Она из башни

Размер шрифта: - +

Тайное становится явным.

Ристан помнил каждый миг прошлого, как будто это было вчера. Помнил запах ее волос, смех звонкий, как колокольчики. Тара словно вся была соткана из солнечных лучей. Его не испугал даже ее ужасный дар, когда узнал о нем. Тара оказалась Зовущей из-за Грани. Ее магия могла призвать любого призрака и заставить говорить. Но законы ее мира оказались жестоки. Магичке с такой силой было запрещено выходить замуж и иметь потомство. Она могла только служить королю …. или быть раздавленной. К счастью или нет, но убить ее они не могли. Ее дар навсегда приковал ее посредине между миром живых и мертвых, не было такой двери, которая смогла бы удержать ее на Грани. Единственная среди живых, кто мог вернуться оттуда. Но нет такого закона, который нельзя обойти. Слабым местом Тары оказался он. Когда лорды Высшего Круга узнали об их любви, то сразу объявили ее предательницей, приведшей в мир демона, сила, которого не уступала им, а физическая и подавно превышала. И вот тогда они расставили ему ловушку. Силой одолеть его не смогли — решили хитростью. Один из родов Воронов пожертвовал одним из своих магов, чтобы заполучить призрака. Они единственные пусть и не владели даром Тары слышать и говорить , но могли видеть умерших. Эта неупокоенная душа должна была заманить его за Грань. Туда, где его силы окажутся бесполезны. А там… либо он сгинет, либо ослушница. Тогда старый король и узнал страшный секрет Зовущей — только раз в жизни она могла забрать живую душу из-за Грани и вернуть обратно. Эта попытка была второй. И ритуал отнял у нее слишком много сил, делая почти выжженной. Первое время после этого с ней смог бы справиться даже ребенок-маг. Тара слишком любила его. И рискнула…

Отчаяние, страх, бессилие — эти чувства лишили его разума. Он призвал своих людей. Смутные сомнения терзали изнутри говоря, что не стоит. Но так хотелось разнести весь их мир в клочья за то, что вырвали его сердце.

Тара не вернулась.

И он потерял голову.

Коварные маги предусмотрели и это. В их мире тоже существовала черная магия. Семь родов, семь сильнейших магов объединились для заклятия подчинения. Они использовали силу Тары, чтобы открыть дверь на Грань и уничтожить демониц, прибывших вместе с мужьями. Это Ристан узнал уже позже. Когда демоны получили свои отметины и потеряли свободу.

Только, как маги не старались абсолютного заклятья у них не получилось. Поскольку все было завязано на гибели пар, то выход остался там же где и вход. Если какой-то демон найдет себе женщину, которая примет его и родит дитя, все демоны получат свободу. Это были жалкие крохи надежды, добытые Сезаром, но они вдохновили их и склонили на сторону младшего брата. Его больше не хотели видеть главой. Слабые возражения, что нужно узнать все до конца никто не услышал. Все решилось в пользу нового главы.

Поначалу он даже думал, что его убьют. Но нет. Его сделали учителем для новообращенных. Лишенные сил, демоны утратили и свое долголетие. Пусть их раны и заживали, но они словно утратили вкус к жизни, в неволе эти хищники просто не могли существовать. Отказывались так жить. Но новые грозные воины усилили и без того прочное положение короля и лишаться этого он не хотел. Поэтому им разрешили обращать людей. В ритуале участвовали глава демонов и король. Первый помогал обратиться, а король привязывал клятвой новообращенного. Вот только обращать им разрешали только мальчиков. Пока жив был старый король, то за этим следили. Но этот интриган так боялся потерять власть, что старался сосредоточить ее только в своих руках, как и знания. А потому, когда он умер оказалось, что лорды не знают почему демонам это запрещено. Все так привыкли к ним, как будто они были тут всегда, в подчинении у короны. Только если есть что-то сильнее, чем понятие чести для демона, то это память. Они никогда не забывали нанесенных обид и ждали. Чтобы расплатиться сторицей. 

Но, когда за запретом перестали бдительно следить, Сезара постигло разочарование: земные женщины не выдерживали оборота и гибли. Если же кому и удавалось пережить первые часы, те хирели потом. Их тренировали вместе с остальными, потому как резонно рассудил Сезар, если они не выдержат даже такой малости, то как смогут выносить дитя демона? Но в этот раз кажется все могло получиться. Девчонка, которую привезли в последний раз подавала очень большие надежды. Вот только ему было все равно. 

Без Тары все утратило смысл.

Пуще своей жизни он хранил один свиток. Точнее жалкий обрывок, доставшийся ему немалым трудом. Ристан похитил его из дома одного лорда, который был одним из семи, отобравших их свободу магов. Наследники не знали чем обладали. В их доме хранилась книга по темной магии. Демонов послали уничтожить семью, ослушавшуюся приказа короля о запрете на подобного рода колдовство. Спасаясь, те устроили в доме пожар, подожгли библиотеку, надеясь так избежать наказания короны. Вот так это сокровище попало в его руки. Прочитать его он не смог. Кроме одного слова. Как-то Тара показывала ему, как на древнем темном языке пишется ее имя — Зовущая. И там было это слово. 

Ристан не мог сказать, как называется то чувство, которое он испытал. Первое время не мог спать, по сто раз проверяя не потерял ли этот листик. Впервые за долгое время от него потянулась тоненькая слабая ниточка к Таре.

Он не потерял ее.

Надо только найти того, кто сможет прочесть это заклятье. И ошибиться было нельзя. Иначе он снова скатится в бездну отчаяния, где варился уже долгое время. И вряд ли сможет подняться еще раз.

 

Когда Ирна сказала ему, Даркен потерял дар речи.

— Ты уверена? — только и сумел выдавить.

Она ошеломленно взирала на него не в силах поверить, что он не радуется.

— Да, у меня никогда не было, чтобы эти дни не приходили вовремя. Ты… не рад?

Губы, которые она так любила целовать сейчас были сурово поджаты. Наконец они дрогнули и в воздухе повисло холодное «нет».



Елена Рудская

Отредактировано: 04.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться