Опасная игра. Часть первая

Размер шрифта: - +

Из дневника «Д.» 16 марта 1960 года

Андрея не нашли... Милиция прекратила поиски. Вроде как после трех дней человека уже можно было считать пропавшим или что-то в этом роде. В общем, они прочесали все туннели, и не обнаружили никаких признаков, что он вообще там был...Что мы все там были. И мне стало очень интересно, находили ли они ту комнату, где мы зажигали свечи и даже бросили свои портфели, когда в панике убегали. Что милиционеры сказали, когда их обнаружили?

Хоть я и не видел никого из ребят, я был уверен, что никто из них не возвращался за вещами, по крайней мере, я сказал родителям, что портфель у меня украли, думаю, так же сделали и остальные.

И из памяти никак не уходили слова Олега про книгу и карту. Может быть, милиция искала не там? В общем, я отправился к Олегу. На этот раз я не собирался уходить, пока не услышу все ответы на вопросы.

Дверь мне открыла его не слишком дружелюбная соседка и даже в коридор не пустила. Я попытался объяснить, что к Олегу, но та буркнула, что не живет тут никакой Олег, и хотела закрыть дверь, но я поднырнул под ее рукой внутрь. К ее огромному недовольству.

– Мне туда нужно, – произнес я, указывая в конец коридора.

– Так съехали же они... – нахмурилась соседка.

И тут выглянула другая соседка и запричитала:

– Горе-то какое, горе-то... – и увидев по моему недоумевающему лицу, что я не в курсе случившегося, пояснила: – Так умер у них сынок младший. Машина его сбила. Он так и не пришел в сознание.

– Как сбила? – не поверил я своим ушам. – Насмерть?

– Беда-то какая! – снова запричитала она.

Я вспомнил, как ухмылялся Олег, показывая на заправленную кровать своего брата. Неужели уже тогда знал? От этой мысли у меня мороз пробежался по коже. Нет, Олег не мог знать!

– А не припомните, какое это число было? – спросил я, а по коже мороз побежал.

– Двенадцатое! – сообщила первая соседка.

– Я это число теперь на всю жизнь запомню, – заохала вторая. – Это ведь прямо у меня на глазах случилось. Сидела я значит на лавочке, вижу бежит касатик со всех ног, торопится. А тут машина, словно из-под земли, да на такой скорости... В общем, прямехонько на него и наехала, а он потом в воздухе несколько раз кувырнулся, упал плашмя на асфальт и затих.

– А машина? – вытаращился я на нее.

– Уехала, даже не остановилась! – вздохнула соседка. – Родители всю ночь с ним провели, а на утро пришли бледные оба, собрали вещи и уехали.

– Но подождите, утром тринадцатого? Вы уверены? – не поверил я своим ушам, ведь четырнадцатого я навещал Олега...

– Да-да! – подтвердила вторая соседка, а первая сдержанно кивнула.!

– А их старший сын? – спросил я. – Олег! Что с ним? Они его забрали с собой? Уехали вместе тринадцатого числа?

– Олег? – переспросила вторая соседка, утирая носовым платком глаза, и покосилась на первую. Та лишь руками развела, мол она уже говорила. – Их старшего сына зовут Илья и он с ними не живет. Нет у нас тут никакого Олега!

– И то верно, Илья со своей семьей живет в соседнем городе, возможно, родители к нему и поехали, – предположила первая соседка.

Я совсем был сбит с толку. Но всего лишь на мгновение. А потом испытал облегчение и воскликнул:

– Так мы, наверное, о разных семьях говорим! Я об Олеге, который в самой последней комнате живет – направо по коридору. Григорьев. Олег Григорьев! Он учится в десятом классе, школу заканчивает. Он мой... одноклассник. Такой темненький и высокий.

– Нету у Григорьевых сына Олега, – уверенно покачала головой первая соседка. – Тем более выпускника. Вот младший их сын был в восьмом классе, такой милый мальчик, вежливый... Такой светленький и курчавенький, как ангелочек.

По описанию совпадало. Я хорошо его запомнил. Значит, мы говорили об одной семье, но... Может быть, соседки что-то путали.

– А можно я комнату посмотрю... – произнес я и понял, как глупо прозвучали слова, будто я следователь какой-то. Да и соседки насторожились, мол зачем мне комната, если я общаюсь с каким-то Олегом, которого и в помине нет. – Хотя лучше зайду в следующий раз... До свидания.

Так я попрощался и решил для себя покончить с этой с историей. Но почему то слова Олега, сказанные им в понедельник, не выходили у меня из головы. Что он имел в виду? И что он делал в комнате, если его родители уехали еще вчера?

Хотя, соседки, наверняка, что-то напутали с датами. И почему эти женщины утверждали, что нет никакого Олега Григорьева? Странно...



Лина Ливнева

Отредактировано: 02.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться