On The Dark Side Of The Moon

Размер шрифта: - +

9. Вести

«Интересно, о чем думает полиция, неужели это дело сведут на нет?» — Ёширо читал утреннюю «Times» и не верил своим глазам: дело о об убийстве скрыли от прессы или оно попросту не заинтересовало их? Прошло всего несколько дней с тех пор, как они затеяли эту игру, цель которой даже ему оному из профи своего дела оставалась неизвестной.

«До чего наглый пошел народ, даже толком не объясняют цель миссии. Найти Учиху, а что дальше? Привести целым и невредимым сюда в семью… Но зачем, раз он вампир? И о том ли Учихе идет речь?»

Предупреждение было послано вполне логично — не лезь и будешь жив, но, похоже, сыщик не понял столь простого и дружеского совета, раз снова начал копаться в чужом белье.
Пока Химура почитывал новости, старик тихонько вошел выделенный им кабинет для убийцы. Мустури Кобояси был главным в пределах определенной территории и главой одного из немногих кланов оборотней в этом городе. К его мнению прислушивались даже старейшины.

— Ну что, Химура, есть вести о нашей цели?
Наемник быстро подхватился на ноги и в почтительном поклоне склонил голову перед стариком.

— Не будем терять время на формальности, говори все, что удалось узнать.

— Он частный детектив и, похоже, клюнул на приманку. Глава, позвольте вопрос: зачем вам этот вампир?

— Как говорится, меньше знаешь — крепче спишь, — Митсуо кинул эту колкость неслучайно. Он редко делился со своими подчиненными так называемыми планами…

«Такой мелкой сошке, как ты, исполнитель, ни к чему знать правду. Химура».

— Итачи, ты разыскал его. Того, кто должен вернуться в наше лоно.

— Что? Вернуться? — теперь Ёширо точно не понимал, о чем думает глава.

— Не лезь, твое дело маленькое, просто следуй плану.

— Простите меня, глава… — наемник вновь склонился в поклоне.

«Все не так, как нам хотелось, да Фугаку?» — подумал Митсуо, выходя из комнаты.

***

Руки на вороте рубашки Итачи разжались, пистолет был убран за спину, а Саске сел в позу медитации на полу и о чем-то задумался.
Старший Учиха был сильно удивлен такому поведению брата.

— Почему ты не убил меня, ведь я практически признался? — Итачи не отводил взгляда.
Саске молчал, он сам не мог понять собственного поступка, но что-то подсказывало ему, что с расправой стоит подождать.

— Неважно, просто передумал, еще успею, — такой ответ оставил за собой горький осадок на душе брата.

«Значит, ждешь чего-то? Но чего?»

— У тебя еда есть? Я не ел с момента, как покинул квартиру.

— А как ты смог отпереть замок или ты просто вышиб дверь?

— Не то и не другое, сбегать с подобных мест я научился с детства, — ответ Саске вполне был понятен брату, ведь тот рос в приюте, не раз сбегал оттуда, Итачи знал об этом не понаслышке, он ведь следил за братом все это время. Не выпускал из виду.
Итачи приготовил онигири* и обыкновенные суши из того, что было под рукой, и, несмотря на то, что некоторые традиционные ингредиенты пришлось заменить тем, что было в холодильнике, получилось довольно вкусно.
Пока Саске уплетал за обе щеки, Итачи отправился на кухню, чтобы подогреть себе очередную порцию крови на ужин, ведь он не мог слишком часто есть обыкновенную еду. Он стоял возле окна и наблюдал за ночным городом. Огни так и манили его прогуляться по крышам в поисках тех, кому нужна помощь, бороться с преступностью, словно было заложено у него в крови, как определенная программа, без выполнения которой мог произойти сбой всей системы.
Он так залюбовался ночными огнями за окном, что совсем не заметил, как в проходе появился Саске. Он не собирался вредить брату, не сейчас, так он решил для себя, но его интересовало другое, почему брат не ушел искать себе ужин, где-нибудь на улице? Почему до сих пор тут?

— Ты не голоден или у тебя особая диета?

— Что-то типа того, — тихо и сухо ответил Учиха-старший, даже не повернувшись в сторону аники.

— То есть?

— Я не могу пить кровь обычным способом, одна из причуд моего обращения, свежая кровь из тела человека мне не подходит.

— Ты что вегетарианец?

— Можно и так сказать… Ладно, завтра рано вставать, надо ложиться.

— Ты что, еще и спишь по ночам?! — Саске от услышанного был просто в шоке

— Да, сплю. А ты думал, что вампиры только ночные создания?

— Вообще-то, да… — Итачи усмехнулся под себя давно они так не болтали по душам, ему даже не верилось, что пару минут назад его младший брат был готов убить его, а он сам готов был согласиться и сдаться на милость смерти.

***

Утро встретило Нью –Йорк сильной туманностью и утреней росой, что сияла на траве и листьях деревьев словно маленькие стразы, на свету. Мадара провел всю ночь в своем клубе, в ожидании ответа. Он разослал лучших из лучших, чтобы выяснить, кто же напал на его любимого племянника.
Звонок телефона разбудил офис от ночной дремоты, и хоть жалюзи были опущены, солнечный свет местами все же пробивался во внутрь помещения.

— Алло.

— Мадара–сама, нам очень жаль, но нам…

— Не хочу ничего слышать, бездари. За что только я держу таких нахлебников у себя раз вы не можете найти жалкую шавку, посмевшую бросить вызов нашему благородному дому? Всех приговорю к смерти! Испепелю на солнце, ройте землю носом, но найдите не этого жалкого ликана! Без конкретных новостей мне сюда не звонить!
И все же Мадара был доволен, несмотря на полное отсутствие новостей, это говорило лишь о том, что на Итачи напала не первая попавшаяся шавка, а профи, что были большой редкостью в кругах оборотней, и их привлекали лишь для устранения цели. Тогда почему Итачи еще жив? И кому он так сильно перешел дорогу?

«Кому же ты насолил милый племянничек?» — эта мысль не давала покоя древнему и терзала его.
Он решил срочно позвонить Итачи, чтобы предупредить его о том, что на него открыли охоту.

________________
*Онигири — традиционное японское блюдо с древней историей. Впервые рисовые колобки появились в эпоху Хэйан среди солдат — в качестве походной еды, которую можно жевать на ходу. По своему назначению онигири близок к бутерброду. Его едят холодным и чаще всего вне дома — на работе, в школе или во время поездки.



Странница

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться