Он. Она. Они

Размер шрифта: - +

Она 5

Новый год я справляла с родителями, он прошел как всегда скучно и по-семейному. Мама пыталась выпихнуть меня к друзьям, но я не хотела никого видеть. Со мной были близкие мне люди, мой любимый брат, которого я обожала, а большего мне было не надо. Я жила на даче у родителей, каждый день гуляла по заснеженному лесу, а все остальное время проводила в работе. Я работала, как сумасшедшая, не оставляя свободной памяти в своем мозгу для болезненных воспоминаний. Я не хотела думать о нем, потому что это причиняло боль, а боли я не желала. Я от нее устала, и мне мечталось жить обычной своей научной жизнью, когда все тихо и спокойно. И я смогла войти в этот ритм, он мне нравился, он был безопасным и удобным.

За все праздники никто из моих студентов так мне и не позвонил отвечать темы. Я даже была этому рада. Ничто не напоминало мне о Теме. В Рождество, в последний день перед экзаменом, все-таки объявилась Алина. Мое сердце уже было спокойно, и я отреагировала радостно на ее звонок. Меня больше так сильно не рвало на части, так как я устроила себе щадящий режим жизни. Я не думала о нем. Вечером я готовила материалы для моей статьи «Музыка глазами астропсихолога». Я сидела на втором этаже и подбирала музыкальные композиции по планетам. Почти на всю громкость у меня играл Гимн Российской Федерации – композиция, которую я собиралась поместить в раздел «Солнце». Неожиданно вошла мама в руках с моим разрывающимся от звонка телефоном. Нажимая одной рукой кнопку ответа, я пыталась сделать музыку по тише другой, но она почему-то никак не умолкала.

-Але, - почти крикнула я в трубку, понимая, что не могу расслышать ответа из-за шума. – Але, минуточку.

Мне все-таки удалось выключить музыку, и я услышала в трубке голос молодого человека.

-Але, извините, кто это? - переспросила я.

-Это Артем с первого курса, - услышала я наконец-то ответ.

Ничто не могло поразить меня сильнее. От неожиданности я вдруг сказала, слыша себя как бы со стороны:

-Привет, Тем.

Это был какой-то инстинкт, то, что я всегда хотела ему сказать, но разум контролировал мои действия, позволяя мне лишь официальную форму обращения на «вы». Но сейчас неожиданность вдруг вырвала из меня правду, ту, что скрывалась внутри меня уже почти четыре месяца. Я почувствовала, что он как-то сконфузился от этого, словно боялся, что я подумаю, будто он звонит по личным вопросам. Однако он быстро спохватился и затараторил:

-Я пытаюсь связаться с Вами по скайпу, но он мне пишет, что такого адреса не существует.

-А, - промямлила я, - как не существует? Я с трудом понимала, что надо говорить.

-Так, - ответил он. Его голос был мягкий и какой-то нежный. – Может Вы запишите мой адрес, то есть адрес моего отчима, у меня нет своего скайпа, и добавите меня сами?

Я осознала каким-то дополнительным усилием, что нужно взять ручку и начать писать. Я записала адрес и сказала, что сейчас попробую его найти в скайпе. Я положила трубку и дрожащими руками добавила контакт в свой список.

-Ну, вот, - написала я. И тут же увидела входящий вызов.

-Вы меня слышите, - услышала я его немного волнующийся голос.

-Да, прекрасно, - меня трясло от нервного тика, и я никак не могла понять, что нужно делать.

-Я хотел бы ответить темы, - сказал он.

-Пожалуйста, - ответила я.

Он начал что-то говорить, и я могла различать что, только благодаря большому опыту работы. Какая-то часть моего преподавательского мозга активизировалась автоматически, несмотря на то, что остальная его часть прибывала в абсолютной отключке, подавленная эмоциональной реакцией на Артема. Каким-то чудом мне удалось уловить, что один из его монологов оставлял желать лучшего. Я попросила его выслать мне текст по почте, чтобы исправить его для него. Он сказал, что так и сделает и мы распрощались.

Мне понадобилось какое-то время, чтобы прийти в себя. Я с трудом заставила себя сосредоточиться и составить для него хороший текст монолога. Затем я выслала ему окончательный вариант. Я не знала, что думать. Мне стало ясно, почему он тогда сказал, что у него не было скайпа. Видимо, у него не было свободного доступа в интернет, и мои подозрения, что он просто не хотел мне звонить, не оправдались. Мое сердце снова выписывало па, вращаясь вокруг своей оси и обратно. Это был конец моему спокойствию, это был конец моему терпению, потому что я начала осознавать, что хочу чего-то большего, чем просто любить его со стороны. Мне хотелось связи с ним. Мне было все равно какой. Я готова была просто общаться с ним, разговаривать на любые темы, слушать его, я просто хотела, чтобы он был рядом, он был мне жизненно необходим, как источник моего существования, буйный и животворящий.

Когда на следующий день я приехала утром на экзамен, я увидела его стоявшего в коридоре. Он повернулся ко мне, как всегда полубоком, выглядывая словно из-за препятствия. Его лицо было покрыто густой щетиной, которую он, видимо, отрастил за праздники. Он был таким красивым, что я забыла, как дышать.

-Неужели пытается выглядеть старше? – метнулось у меня в голове.

Я деловито прошагала в свой кабинет, одетая в новое белое платье и с новой прической. Я хотела нравиться ему, но я не знала его вкусов.



Татьяна Легасова

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться