Опальный маг

Размер шрифта: - +

Глава 16. Освобождение мага с агрессией дракона

1

Когда они пришли в замок, Лютый первым делом начал поиски саркофага с замурованным герцогом, что не составило труда: даже не имея чёткой связи с Маргелиусом, на близком расстоянии он ощущал его присутствие.

Маргелиус тоже почувствовал близость дракона. У него потеплело на душе: всё-таки дошёл, значит. Он прислонился к прохладной плите и позволил своему разуму соскользнуть в прошлое.

Слияние разумов повлияло на него сильнее, чем он думал, сильно изменило его внешне и внутренне. Когда он увидел самого себя в лужице воды, то испытал настоящий шок. Его внешность из красивой стала почти отталкивающей. Хотя со временем он сам не находил себя таким уж безобразным, скорее, более мужественным, но недруги герцога утверждали, что это от его непомерно раздутого эго. Если раньше он обладал точёной фигурой, мягкими серо-голубыми глазами, каштановыми волосами и изящными руками аристократа, то после слияния изящностью в его внешности не пахло вообще. Он сделался крупнее, мощнее, кожа пожелтела, волосы стали гуще и потемнели, ногти стали толще, клыки зубов — острее. Но больше всего изменение коснулось глаз: его красивые серо-голубые глаза погасли навсегда, превратившись в янтарные, рептилоидные, со вспыхивающими в них огоньками. Вот это, пожалуй, пугало его окружение больше всего.

Друзья разбежались, как и желающие его девушки, что не добавляло миролюбивого настроения. Вынужденная изоляция и одиночество приводили к приступам сильного раздражения, вспышкам угрюмости и замкнутости. Контролировать эмоции становилось всё труднее, участились припадки ярости и агрессии. К добавлению всех бед, климат, и без того суровый, быстро ухудшался, вернулась вулканическая активность, отношения с соседями, более чем натянутые, перешли в почти враждебные. Процветающая страна быстро скатывалась в хаос и голод. Если раньше его называли Маргелиус Светлый, то свои нынешние клички он без приступов почти неконтролируемого гнева даже слышать не мог. Всё чаще его стали называть Маргелиус Тёмный или Проклятый. Поползли слухи о его проклятии.

Перед тем, как решиться на этот унизительный договор, отчаявшийся герцог ушёл в глухой загул на две недели. В то время он часто вёл беспорядочный образ жизни. Но, выйдя из кутежа, он понял, что как ни оттягивай, а это единственный возможный выход — надо просить помощи у Гвилберда и других стран. Придётся наступить на свою северную гордыню. Ради спасения жителей Севера, он явился к Вечному Воителю с его советничками просить разрешения поселиться жителям Севера на свободных землях Гвилберда, умолять о Великой Миграции Севера на Юг, ибо на Севере стало невозможно жить из-за наступающих ледников, неурожая, извергающихся вулканов. Дурная идея была, но, увы, единственное разумное решение, что пришло ему тогда в голову. Может, он тогда не совсем протрезвел? Сам Воитель был задумчив и попросил герцога поэтапно изложить свои предложения Совету по Миграции. Этих лощёных аристократичных снобов он помнил хорошо. Даже спустя тысячелетие он чувствовал, как по венам поднимается волна жара и воспламеняется кровь при воспоминании о том дне.

Слушая Правителя Севера, советники зевали, ковыряли в носу, посылали друг другу скабрёзные записки по поводу внешности и манер герцога. Их вообще мало волновали проблемы дальних земель, и они с каким-то паскудным интересом в глазах пялились на теряющего терпение герцога.

Маг Светоносный взял слово и сказал, что подобные дела быстро не делаются и нужно будет время — не одно десятилетие, — чтобы принять такое сложное решение, составить план действий, обсудить этапы его выполнения.

Его поддержал маг Лучезар, хмыкнув, что это маловыполнимая и затратная программа. А кто будет платить? Гвилберд? Точно не в ближайшие годы. Да и с какой стати? У Страны Роз и своих проблем хватает.

Воитель молчал, задумчиво подперев голову рукой и погрузившись в какие-то свои мысли.

Маргелиус, скрипя зубами, снова попытался сдержанно, аргументировано обрисовать текущее отчаянное положение дел в Стране Гор, предлагая советникам побывать на Севере. И был грубо оборван сэром Дреймондом — мол, Правитель Севера вообще забылся, он тут не в том положении, чтобы диктовать условия, пусть будет рад, что его, урода, ещё тут слушают. После этих слов Северный маг страшно побледнел, кровь отхлынула от лица.

Сэр Рейбонд высокомерно ухмыльнулся, что-то читая в записочке, и, лениво зевая, предложил благородному герцогу отправиться домой и проспаться с жёсткого похмелья. И вообще проблемы Севера — это проблемы Севера.

Вот тут Маргелиус и сорвался. Глаза застлала слепая волна ярости. У Севера нет ещё нескольких десятилетий, половина жителей к тому времени вымрет от голода и мора. Окончательно теряя контроль, он вскочил, ощущая жидкий огонь, разливающийся по венам, и, сам того не ожидая, дыхнул пламенем в сторону Рейбонда. Тот вспыхнул как свечка. Эта способность была получена от дракона, и он не знал о ней до сего дня. Но разбираться было некогда. После этого пошла настоящая жара, где Северный Лорд и нанёс ущерб разного рода в виде выбитых зубов и пробитых голов советников. Окончания схватки он не помнил, так как очнулся в лапах дракона, который нёс его на Север.

По пофигистски-задумчивой морде Лютого Маргелиус понял, что дела совсем плохи: он не только провалил переговоры, но, похоже, убил одного советника и покалечил ещё нескольких. То есть завалил всю миссию по спасению Севера.

— А Вечный Воитель в порядке? — выдавил он, внутренне содрогаясь. Если он и того изувечил…



Ирина Сергеевна Кузнецова

Отредактировано: 27.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться