Опальный маг

Размер шрифта: - +

Глава 19. В которой дракон со свирепым магом чистят картошку

1

Когда Лютый через два часа вернулся с охоты, притащив барашка и попутно накопав в найденном поле полведёрка картошки, то застал мирную картину: братья играли в шахматы, трубадур что-то тренькал на гитаре, а герцог дремал.

Дракон развёл костёр и уселся чистить картошку. К его удивлению, Маргелиус продрал глазки и с трудом доковылял до него, плюхнулся рядом на задницу, поджав ноги, забрал ножик у дракона и стал неуклюже очищать картофелины. Худые руки плохо его слушались.

— Как в старые времена, — широко улыбнулся он Лютому. — Помнишь нашу первую встречу?

Дракон подпёр голову лапой, дыхнул облачком пара ему в лицо, любяще глядя на дрожащие руки Маргелиуса, как тот негнущимися пальцами держит картофелину с ножом. И, мысленно вздохнув, послал тому мыслеобраз — отправиться в лес.

Герцог глянул на Лютого и покачал головой.

— Я достаточно уже исцелился. Я выздоровею, это вопрос времени.

— Но ведь ты не можешь колдовать из-за рук, магические фигуры требуют чёткости движений.

Маргелиус поглядел задумчивым взглядом на свои исхудалые руки, с трудом удерживающие нож, и твердо ответил:

— Дадим природе шанс, — а затем резко перевёл тему на интересующий его вопрос. — Скажи, почему ты мне не рассказал? О семье, жене, детях?

Лютый потупился и пожал крыльями.

— Казалось, что сейчас не время.

Маргелиус остро глянул на дракона и уловил обрывки мыслей в его мозгу — что тот был безумно счастлив, имея семью, детей, отлично жил, почти забыв уже о тех мрачных былых временах, когда они были вместе, и не знал, как сказать об этом искалеченному магу, который потерял всё.

Герцог отложил недочищенную картофелину и обнял дракона за шею, гладя по голове и разделяя с ним мыслеформу.

«Лютый, я так счастлив, что у тебя всё сложилось. Это такое облегчение — узнать, что у тебя всё хорошо. Я никогда не винил тебя в том, что произошло; я хочу, чтобы ты это знал. Твоей вины в этом не было. Покажи мне свою семью, пожалуйста».

Дракон глянул счастливыми глазами на покалеченного друга и открыл тому свой разум. Маргелиус застыл, изумлённо глядя глазами дракона на крутые красивые зелёные горы, на пещеру, залитую солнцем, на первый полет старшей дочери Мары…

— Эй, ну мы так жрать никогда не будем! — горестно всплеснул лапками Ясень, глядя на застывшего в обнимку с драконом Маргелиуса. — Что они делают? — он обошел вокруг герцога с драконом пару кругов, потыкал лапкой — ноль реакции. Повернулся к трубадуру. — Ну чё вылупился, давай чисть картошку! Пока эти любовнички намилуются, у меня кишки узлом завяжутся!

 

2

Сны, её снова преследовали эти страшные сны. Айрис. Когда-то её звали Айрис. Воспоминания нахлынули с новой силой. Альгвард пал. Её муж был пленником, приговоренным к ужасной смерти; она видела клетку с его переломанным, обожжённым телом, скорчившимся от боли; но вытащить его было нереально. Беснующаяся толпа и стражники постоянно окружали позорную повозку, охраняя скорбный кортеж двадцать четыре часа в сутки. Она не помнила, как, горько рыдая, шла по горящим улицам, прижимаясь к стенам, почти сливаясь с ними.

Он был удивлён, когда увидел её. Последний из расы Воителей, его задумчивое лицо, каштановые волосы, мягкий взгляд. Он поднял на неё обескураженный взгляд, не понимая, как она попала в комнату. Затем взгляд его упёрся в приоткрытое окно, и он удивлённо приподнял брови. Окно выходило на отвесную стену. Он медленно поднялся и двинулся к ней, и только тут заметил, что девушка плачет без перерыва. Слёзы бусинками скатывались по её худому бледному лицу, капая на тонкие руки, белую тунику и штаны. Она упала на колени, обессилев, и не пыталась подняться.

Воитель осторожно поднял её и усадил в кресло. Теперь он смог разглядеть лицо незнакомки. Лицо не из их мира. Хамелеон с Зандира. Как-то один раз он уже сталкивался с этой расой, но они не являлись завсегдатаями их мира. Но что она делает тут, так далеко от своего мира, и почему рыдает?

— Кто вы? Как вас зовут? И что случилось? — мягко спросил он.

— Айрис, — размазывая льющиеся слёзы, ответила девушка, хлюпая носом.

— Айрис. А я — Вечный Воитель, Правитель Гвилберда.

— Я з-знаю, — прохныкала она, подаваясь вперёд и глядя лучистыми серыми глазами на Воителя. — Мой муж, спасите моего мужа, умоляю, он приговорён к ужасной смерти, помилуйте его.

— Муж? Как зовут вашего мужа и какое ваше полное имя?

Девушку бил озноб, она глядела глазами, полными страха, и боялась выговорить имя дрожащими бледными губами.

Воитель перевёл дух, набираясь терпения.

— Хорошо, как ваше имя по мужу?

— Айрис Альгвардская, — тихо прошептала девушка, смахивая кулачком слезинки, всё падающие из светлых глаз.

Воитель поражённо уставился на неё, не веря тому, что перед ним жена свихнувшегося Маргелиуса.



Ирина Сергеевна Кузнецова

Отредактировано: 27.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться