Он жил как свой среди своих

Размер шрифта: - +

Он жил как свой среди своих

"Любезнейшему другу.

Что бы разум и сердце произвести ни захотели, тебе оно, о! сочувственник мой» посвящено да будет. Хотя мнения мои о многих вещах различествуют с твоими, но сердця твоё бьёт моему согласно — и ты мой друг.

Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человечества уязвленна стала».

А. Радищев.

"Путешествие из Петербурга в Москву"

Предисловие

 А началось все с того, что прочли мы тут как-то с моим соседом пенсионером на сайте proza.ru ностальгические рассуждения некоей Нины Турицыной на тему кто хочет, а кто не хочет назад в СССР. А я молодой и в те времена практически не жил. Так слышал кое-что о том, что там было, ну да и на сайтах полистал об этом кое-что, и потому тут же, заржав, среагировал.

- Интересно это она – «колбаса не из сои, молоко не из порошка и граница на замке»!

- Да, смешно, в общем-то, но ты посмотри. Мы тогда все хоть уже и изверились в идеалы коммунизма и социализма, но приспособились и жили, используя имеющийся “порядок” себе во благо. И все, в общем-то, были довольны жизнью. Все жили почти что как при Коммунизме уже. Это все диссиденты там всякие. Выучило их государство на свою голову!  

- Да, в общем-то, - как бы соглашаясь с ним, промолвил я.

- Правда, из-за дефицита продуктов все недовольно бухтели иногда на кухнях, ну и что? Зато все дружные были какие! Не то, что теперь!

- А хочешь, давай, наговори мне о том своём житье-бытье на диктофон, а я потом выложу все это в интернете, - предложил я ему.

- Да, не вопрос! – тут же откликнулся он на мою просьбу. – Только давай не под сухую! Смазку обеспечишь?!

- Годится, - ответил я, но предупредил его. – Ты только о стройках Коммунизма, о запусках спутников в Космос, об освоении целинных и залежных земель, о БАМе мне не рассказывай. Обо всех этих архиважных государственных делах я и так много чего слышал.  Ты лучше расскажи мне несколько историй из той своей личной жизни при Коммунизме.

 - Ок! – бодро согласился он и при следующей нашей встрече начал так.

01. Не связывайся

– Вот, помню, как ещё в начале шестидесятых после армии, возникла у меня такая проблема.  Я женился. С родителями жить было сложно, да и тесно, так что нужно было жильё. Ну а это значит – кооператив и, стало быть, - бабло. И срочно. Правда, кому и когда, скажешь ты, не нужны были деньги? Понятно. Но как бы, такой как я, разрешил эту проблему сегодня? Я имею в виду, как бы я её разрешил сегодня, не будучи депутатом каким-нибудь. Ну или каким-нибудь, губернатором, да без крыши в полиции и без нужных людей в Госдуме, где цены в буфете, как в доме для престарелых.  Понятно, что никак. А вот ты посмотри, как это было просто для таких, как я, раньше. Относительно просто, конечно же, но, по сравнению с сегодняшними днями, всё же проще.

Так вот, в те времена, чтоб не терять свои лучшие годы на прозябание, решил я пойти поработать где-нибудь, где можно было бы иметь не только отмеренную нам кем-то зарплату, но и действительно заработанные мной деньги. Решил я пойти поработать ну, скажем, не в торговлю, это мне как-то не очень было, а вот в такси, например. Жена мне очень советовала тогда так поступить.

- Ни на стройку ж какую ни то из-за этого ехать! В Сибирь, скажем! Уж, лучше в такси, – сказала она мне.

А дело в том, что сестра моей жены, пока это я служил в армии, перебралась тут из деревни в город, да вышла здесь замуж за крутого мена, который жил в доме на Берсеневской с видом на Кремль.

- Очуметь! – с завистью подумал я тогда об этом, но не в том был прок для меня. Работал этот мен в одном из лучших таксопарков столицы. Да к тому же был там не последним человеком. Был бригадиром и ударником коммунистического труда. Одним словом, не плохо чувак устроился и, похоже, не хило ото всего этого имел. Правда, сестрёнки эти были в плохих отношениях друг с другом, но все равно. Сестры все же. Одним словом, к этому-то родственничку, свояку я и направил тогда свои жаждущие бабла стопы.

А был я тогда в силе, с правами водителя первого класса, и весь такой прям комсомолец и ГТО-отличник, что хоть сейчас на доску почёта вешай! И помню я, как в отделе кадров этого таксопарка мною тут же заинтересовались. Такие-то им как раз и нужны были! Меня сразу же определили в сменщики к свояку.

И вот сидим мы уже всей бригадой у свояка этого моего дома, в его квартире, и он деловито так обрисовывает мне суть предстоящей нам работы. А я весь как бы ни в настроении и слушаю его в пол-уха. Квартира у него была шикарная. Да и обстановочка что надо. «Нехило чувак устроился», - подумал я.

- А что такое «Ударник Коммунистического труда»? – спросил я у него. Я, отслужив два года под Новочеркасском, тогда ещё об этом ничего не знал. У нас в армии под Новочеркасском тогда другие проблемы были.

- Это ты к чему? – сразу же как-то изменившись в лице, спросил он у меня.

- Ну, это. Ты вот «Ударник Коммунистического труда». А что это такое?

- Ах, ты об этом! – проговорил свояк, и, извлёкши из вороха газет газету «Правда», дал её мне.

В газете была статья «Ударник коммунистического труда». * Я припал к тексту. «… воспитание нового человека — хозяина своей страны, который постоянно смотрит вперёд, дерзает, думает, творит». И сразу же почувствовал я, как весь наливаюсь жаром памяти из своих прошлых, до армейских ещё школьных исканий и видений. Да и армейскими впечатлениями под Новочеркасском.

- Сладкоголосое пенье Сирен, – тут же, оборвав свои воспоминания, тихо промолвил я.

- Что? – спросил свояк.

- А? Да это я так. Понятненько, в общем-то, - проговорил я и, молча, отложил газету в сторону. - Знаешь, - сказал я, - я, пожалуй, «пас».



Луковкин-Крылов

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: