Он. Она. Они

Размер шрифта: - +

Она 12

Весна принесла новые испытания. Как-то мы сидели с ним в кофейне и пили чай в обеденный перерыв. Мы оживленно беседовали и не заметили, как к нам вдруг подошла молодая женщина.

-Тема, ты, что тут делаешь, - спросила она.

-Мам, привет, сказал он, - мы обедаем.

Я чуть не подавилась, услышав его легко брошенное «мам». Эта женщина была всего лишь чуть-чуть старше меня, и мне стало ужасно неловко. Она внимательно посмотрела на меня, взгляд пронзительный, изучающий.

-Здравствуйте, - с улыбкой сказала я.

-Добрый день, - ее голос был каким-то подозрительным, - вы вместе учитесь? – ее голос явно выдавал ее в этом сомнение.

-Не совсем, - сказала я, - я преподаватель.

-А, извините, - ее голос как-то смягчился и стал более растерянным. За секунду я увидела, ход ее мыслей.

«Преподаватель, беседуют на «ты», похоже, что они в более близких отношениях, чем просто учитель-ученик». Тема заметил это тоже.

-Мам, у нас сейчас пара начинается, мы побежали, увидимся вечером, - и мы стремительно бросились наверх по лестнице к выходу.

-Блин, тебя ждет сегодня вечером допрос с пристрастием, - я шутила, но на самом деле внутри у меня колыхалась каждая клетка.

-Не волнуйся ты так, - он легко поймал мое состояние, - что бы ни сказала мама, это ничего не изменит между нами.

-Я знаю, но все же это изменит что-то вокруг нас.

С это дня начались новые неприятности. Мама Темы устроила ему сцену, и Тема сказал ей, что встречается со мной и не собирается расставаться.

Я лежала в этот вечер в кровати и буквально видела, что там происходило. Я могла также слышать, как мать успокаивал Темин отчим, говоря, что парень наиграется, получит свой опыт в постели, а потом найдет себе молодую. Эти мысли были вполне естественными для всех, кто жил миром, который был создан специально для тех, кто не хотел думать самостоятельно. Люди жили в коробочках из-под спичек, пакетах из-под туалетной бумаги, фантиках из под конфет. Они никогда не знали ничего другого и не могли понимать то, что происходило между мной и Артемом. И мы даже не планировали кому-то объяснять. Мы просто жили, мы горели огнем искренности и внутренней правды, и нас не тревожило то, что могли об этом думать.

Однако я, как женщина, как взрослая женщина, я понимала, что любой ценой я должна буду получить поддержку его матери, мы нуждались в ее благословении, и если она его нам не даст, то все будет в тысячи раз сложнее.

Я сказала об этом Теме, а он просто обнял меня и чмокнул в лоб.

-Ты же знаешь, что все уже решено, - его слова были пророческими, мистическими, несгибаемыми, он словно знал откуда-то нашу будущую судьбу, был в ней уверен, - никто не может изменить того, что назначил Бог.

-Да, - шепнула я, - да.

Однако мысль о том, что кто-то думает о нас плохо, фонит нашим отношениям, не покидала меня с тех пор. Я все время подспудно чувствовала, что его мать волнуется за Тему, что она постоянно что-то говорит ему о нас, и я так же чувствовала, что он молчал, избегал этой темы, чтобы не волновать меня. Я совсем не удивилась, когда сразу после летней сессии она увезла его отдыхать заграницу на три недели, а потом отправила на месяц в Белоруссию работать немецким переводчиком. Мы с Темой все понимали и принимали. Мы не сопротивлялись нашей судьбе. Нам было все равно, откуда любить друг друга. Это было сложно объяснить тем, кто этого не понимал. Мы словно были одной мыслью, имеющей два тела. Мама не давала ему звонить мне, забрала у него телефон на время поездок, под предлогом, что он съест слишком много денег, лишила его интернета. Но нам не нужны были технические средства, чтобы общаться. Я и так знала все, что с ним происходило, а он знал, что происходило со мной. Странным было то, что я не скучала по нему. У меня не было ощущения расставания с ним, он взаправду жил в моей душе, он был моей частью, а я – его. Конечно, мы многого тогда не понимали, мы не могли знать, почему мы могли так близко чувствовать друг друга, а главное, для чего нам была нужна такая связь, и как могло так получиться, что мы смогли ее заиметь, а другие не могли. Ребята, теперь уже наши с ним друзья, замечали наше теснейшее с ним сплетение, и даже Лерка его признала, и все говорили, что нам очень повезло найти свою половинку.

Я терпеть не могла этого выражения, мы вовсе не были половинками, мы были двумя разными, отдельными личностями со своими стремлениями, мечтами, желаниями, но мы делились этим друг с другом так свободно, так от сердца, от самой сердцевины, что мы хотели часто одного и того же, думали одинаково, мечтали об одном. Мы вместе выбирали в интернете картинки прекрасного дома, в котором мы могли бы жить, страны, которые хотели бы посетить, Темка хотел после университета найти себе работу с зарплатой сто пятьдесят тысяч рублей, и я ему говорила, что так и будет. А я мечтала стать писателем, писать о том, о чем люди изображали лишь в вымышленных историях, но я должна была рассказать им правду, что счастье действительно есть, оно рядом, просто нужно всем сердцем в него поверить. По вере вашей и воздастся вам. Еще мы мечтали, что сможем зарабатывать достаточно денег, чтобы заниматься благотворительностью, мы хотели помогать людям. Мы строили планы, как построим санаторий для престарелых людей. Мы хотели оборудовать наш пансионат всем самым лучшим, чтобы обеспечить старикам достойное завершение их Пути на Земле.



Татьяна Легасова

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться