Once in My World: Saga!!

Размер шрифта: - +

Арка XVIII. Глава 214: «Намайя Синдзи!!»

Арка XVIII. Глава 214: «Намайя Синдзи!!»

 

Факт: Простыми словами сингулярность - это точка, в которой что-то стремится к постоянной бесконечности, или же граница, за чертами которой всё становится бессмысленным. Граница, за которой заканчивается какая-либо возможность.

 

За 3 года до этого...

Когда наша шайка отменно поела, Акио и Владимир разошлись по комнатам. Виктора изначально не было. Видимо, он снова где-то пропадал после битвы с Маха-Айресс. Но меня перестали колышить его загадочные исчезновения.

- Холодно, да? – спросил я, сидя на лавке, на балконе. Я просто смотрел на звёзды.

- Да, - поняв, что я её заметили, Кураями Кэгарэ с поднятыми руками и стыдливой улыбкой подошла ко мне, задвигая двери. – Довольно холодно. А сейчас так и будет, Егора-кун. Январь же начался.

- Я не о температуре воздуха, - сказал я сухо и продолжил смотреть в самую даль.

- А, точно! – произнесла уверенно Кураями-сан, затем задумалась, после чего кинула, - Так о чём ты?

Я усмехнулся. А затем ответил спокойно:

- Враг, с которым мне пришлось биться, Аспельвейн её зовут, поглотила силы остальных частей Сердца Айресс.

- Да, - кивнула Кураями, прислушиваясь.

Я продолжил:

- Так вот... Когда Аспельвейн поглотила их силы, она посмотрела на меня и сказала так: «Быть может, ты возродился как Существо, но низвергнут был как Душа!» Я... эм... не понимаю, о чём она только говорила.

Кураями-сан покачала головой и, смотря на месяц, развязывала свой конский хвост. Пряди чёрных волос припали к её шее, и она посмотрела на меня, сверкая своими глазами. Она сказала:

- Как Душа, говоришь? Слушай, Егора-кун, а что, если она имела в виду твою человечность?

- Человечность? Человечность... В каком плане человечность?

- Ты не заметил, как холодно ты принял приготовленную мною еду? Лишь спросил, были ли вести от Ритрэйи. Ты сам на себя не похож, когда вернулся из созданной тобою Вселенной. Привёл с собой того парня в наушниках... И забылся.

- Кураями-сан, что Вы хотите этим сказать?

- Ты теряешь ощущения эмоций, чужих и своих. Ты перестаёшь быть человеком.

- А зачем... мне быть человеком?

- Как зачем? Неужели ты хочешь быть Богом?!

- Да. Сердце Айресс уничтожено, но Вселенная всё ещё дрожит перед разгулявшимися Порождениями. Да и Виктор сказал мне, что дом Ревен строит нечто ужасающее; нечто, что может взять полный контроль над Временем. Мне сейчас и нужно быть богом. Ради мирного неба над головами моих близких.

Я поднялся со стула и положил ей на плечо свою ладонь. Я увидел в отражении её глаз себя. Мои глаза тоже сверкали. Кураями-сан фыркнула:

- Тогда ты очень плохой бог, раз не желаешь обрести человечность. Без урагана чувств в своей груди, без пылающего пожара в своих глазах и без любви к смертным... ты перестанешь понимать их. А если ты не будешь понимать... Зачем тогда тебе быть богом?

- Это... сложно, Курами-сан, - ответил я хмуро. – Я... перестал понимать смертных, и в моём понимании даже Вы, Принцесса Демоноликих, стали смертным созданием. Но ведь и Вы, и такие, как Вы, Кураями-сан, перестали понимать меня. Мои методы... Методы, в которых нет места эмоциям, наиболее действенны. Мне нужно сделать так, чтобы Вселенная хотя бы в пределах Крупномасштабной Структуры перестала содрогаться. Я сделал часть: все Вселенские Силы, пусть и без моего вмешательства, были упразднены. Вселенское Зло в лице Осквернённого Георга и Лиги Пустоты было уничтожено. Сердце Айресс, невербально подтолкнувшее моих врагов стать мне врагами, также ликвидировано. Но на этом мирного неба ещё не наступило.

- Ты должен понять, Егора-кун, твоя битва бесконечна.

- Я не стремлюсь остановить войны или жестокость со стороны смертных созданий. Пусть они делают, что хотят, в пределах собственных планет. Но Пространство-Время я взял на себя. Я жажду сделать небо над Вашей головой, Кураями-сан, чистым от огня и серы.

- Поэтому тебе не хочется стать вновь человечнее? Мешает делу?

- Вы тоже должны понять, Кураями-сан, передо мной стоит не цель, а выбор. Сложный... Практически невозможный. Этот выбор – выбор бога. Моя мечта – установить мир или хотя бы баланс во Вселенной. И мне страшно выбирать.

- Страх ведь ты испытываешь, Егора-кун. Так стань же вновь человеком!

- Почему Вы желаете того, чтобы я вновь испускал слёзы печали, мешающие продвижению Триумфа?

- Твои слёзы и твои самокопания – вот, что делало тебя тобой, Егора-кун. Нельзя полностью познать тех, кого ты желаешь защитить, если не почувствовать их страданий.

- Я чувствовал. Я перетерпел. Эмоции делали меня слабым. Лишь они.

- А разве не в слабости кроется великая сила? – улыбнулась мне Кураями-сан и отвернулась в сторону города. Я задумался. – Я читала древние трактаты в резиденции отца. Всего пять трактатов о мэджи-санах начала Эпохи Воюющих Сил Космоса.

- Да, - я понимающе кивнул.

- В одном из этих трактатов говорилось о завершении первой части этой Эпохи, сегодняшней эпохи. Там говорилось о том, как закончилась Великая Война.

- Валькирия Катари...

- Да, валькирия Катари. Я прочла, что все считали её слабой и никчёмной. Но, тем не менее, именно чувства, ощущение себя, сотворили то, что сотворили.

- Чувства. Она дала мне их априори, вдохнув в Бездну Хаоса жизнь. Любовь. Сострадание.

- Великая сила не должна делать из тебя существо, далёкое от человечности. Какой же ты бог и кого сможешь спасти, если тебя не будут касаться простые и насущные проблемы нас, «смертных»?

­- Я не знаю, как вернуть свою человечность, - произнёс я, долго подумав.



Микаями Горо

Отредактировано: 23.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться