось, что это очень странно, что он меня это спрашивает, ведь я же учитель, а не ученик, но, тем не менее, я ответила, что сделала.

-Дай списать, - уверенно попросил он.

Я, не раздумывая, протянула ему свои рабочие записи. Он придвинулся ближе, совсем вплотную ко мне и стал заглядывать в мою тетрадь. Я что-то показывала ему пальцем, как вдруг он резко откинул тетради в сторону, развернул мое лицо к себе и впился своими губами в мой рот. Я моментально воспламенилась, и вцепилась в него своими в ответ. Мы упали на кровать и закружились в танце страсти, мое тело металось из стороны в сторону, словно в испепеляющей агонии, уничтожающей уже давно не существующий разум.

Я вскочила в кровати вся мокрая, все еще полыхая каждой клеткой своего обезумевшего тела. Мое дыхание было прерывистым, а сердце выбивало дроби по легкой ночной сорочке.

-О Господи, - прошептала я сама себе, - что это было?

Я не могла понять, был ли это сон. Ощущения были настолько настоящими, что мне казалось, что я сейчас во сне, а до этого была другая реальность. Я встала и пошла в ванную. Умывшись, я вернулась в кровать, но сон не шел. Тело не могло забыть силу страсти, схлестнувшей двух партнеров в единой хватке. Я промучилась без сна почти до утра, не в состоянии успокоиться. Мой ум метался между мистикой случившегося, реальность этого сна не давала мне покоя, и чувством вины, словно я была виновата перед моим студентом, втащив его в свой сон.

Утро не принесло облегчения. Наоборот, я страдала от того, что мое сознание отказывалось забыть его образ, я назло самой себе ходила в приподнятом настроении, словно у меня случился неожиданный роман, которого не было и не могло быть. Меня мучила совесть, ведь этот парень был моим студентом, и я даже не знала, было ли ему уже восемнадцать. Рассудок требовал немедленной реабилитации ситуации и приказывал забыть все произошедшее навсегда. Однако какая-та часть моей натуры сопротивлялась разуму, она была тонкой, едва различимой, она не настаивала на своем решении, она просто горела внутри каким-то тихим огоньком, который, я ужасно боялась, может разгореться и устроить настоящий пожар.

На следующий день рассудок победил. Я немного успокоилась, сон начинал постепенно стираться, реальность навалилась своим грузом, и обычный рабочий понедельник вернул меня к жизни. После занятий я весь вечер готовилась ко вторнику, подбирая материал для студентов, добывая интересную лексику и грамматические примеры.



Татьяна Легасова

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться