Они не спят

Размер шрифта: - +

Они не спят

Под миллиардами сияющих с небес звезд, спала земля. Спала она крепким непробудным сном, залита кровью, болью и страданиями. Словно сочувствуя каждому существу, оставившему здесь самое ценное – свою душу, она дремлет, ожидая своего часа.

Беспощадная война пронеслась по этим землям, оставив лишь разруху, выжженую землю и трупы для падальщиков. Огромные черные вороны тут и там отдирали куски мертвой плоти. Выедали глаза погибшим и прислушивались к каждому шороху, опасаясь за свою добычу. Окровавленные мечи, секиры и копья торчали с гниющей плоти, остальные валялись на поле брани в хаотичном беспорядке. Сам воздух пропитался смертью и зловонным страхом. Тела лежали здесь тысячами. Друг на друге и в полном одиночестве.  

Пробитые, местами раскуроченные, доспехи украшали воинов, теперь перешедших в мир забвения. Каждый из них уже ничего не чувствовал. Каждый здесь лежащий встретился со смертью лицом к лицу и встреча искривила их лица в страшной, немой гримассе. Некоторые из павших еще сжимали обмякшими пальцами рукоять своего верного меча. Многие тела так хорошо сохранились, что, казалось, вот вот они откроют глаза, поднимут свои тяжелые мечи и последуют своей дорогой во мрак. Других же напротив нельзя было отличить от общего кровавого, страшного месива. Как бы там ни было, ни те ни другие уже никогда не смогут подняться. Их души не здесь. Здесь только их тела, оставшиеся гнить на этой проклятой земле навечно.  

Мертво было все вокруг. Все естесство жизни покинуло эти края, оставив властвовать смерть и ее прислужников.  

Темная сущность пожрала внутренности своих рабов, безжизненно лежащих теперь на гнилой земле.  Среди безчисленных разлагающихся тел лежал и он. Человеком ли он был, если ему удалось противостоять самой смерти столь долгое время? Глаза его были приоткрыты и залиты кровью. Они не выражали ничего, кроме страха, боли и злости. С его груди торчал широкий клинок, пробивший насквозь тяжелый доспех, а вместе с ним и тело страдальца. Он лежал в луже собственной крови, возложив голову на поверженное тело. Силы покинули его. Он не мог пошевелиться, придавленный самой, казалось бы, сущностью боли.  

Устало шевелились лишь его уста. Потускневшими глазами он всматривался в небо и шептал молитву. Одну за другой. Он не молился о помощи и спасении, он молился смерти, чтобы та забрала его. Чтобы она избавила его от страданий и страха. Но смерть не приходила.  

Смерть насытилась сполна, а эту душу она оставила на воспитание. Она словно наблюдала за его страданиями день за днем, как любящий родитель наблюдает за спящим ребенком. Она не смела его трогать. Пройдет еще не мало времени, прежде чем раненый солдат поймет. Поймет, что он не последует за товарищами в мир теней. Ему уготовано нечто, о чем умалчивает сама смерть.



Marley

Отредактировано: 02.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться