Опасная красота. Сладкий Яд

Глава 3 27.01.2020

Прода 27.01.2020

- Ну, что пошли? - проговорила Настасья, поднимаясь со своего места и расправляя платье, - Надеюсь, что нам все объяснят. Нам в конец коридора, да?

Мы дружно угукнули и направились к двери. На удивление замок щелкнул, и дверь отворилась, пропуская нас в коридор Академии. Как бы странно это не звучало, но коридор был пуст. Только старая бабушка, похожая на музейный экспонат,  протирала пыль с портретов. Рядом с ней стояло ведро со шваброй.  Пока девочки выходили из комнаты, я снова, как завороженная шла к портрету какого-то кардинала. 

- Это Ришелье что ли? - раздался сзади голос Веры, я обернулась, а она подозрительно прищурилась. - Интересный мужчина был, да. 

- А может это Мазарини? -  предположила Настасья, тоже подходя ближе и прищуриваясь на моего кардинала. - Табличку то зализали по ходу. Какие-то Д'артаньяны!  

- Без разницы, кто это!  - мотнула головой я, с придыханием смотря на картину. - Но если так, то я хочу быть его Миледи. 

- А ты не заметила, что он священник? - ядовито уточнила Роксана, тоже подходя ближе к портрету.  - Ему не то что с тобой, ему и с собой нельзя!
 
Мы молча рассматривали портрет, а я ревниво считала про себя количество помадных поцелуем на рясе, тыкая в каждую пальцем. 

- Может он святой какой? Смотри сколько девок к нему на исповедь приходят, - обвела рукой  поцелуи Вера. - Может, экзамены сложные в Академии? Вот и ходят тут челобитные бить. Кто у нас там за великие учения отвечал? Святой Антоний? 

- Да какой Антоний, - отмахнулась от нее Настасья и поморщилась, - Ты на него посмотри! Похож он на Антония? А глаза-то какие в них прям так и читается..

- Пятьдесят оттенков воздержания, - перебила Настю Рокси, вставив свои ядовитые пять копеек. -  Видимо достоинство маленькое, раз в священники подался. Там и показывать некому и не стыдно совсем. Бог то он всех ущербных принимает и приголубливает. 

Я тихо захныкала, а девочки цыкнули на Рокси.  Вот умеет она разочаровывать! 

- Да что ты хнычешь то, - недоумевала Оксана, а  я сама не могла понять что происходит. Внутри что-то кричало, что это - мое. Вот мое и все тут!  - Он уже помер давным давно! Да даже если бы ты и попала к нему, он бы не тебя любил, а Господа Бога! У них так положено, на всех баб ложить и класть! Идем, а то опоздаем! Оставь в покое портрет своего Дориана Гея, Ришелье и Мазарини! А то без нас уйдут! 

Я протянула руку к портрету. Мне безумно хотелось дотронуться до полотна, на секунду мне показалось, что кардинал пошевелился. “Беги!” - закричали девчонки, а я не успела сориентироваться и меня придавило портретом. 

- Вот так пала власть кардинала, - мрачно заметила Роксана, пытаясь поднять с меня портрет, подключаясь к Насте и Вере, - Вот так гвоздь сверг кардинала. Долой власть воздерженцев! 

- Он решил доказать тебе, что у него гвоздик немаленький! Смотри, как девку уложил! - прыснула Настасья. - Сразу и на лопатки! Поза называется “кардинал сверху”!

- А был бы полковником, - пыхтела Вера, стараясь извлечь меня из под картины, - Сразу бы звание получила! Была бы подполковником! Долой такое тяжкое бремя!

К ногам девочек прибавились еще ноги и швабра, а до меня донесся скрипучий старческий голос: 

- Сначала “Долой Ришелье!”, потом “Долой Мазарини!” - кряхтела бабка, натирая до блеска академический пол. - Как хорошо, что я уже старая. 

Меня выковыряли из-под кардинала, а портрет мы аккуратненько приставили к стене. 

- Как тебе не стыдно его соблазнять? - рыдала Рокси. - Он же кардинал! Видишь, как не сдержался? Давай, прихожанка, превращайся в ухожанку! 

Я не удержалась и погладила по небритой щеке того, кого никогда не знала и не узнаю… Но в тот момент мне показалось, что серо-карие глаза были живыми, а в них застыла  мучительная боль. Девочки с силой тянули меня по коридору, а Роксана продолжала свою лекцию про дохлых кардиналов. 

- Даже если, звезды так сложатся, что ты попадешь к нему, что ты там будешь делать? - менторским тоном отчитывала меня уже подруга, явно переживая за мой нездоровый интерес к живописи, - Он же кардинал! Он же как мужик уже все! Есть большая разница Лера, между жалеть и желать! Тебе останется только первое! От второго, без продолжения портится здоровье и характер. 

- Мы заметили, - подколола Рокси Вера, а потом развернулась ко мне, - Вот попадёшь к нему, будешь не попаданкой а попадьей! 

- Меня одну смущает наличие “попа” в этом слове? - задумчиво поинтересовалась Анастасия. 

- Оно не смущает, - усмехнулась Рокси. - Оно как нельзя лучше характеризует сложившуюся ситуацию при ее попадании к кардиналу! 

За взаимными подколками мы незаметно дошли до конца коридора, где уже разминались другие студенты. Стоял галдеж, гул, кто-то даже пытался паниковать. Вдруг стена пришла в движение, и из-за нее вышел красивый молодой человек, не старше двадцати восьми лет и поднял руку, призывая нас к тишине. 

- Прошу прощения за опоздание! Кто- то додумался уронить один из самых больших портретов в Академии! Мы с другими кураторами пытались повесить его на место  и немного задержались, но не смертельно! - начал куратор, а я стыдливо втянула голову в плечи. 

Толпа по-прежнему гудела, прося вернуть их домой. Другая часть требовала объяснений. Поднятая рука для призыва тишины уже не спасала. Куратор громко хлопнул в ладоши, а за его спиной появились огромные часы, тяжело переставляющие стрелки.

 - Итак, если вы сейчас не успокоитесь и не дадите мне сказать, то я буду вынужден прибегнуть к методу ректора Зейта! Мы с ним знакомы с посвящения. Или все-таки помолчите, пока я буду все объяснять? - воскликнул он, глядя на нас строгим взглядом. 



София Грозовская, Кристина Юраш

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться