Она ушла, но обещала вернуться

Размер шрифта: - +

Глава 9

Новость, о том, что среди новобранцев необученный маг, действительно обрадовала командира Ратибора. Я даже стала сомневаться, что им не дают вознаграждение за найденных неучтенных магов, уж больно сильно он радовался, даже перестал придираться ко мне.

Ужин прошел в спокойствии. Все деревенские угрюмо устраивались на ночлег, и лишь команда не ставить их в караул, обрадовала людей и немного сняла напряжение.

Маркус очертил лагерь охранным кругом от нечисти, за который нельзя выходить до утра. Он также не забыл захватить в круг кустики, на случай, если кому-нибудь приспичит «Предусмотрительный парень».

Пока все занимались подготовкой ко сну, я сидела на бревне у костра. Поднеся озябшие руки ближе к огню, почувствовала, как чей-то пристальный взгляд пытается проделать дыру в моем затылке. Выждала несколько секунд и, не выдержав, резко оглянулась «Так и знала!» маг прожигал меня взглядом и даже не смутился, когда я поймала его на подглядывании.

— Хочешь что-то спросить?  — решила не тушеваться. Никогда не была робкой и в этот раз не стала идти против своего характера.

— Нет, — ответил здоровяк и продолжил смотреть. От его взгляда мороз пошел по коже.

— Тогда не смотри так, будто призрака увидел.

—  Просто не могу понять, — задумчиво проговорил он.

— Что?

— Как могли проглядеть мага с таким хорошим потенциалом? — Маркус снова прищурил глаза, будто подозревал во всех смертных грехах.

— Так меня никто и не проверял на наличие способностей. Ты вон, тоже сразу не заметил, — я затаила дыхание, не дай бог, он увидит двойную ауру.

— Действительно не заметил, — маг еще некоторое время сканировал меня взглядом, а потом наконец-то отвернулся и продолжил заниматься своими делами. Только после этого, поняла, что напряженно затаила дыхание, будто боялась, что меня найдут. Выдохнула, надеясь, что он не догадался об амулете, ведь амулет не только скрывает вторую ауру, но и отводит любопытный взгляд, чтобы никому в голову не пришло проверять мои способности. К сожалению, он не спасает от целенаправленной проверки, как в этом случае.  

Еще немного посидев у костра, от греха подальше, отправилась спать, чтобы не мозолить глаза. Мало ли, вдруг Маркусу придет в голову копнуть глубже, я ведь не знаю, насколько хорошо Николаус сделал защиту, а проверять опытным путем не особо хочется.

Лежа на местном аналоге спального мешка, сделанного из звериных шкур, не могла уснуть. Голова по-прежнему болела, не так сильно, как утром, но все равно это мешало спать. Устав пялиться на голые ветви деревьев и черное небо, закрыла глаза и постаралась отстраниться от боли.

Как только я это сделала, тьма, стоявшая перед глазами, затянула меня словно густая липкая жижа. В попытке спастись от кошмара, резко распахнула веки и еще сильней испугалась.

Не знаю, где оказалась, но точно не в лагере и то, что это не сон, уверенна на сто процентов.

Я как будто вовсе не я. Зрение изменилось и все вокруг стало серое и расплывчатое. Оглядевшись по сторонам, все равно не смогла определить, где я. Потом опустила глаза вниз, от увиденного испытала очередной шок. Каким-то образом я превратилась в умертвие.

Махая перед глазами худой рукой с серой кожей и длинными когтистыми пальцами, не могла поверить, что это моя конечность. Внезапно поблизости раздался вой, а головная боль превратилась в рокот голосов. Чужие мысли ворвались в сознание, сводя с ума. Дикие чувства голода и холода охватили меня и заставили, в поисках спасения, идти вперед.

Нас было много, нами управляла жажда убийств. Мы хотели утолить вечный голод. Мы хотели ощутить тепло живой души, которая в предсмертной агонии отдаст свою энергию. И пока мы не найдем себе жертву, мы будем единым существом, но потом будем драться друг с другом, за право забрать добычу.

Деревья мелькают расплывчатыми силуэтами, проплывая мимо. Голод гонит вперед. В нос ударил дурманящий запах, и наше полчище ускоряет бег. Впереди слабо-защищенное поселение, оно манит к себе теплым и сладким запахом жизни, от которого голова идет кругом. Хочется осушить всех живых до дна и все равно, этого будет бесконечно мало.

Частокол забора, не смог задержать нас. С легкостью перепрыгивая его, мы заполоняем собой деревню. Я первая врываюсь в ближайший дом и, занеся руку, замираю перед маленькой девочкой, за долю секунд до смертельного удара.

Большие испуганные детские глаза и слезы текущие ручьем привели меня в чувства. Поборов желание разорвать девочку на части, заставляю себя развернуться.  В дверном проеме толпятся, другие умертвии желающие полакомиться живой душой. Понимаю, что если сейчас просто уйду, то девочке все равно не жить.

В голове всплывают строчки заклинания для упокоения нежити, прочитанные в учебнике Дорофеи, но измененные голосовые связки не хотят работать как надо, поэтому произношу их мысленно, надеясь, что заклинание сработает.

Бегоне саэкулиэс — повторяю мысленно и выставляю руку вперед.

Зеленый энергетический сгусток вылетает из центра ладони. Врезаясь в толпу нежити, он развеивает их по ветру. Ободренная успехом, вылетаю на улицу, надеясь, что еще не всех жителей убили.

К моему удивлению, заклинание, как цепная реакция переходит от одного умертвия к другому. И когда последний мертвяк рассыпался пеплом, зеленый сгусток полетел в мою сторону. Он словно инородный предмет сиял среди серых красок, его сложно не заметить.

В панике бросаюсь в сторону, желая спастись от упокоения, но сгусток, словно самонаводящаяся ракета, следует за мной. Удар в спину, чувствую, как тело горит, но огня нет. Когда невидимое пламя добирается до души, я снова проваливаюсь в вязкую, липкую тьму.

— Просыпайся! — кто-то остервенело, трясет меня за плечи.

 Резко поднимаюсь и ощупываю себя «Фухх! Живая и тело нормальное!»

— Ты спишь, как убитая. Я уже было подумал, что на самом деле умерла, — Маркус смотрел на меня с возмущением. — Однозначно, тебя нельзя ставить в караул. Проспишь нападение, — в ответ, я лишь пожала плечами. Не рассказывать же про этот странный сон «Или не сон?»



Татьяна Олейник

Отредактировано: 31.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться