Он. Она. Они

Размер шрифта: - +

Она 8

С этого дня потянулась вереница счастливейших дней в моей жизни. Мы дружили с Артемом, назвать это как-то по-другому я не могла. Между нами не было ничего интимного, он был не готов ко взрослой жизни в полном смысле этого слова. Он никогда не проявлял слишком открыто свою привязанность ко мне. Только в шутку, намеками. Он все время держал меня за руку, и это было максимум нашего физического сближения. И это было самым восхитительным, что мне когда-либо приходилось испытать. Он не унижал меня недостойным поведением, я не ощущала от него животного желания, того, которое использует тебя, а потом выбрасывает, как ненужный элемент. Он был юношей, и наши отношения были чисты и наивны, и я была с ним ребенком, не знающим боли жизни, купающимся в любви Бога абсолютно невинно, безо всяких условий. Мы любили друг друга беззаветно, мы существовали в этом мире в полной изоляции от всего, что нас окружало. Не было друзей, которые могли не понимать, не было родственников, которые были бы в панике, не было общества, которое наложило бы табу на наши не вписывающиеся в рамки отношения. Мы были просто счастливы и эгоистичны в своих чувствах, как все влюбленные, мы хотели лишь наслаждаться друг другом, и большего мы не просили.

Погода улучшалась с каждым днем, и мы гуляли вечерами по весеннему теплому городу, катались на аттракционах в детских парках, ходили в зоопарк, планетарий. Мы сидели на последних рядах в оперном театре и смеялись, как дети от того, что мы были почти единственными посетителями данного спектакля. Мы играли в какие-то дурацкие детские игры с его друзьями, и это было очень весело. Мне казалось, что источник, к которому мы подключились, был неисчерпаем в своем счастье. И даже, когда нужно было готовиться к экзаменам и зачетам, мы готовились вместе. Я тренировала его к зачету по английскому, и он сдал его на отлично. Я разбиралась вместе с ним в биологии и в физике, мы писали какие-то доклады и рефераты, и я не замечала, что это было для меня трудно. Наоборот, мне казалось, что у меня выросли крылья, поднимающие меня все выше и выше в моей эволюции.

К концу мая мы срослись с ним настолько, что стали понимать друг друга с полуслова. Он никогда не говорил, что зайдет вечером, он знал наизусть мое расписание и как само собой разумеющееся появлялся тогда, когда у меня освобождалось свободное время. Мы почти никогда ничего не планировали, мы текли, словно естественный жизненный поток, и время само решало за нас, чем мы займемся сегодня.

В этом году летом я должна была уезжать в две поездки, на дольмены на юг в середине июня, и потом еще в середине июля я уезжала в Испанию – подарок родителей на день рождения. И я уже заранее скучала по нему. Мы должны были расстаться почти на полтора месяца, так как он собирался уехать с семьей отдыхать в начале июля. Про себя я думала, что это очень хорошо, потому, что мы должны были понять свои чувства друг к другу, мне на самом деле хотелось проверить именно его отношение ко мне, потому, что свое отчаянное положение я осознавала очень хорошо. Я была окончательно и бесповоротно влюблена в него по уши, и ничто и никто не был способен это изменить.

Перед моим отъездом мы сидели на откосе и рассматривали речные пейзажи слияния Волги и Оки. Был теплый летний вечер, и солнце тихо катилось вниз, унося с собой утомление дня. Красно-оранжевые тени стелились под нашими ногами, создавая аромат романтики и счастья. Свежие деревья шумели мягким переливом ароматного ветра, и Тема обнимал меня за плечи, укрывая меня от его навязчивых порывов. Мы были немного грустные из-за вынужденного расставания, но оба чувствовали, что-то чувство, которое было между нами, сделает нас счастливыми несмотря ни на что.

-Я ужасно скучаю по тебе, - промямлила я, почти срываясь на плач.

Он прижал меня сильнее и гладил по волосам.

-Пройдет не так много времени, и мы снова будем вместе, - сказал он. – Что ты хочешь на день рождения?

-Тебя, - не раздумывая, пробурчала я.

Он рассмеялся, - я приду, но надо что-то принести в подарок.

-Мне все равно, нарви мне цветов в поле, я так люблю их.

-Обещаю, - весело сказал он, - даже если мне придется удалить с себя потом сто клещей.

-Знаешь, о чем я думаю? – спросила я.

-Хочу знать, о чем ты думаешь всегда.

Я улыбнулась и глубже втиснулась в его объятия.

-Есть древняя индийская мудрость. Она гласит, что если человек живет в твоем сердце, то он всегда рядом, а тот, кто может физически стоять рядом с тобой на самом деле может быть в тысячи миль далеко от тебя, если ты сердцем не с ним.

Он поднял мое лицо и посмотрел в глаза своим глубоким проницательным взглядом.

-Есть еще одна мудрость. Если любовь ничего не требует, так это только потому, что она уже всем обладает.

Он смотрел на меня глубоко, так, что мое тело начало дрожать от его внутренней силы, которая исходила от него.

-Когда ты со мной, у меня все есть и большего мне не надо. И я сделаю все, что будет надо тебе.

Он говорил эти слова и продолжал пристально смотреть на меня. И дальше что-то случилось. Я вдруг вылетела из своего тела и увидела весь мир. Мы, я и Артем, мы были словно чем-то одним, единым существом с двумя полярными руками. У нас было одно сердце, оно стучало так сильно, что являлось мотором для других жизней. Я ощущала, что от его взгляда по мне начали прокатываться странные волны, похожие на оргазм, но они были чем-то другим, еще большим, вовлекающим сюда нечто высшее. И я знала, что он чувствует тоже самое. Это длилось вечность, но какую-ту секунду в физической реальности. А когда я влетела назад в тело, по моим щекам катились слезы. Я увидела в его глазах такое чувство, что начала плакать еще пуще, а он притянул меня к себе и вжал меня в себя настолько крепко, насколько это было возможно.



Татьяна Легасова

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться