Опасная красота. Сладкий Яд

Пролог

Опасная красота. Сладкий яд.

ПРОЛОГ.

Аннотация к книге "Опасная красота. Сладкий Яд"

В нашей Академии Хранителей Времени учиться весело и почетно. Сдохла лошадь у Саши Македонского? Кому-то придется ее заменить =) Исторические личности мрут как мухи, а нас отправляют вместо них вершить историю. Ну, здравствуй, дружная семья отравителей, интриганов, церковников, убийц, развратников! Теперь у меня есть папа... Папа Римский. Численность семьи шустро сокращается, но это не я! У меня по ядам тройка...

Вновь звенят шаги по церковным плитам -
Буду ли живым, буду ли убитым?
Ставят свечки тени моих деяний,
Не молитв достойных, а покаяний.
У святых от гнева темнеют лица:
"Как посмел ты, грешник, сюда явиться?!
Сатаною жил, Сатаною сдохнешь -
Вот потеха, если хоть Pater вспомнишь!"
Ночь уходит в небо кадильным дымом,
Ангелы от Бога несут ответ,
Разум вопрошает неумолимо -
Может, никакого там Бога нет?…

В прошлом я побед одержал немало -
Гордая Тоскана главу склоняла;
Солнцем золотым был под небом синим

Мой вчерашний день, ну, а что же ныне?
От историй грязных уж не отмыться:
Муж сестры родной и братоубийца…
Все, что не украла судьба-шалава -
Это верный меч, да былая слава.
Верный мой клинок из толедской стали -
 Как холодный луч от слепой луны;
Ангелы ответы нести устали,
В тишине ночной их шаги слышны.

Ангелы идут по церковным плитам,
Морщатся брезгливо моим молитвам,
Но молиться лучше, увы, не может
Скверный раб Господень Чезаре Борджиа…

Канцлер Ги “Чезаре Борджиа”


 

 

 

 

 

 

- Молчать! Это Ваша оплошность, Цезарь! - кричал ректор Академии Хранителей времени Зейт, на преподавателя. - Вы же знаете, что когда мы посылаем замену, то история пишется “на чистовик”! 

- Моя задача - дать информацию студентам, по ядам! А не силой вбивать ее в голову каждого! -  усмехнулся преподаватель, поигрывая стилетом на столе у ректора. - То, что не выучил урок по противоядиям - сугубо его проблемы!

- Не его, а истории! Что теперь делать человечеству без Моцарта?- орал ректор, резко вскакивая из-за стола и начав ходить туда-сюда, - А ведь его отравили ядом вашей семьи, господин Борджиа! Контареллой! 

- Сам виноват, - пожал плечами преподаватель по ядам и, убрав стилет, направился к выходу, - Послужит примером остальным неучам! У него не зачет автоматом! Где надо расписаться, чтобы он спал спокойно со справкой в руках? 

- Да что вы говорите! - выдохнул ректор, утирая пот со лба, представляя, что с ним за исторический прокол сделает Великая богиня Геката, - Еще один такой прокол и я не посмотрю на то, что вы великая личность! Люцифер давно ждет Вас, господин, Чезари Борджиа! Ваша душа в залоге. И то, что вы здесь - это ваше единственное спасение! Стоит вам только покинуть Междумирье, как дьявол вправе потребовать душу!

- Собственно, все мы не без истории. Времена тяжелые были. Выживали всех, как могли, - однобоко ухмыльнулся преподаватель, громко закрывая дверь в ректорский кабинет. 

***

- Так, наконец-то я до них добрался, - потер я руки, садясь за целую гору объяснительных, - Так сказать, апелляций! Все они обычно заканчиваются одной и той же фразой : “Простите меня позязя, я больше не бубу”! Так-с, что у нас тут… 

“Я, раб Божий, Дмитрий Васильевич Михайлов, зарубил топором тварь Божью тещу (очень тварь, на сколько Божью не уверен, но здесь не видел). Будучи одержимой бесом высокомерия, доказывала мне, что лучше бы жена моя не за меня замуж пошла, а за басурманина соседского ( будь он проклят антихрист!)!” 

- Так, кто меня звал? - я поднял глаза от объяснительной и прислушался. В аду было тихо. Уютно пахло котлетами. - Души не принимаю, рассрочку не даю, отсрочку тоже. Могу дать подсрочку! Но будет больно! 

Я прислушался еще раз… Тишина. наверное, опять у богословов экзамен! Латынь учат! Так, о чем это я.. А! 

“ТВАРЬ Божия, теща, обозвала меня отроком неразумным и агнцем. За Агнца мне было вдвойне обидно, так как антихрист басурманский мне не давал покоя. Прошу обратить внимание, что ТВАРЬ Божья, теща, скончалась не сразу, успев плюнуть ядом в мое лицо. И вообще, виноватым себя не считаю, ибо бабой она была не разумной, причиной грехопадения Адамова и очень любила яблоки!.”

- Да что ж такое, - я снова услышал, как меня кто-то зовет. Я поднял глаза наверх и крикнул, - Да не сдашь ты! Не мучайся! 

Я снова вернулся к прочтению объяснительной, стараясь не обращать внимания на зов. Кто-то наверху истошно орал :”Люцифер!”. Вот почему они все сначала орут, что меня нет, а потом все равно бегут ко мне? Пусть принесут мои серные пробки! Не обращая внимания на мольбы, я мучительно продирался сквозь строчки апелляции. 

“А так как  ее донор ребра скончался лет пятнадцать назад, то на защиту мою встать было некому. ТВАРЬ Божия, теща сокрушалась о потере, а я всего лишь исполнил ее желание, воссоединив с любимым. Тем самым, сотворив очень доброе и благое дело. Тестя в Аду тоже не наблюдал, значит они вместе. ” 



София Грозовская, Кристина Юраш

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться