Онеджи. Ноты надежды

Размер шрифта: - +

Пролог. Призраки прошлого

Холод. Жестокий, пронизывающий, беспощадный...Он будто вырывался изнутри, из самой глубины сознания, и с каждым новым глотком обретенной свободы он рос, расширялся, укрывал своим полотном миры, устилал города и страны. Казалось, что погода была наполнена сожалением, несбывшимися мечтами и эмоциями, точно как последний глоток воздуха человека на предсмертном одре. Сожаление... О том, что можно было изменить! О том, на что просто не хватило сил. О том, как изменились обстоятельства.

Дождь. Жестокий, мокрый и холодный. Изабель часто задавалась вопросом, что же заставляет человека жить? Любовь, мечты, надежда? Любовь перерастает в ненависть, мечты тают волшебными облаками, рассыпаясь пылью, порождая злобу, надежда сменяется отчаянием. И только тандем этих трех стихий способен создать нечто по истине прекрасное - Жизнь. Настоящую и неповторимую.

Играть наперегонки со смертью - задание не из легких. Девушка подняла взгляд на небо и тихо, еле слышно, прошептала:

- Сестра...я не смогу тебя убить, даже если захочу. Это слишком тяжело - убивать любимых.

Нет, солнце уже никогда не покажется из-за армии свинцовых гигантов. Дождь затмил все звуки. Улица пустовала. Надолго ли? Ожидание всегда страшнее самого события. Этот тихий, грустный дождь, как предзнаменование чего-то действительно ужасного.

- Изабель! Я больше не могу.

Страшно, когда война затрагивает детей, когда их наивный светлый взгляд за считанные дни сменяется недоверием к миру и ко всему живому. Девушка молчала. Она прошла еще несколько маленьких шагов и плавно осела на колени, обнимая малыша. Слова? Имели ли они смысл? Громкие, красивые, вульгарные, но никогда им не удастся в той полной мере передать эмоции молчания. 

- Изи! А это больно? Умирать?

Страх. Она боролась с ним, отталкивала от себя, не замечала. За последние годы он следовал по пятам, все так и норовя вонзить свои когти в податливую человеческую плоть.

- Не сдавайся, ведь даже смерть отступает перед желанием человека жить. - Девушка потрепала малыша по волосам, еще сильнее сжала его в своих объятиях и с грустью отпустила от себя.

- Джейсон, ты не продержишься в бою и несколько секунд. Это слабость!

Его голос не дрожал. Как всегда твердый и уверенный в себе. Будь мальчишка всего на два года старше брата, на его лице не было и намека на страх. В свои восемь лет он был намного смелее не только остальных детей, но и некоторых взрослых.

Изабель взглянула на юношу и покачала головой. Он заигрался во все эти взрослые игры настолько, что давно потерял свою детскую наивность и непосредственность. Это пугало больше всего. Кем может вырасти ребенок, который в свои неполные девять разочаровался в людях и в жизни вообще? 

Плач. Горький, невыносимый. Так могут плакать только дети.

- Не слабый, я не слабый, Изабель!

Девушка вложила маленькую ладонь в свою и нежно поцеловала, с той нежностью, на которую только была способна.

- Ты очень сильный. Даже сильнее меня. - Изабель улыбнулась. 

Старший мальчишка фыркнул и со злостью пнул ногой жестяную банку. Шум озарил заснувший переулок.

- Нас поймают! Ты не понимаешь. Нас поймают!

Малыш вздрогнул и вырвал ладони из рук девушки.

- Только если ты сам этого позволишь. - Изабель встала на ноги, пошатнулась и, казалось, с огромным усилием удержав равновесие, двинулась дальше.

Черная тень пронеслась недалеко от них, потом вторая третья. Неужели это конец? Не может же все закончиться вот так. Не должно! Старший ребенок оглянулся по сторонам и сжал кулаки, сделал пару вдохов и, достав из-за пояса золотой револьвер выстрелил в неизвестность. Бесполезно.

- Ты еще слишком мал. Оружие не причинит им вреда.

- Зачем тогда оно мне?! - Ребенок замахнулся, но Изабель, схватила его за руку.

- Это символ силы и свободы. Твоей свободы. Силы, права выбора. Не разбрасывайся им.

Он не ответил. Просто неуверенно кивнул и спрятал оружие в кобуру. Дик рос воином, сильным и беспощадным. Если Джейсон воспринимал тренировки как игру, то Дик, посвящал этому всего себя. Ни дня без вывихов, царапин, ссадин и переломов. В конечном итоге мальчик перестал обращать внимание на боль - она стала для него чем-то привычным и родным.

- Изи, они совсем рядом, - Джейсон ухватил девушку за руку и прижался к ней всем телом.

Изабель вздохнула. Ребята должны жить, что бы ни случилось. Ведь они этого достойны. 

Схватив детей за руки, девушка шмыгнула в соседний переулок, меж двух домов. Она не собиралась прятаться, знала, что теперь им не уйти. Тут, меж старыми кирпичными стенами девушка крепко обняла детей.

- Я люблю вас.

Вспышка. Яркая, обжигающая, она осветила переулок. Большой огненный сокол взмыл вверх, опалил ярким пламенем стену и улетел прочь. Их нашли. Огненная птица находила их везде, поразительно вычисляя местонахождение девушки. Сокол, пламя которого было таким сильным, что даже ливень не тушил его. Пламя, подогретое ненавистью.

Темная фигура появилась на улице. Одна, вторая, третья. Преследователи знали, что победили. На этот раз им удалось ее нагнать. Четыре года в бегах, четыре года бесконечной гонки, где каждый был сам за себя, где не у кого было просить помощи. Это время научило ценить ее каждую минуту, ведь однажды одна из них станет последней.

Изабель оттолкнула большой железный бак на колесиках, открыв щель в стене. Взрослому сквозь нее не пробраться, ребенок же пройдет легко. Здесь стоял старый заброшенный завод, рядом с ним лес, потом река. Дик с Джейсоном хорошо обучены. Как спрятаться, чтоб не учуяла ни одна собака, как выживать в лесу, в жару и в холод. У них получится сбежать.



Эния Вэй

Отредактировано: 15.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться