Она никогда не была его Музой

Font size: - +

Она никогда не была его Музой

Тусклый свет от монитора освещал маленькую комнату, на белом листе текстового редактора мигал одинокий курсор, не суждено было в эту ночь родиться новому рассказу. Хозяин компьютера устал от своих неудач, он знал, что способен на большее, так и было бы, но вот его Муза ничего не пыталась исправить. Депрессия, что душила парня, достигла апогея, она разъедала его душу: проблемы на работе неудачи в личной жизни, полный провал в творчестве - все это требовало выхода наружу. 

- Я столько ждал, знаешь, меня это уже достало. То у тебя дела, то ты не в настроении или у тебя несчастная любовь. Я прощал тебе все это уже столько раз, но больше терпеть не намерен. 

- Стой, не нужно, я все сделаю, обещаю. Вот сейчас мы обязательно напишем с тобой отличную главу, ну или стих какой-нибудь, честно! - черноволосая девушка забилась в угол, ей было по-настоящему страшно. 

Молодой человек смотрел на нее холодным взглядом серых глаз, он скрестил руки на груди, парень излучал ауру ненависти. Девушка была его Музой уже на протяжении пяти лет, в тот день, когда она закончила институт Вдохновения, то попала к этому парню по распределению. Мир людей так понравился Ириан, что та порой напрочь забывала о своих обязанностях и пропадала неделями. Реальный мир полон соблазнов, перед которыми было так сложно устоять молодой Музе, это и сыграло с ней плохую шутку. 

Виктор поначалу был безумно рад, что у него есть своя Муза, он верил - теперь его ждет успех, он сможет написать что-то действительно стоящее. Первые месяцы были плодотворными, но желаемая популярность так и не приходила к молодому писателю, он стал впадать в уныние, в это же самое время Ириан познавала всю прелесть мира людей, вкусив запретные плоды. 

Молодой человек ждал свою Музу долгими вечерами, он пытался писать стихи и рассказы, в его голове жило множество идей, но слова были против него. Строки выходили безжизненными, ритм - ломаным, рифма - оборванной. В его работах не было огня, о чем бы не писал молодой писатель, все обреченно на провал. Он разочаровался в себе, потерял веру в то, что способен достичь высот на пути пера. 

Ириан пропадала неделями, ее возвращения становились все реже и реже, они перестали приносить свои плоды, Виктор забросил идеи, он долго не мог писать. Но разум все же рождал сюжеты, что сводили с ума парня, его душа билась в груди-клетке, слова сами рвались на свет. Слабый огонек надежды зажегся в юном сердце, и вновь, ночи напролет Виктор стучал пальцами по клавиатуре. Много раз перечитывал он свои строки, удалял и переписывал их. 

Муза потеряла веру в подопечного, она смеялась над ним, говоря о том, что проще все бросить и забыть свою мечту. Но не он был плохим писателям, а она была никчемной Музой, она забыла свое призвание, реальный мир лишил ее всех способностей. Она превратилась в обычного человека, что не способен дарить вдохновение. Виктор долго ждал, он прощал ей все, но это не могло продолжаться вечно. 

Он тихо засмеялся, в серых глазах разгорался зловещий огонек, парень стал медленно приближаться к девушке. Сердце Ириан бешено билось, страх сковал все ее тело, она не могла пошевелить и пальцем, бежать было некуда. Молодой человек не отпустит ее просто так этой ночью. 

- Остановись, прошу! Мы столько всего прошли вместе, я исправлюсь, обещаю. Дай мне еще один шанс! - умоляла Муза. 

- Я давал тебе слишком много шансов, ждал тебя ночами, сходил с ума. А тебе было плевать на меня, в тот миг, когда ты была мне так нужна, ты где-то пропадала. Знаешь ли ты как я боготворил тебя? Хотел стать лучше, достичь хоть чего-то и все это я желал сделать ради тебя. Я не находил себе места по ночам, испытывал страх, меня сжигала ревность, но все мои чувства не имели для тебя никакого значения. Хватит шансов, ни к чему просить прощения, ты не раскаиваешься ни в чем, если бы могла вернуть время вспять, то поступала точно так же. 

- Послушай, я действительно была плохой музой, и практически ничего не сделала, чтобы ты стал отличным писателем. Признаю все свои ошибки и готова меняться, черт! Была не права, не приближайся ко мне, хочу уйти, пожалуйста! - по бледным щекам потекли слезы, Ириан никогда еще так не боялась за свою жизнь. 

Виктор уже не слышал ее слов, он все решил для себя: эта ночь должна была стать последней в его жизни; наскоро написанная записка, опустошенная бутылка дешевого коньяка, лезвие. В тот самый миг, когда парень был готов послать этот чертов мир к дьяволу, перерезав тонкие вены запястья дрожащей рукой, появилась Ириан. Она не сразу поняла, что происходит, когда же замыслы парня стали ей очевидны, она попыталась отговорить подопечного. Но выбрала не те слова, всю свою жизнь она совершала лишь ошибки. Молодой человек был решительно настроен и ничто не могло нарушить его планов, но...

- Хватит! Просто замолчи, не вижу смысла в твоих словах, не верю твоим слезам и знаешь, больше не люблю тебя! Лишь отвращение, большего ты не достойна. Я знаю, что ты вечно шлялась с кем-то, хоть раз попыталась ли ты меня понять? 

- Я - просто Муза и не должна тебя понимать или любить! Я просто должна тебе дарить вдохновение и все, и если у тебя беда с головой или ты законченный неудачник, то это лишь твоя вина! - девушка сорвалась на крик.

Страх за свою жизнь породил решимость, Ириан выпрямилась и оттолкнула парня в сторону, она хотела уйти, Виктор схватил девушку за руку, она попыталась вырваться, но парень был гораздо сильнее хрупкой Музы. Он с силой вбил ее в стену, цепкие пальцы крепко сжали горло. Он вложил в эту хватку всю боль и отчаяние, что так долго испытывал. 

Девушка больше не пыталась вырваться, мир превращался в размытое пятно, сердце надрывно билось, удары гулким эхом отдавались в голове, затем ритм стал медленнее: редкие, глухие удары из последних сил. Она слышала безумный смех, который отдалялся с каждой секундой. Последний стук, яркая вспышка сознания и попытка вдоха, затем все померкло, Ириан падала во тьму. 



Биритинуэль

#5826 at Prose
#3438 at Contemporary literature
#7565 at Other

Text includes: быт

Edited: 21.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: