Они уже в пути

Font size: - +

Они уже в пути

Они уже в пути. Сказка.

 

Дима, мальчик одиннадцати лет, собирал рельсы для игрушечной железной дороги, когда зазвонил телефон.  Мама взяла трубку и две минуты молча слушала. Затем, уронив трубку, разрыдалась. Мальчик кинулся к матери.

– Что случилось, мамочка?

– Плохо, сынок… плохо, – ответила Ольга и зарыдала ещё сильнее.

– Ну, не плачь, пожалуйста, мамочка! Или я с тобой вместе буду плакать!

– Что нам делать теперь? Со станции звонили – папа сильно пострадал… авария.

– Поедем к нему на работу! Попросим дядю Васю, чтобы нас пропустили.

– Его в санчасть отвезли, говорят, что потом в городскую больницу отправят…

– Позвони ему на мобильник.

«Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети», – ответила трубка.

– Недоступен… Поедем в больницу, там что-нибудь выясним.

– А нас теперь выселят, как людей из Фукусимы?

Ольга так и села. Дрожащей рукой она набрала сотовый номер Василия Черкасова – друга и начальника её мужа.

– Вася?

– Оля, Серёга под капельницей, я рядом с ним. Какая доза – пока не знаю. Поезжай в больницу, мы его сейчас туда доставим на скорой. Только процедуру закончат.

– А что будет с городом?

– Обошлось! Утечки нет. Всё осталось под оболочкой... Благодаря Серёге… Он герой!

– А что дозиметр показывает?

– Зашкал! Это значит больше пятидесяти рентген, точнее сказать нельзя. Там в спецотделении определят. Не паникуй заранее. Может, обойдётся ещё…

– Мы с Димкой едем.

– До встречи.

Пока Ольга с сыном добирались до центральной городской больницы Корнеевска, Сергея туда уже доставили. Василий встретил семью у центрального входа.

 – Пойдёмте, спецотделение на последнем этаже. Внутрь не пустят – там стерильные боксы. Но свидание в холле возможно. Врач сказал, что после капельницы ему значительно лучше, и пока ещё его иммунная система не умерла, ему можно с вами встретиться.

– Пока?!

– Ты никогда не читала о течении острой лучевой болезни?

– Я всегда боялась… Дозу определили?

– Оля… – Василий кивнул на Диму.

– Между нами нет секретов – он уже большой, мой мужчина.

– Двести пятьдесят! Шансы пополам, понимаешь?

Ольга держала себя в руках, но слеза всё же предательски выкатилась из глаза.

– Половина… Я хочу быть с ним! Быть рядом!

– Пойдём, Оля. Там видно будет.

Они поднялись на лифте на последний этаж. Мягкие диванчики, растения в больших горшках, бронированная герметичная дверь и радиометр на стене. Он показывал пятнадцать микрорентген в час.

– А это зачем? – удивилась Ольга.

– Всякое бывает, если защитный костюм был повреждён, то тело человека быстро набирает радионуклиды. Не бойся – это не наш случай. Сергей был в изолирующем скафандре термозащиты – ничего не набрал, только внешнее гамма-облучение.

Через несколько минут вышел Сергей. Внешне он выглядел неплохо, но кожа, обожжённая гамма-лучами, покраснела.

– Бедный мой физик! Ну, скажи, зачем?!

– Не переживай, Олюшка, ну, поджарился маленько. С кем не бывает. Всё пройдёт, вот увидишь.

– Тошнило?

– Было дело. Схватил двести пятьдесят. Но я выберусь, обещаю! Так было надо… Трещина образовалась, понимаешь? На главной трубе, да в таком месте неудобном. Робот не смог туда подъехать. Пришлось идти самому.

– Серёжа использовал своё изобретение – автоматический бандаж, – встрял в разговор Василий. – Если бы не он – всё! Максимальная проектная авария! А в этом случае гремучка бы рванула, как пить дать! Как на Фукусиме. Всего полторы минуты – подход, захват трубы, отход, но светило там десять тысяч рентген в час! Спас он и блок, и город, и вас с Димычем!

– А себя? Любимый мой! Я могу побыть с тобой? Ухаживать?

– Вряд ли. Сейчас меня посадят в стерильный бокс. А туда имеют доступ только врачи и сёстры. Ты лучше с Димкой побудь. Деньги тебе Вася передаст, обещали годовой оклад за переоблучение.

– Папочка, я буду молиться за тебя! Ты обязательно поправишься!

– Конечно, Димыч, попробуй, мне бы сейчас любая помощь не помешала.

– Шаульский, всё, пора! – потребовала медсестра, выглядывая из бронированной двери.

– Пойду, не горюйте! Ещё увидимся…

* * *

После занятий в школе Дима отправился прямиком к городской церкви в надежде найти отца Константина, настоятеля храма и его преподавателя в воскресной православной школе. Во дворе ему встретилась попадья, матушка Фотиния.

– Здравствуйте, матушка.



Александр Шен

Edited: 16.04.2017

Add to Library


Complain