Опасная красота. Сладкий Яд

Глава 15  08.02.2020

Глава 15  08.02.2020

- Джем, я говорил тебе, - угрожающе проговорил Чезари, делая шаг в комнату, а я похолодела от взгляда, который стилетом уперся в турка. Джем не дрогнул, когда за его спиной Микелетто вытащил меч, - Я учил тебя, что такие вопросы, по нашим традициям решаются с отцом или братом. 

- Я помнить, кардинал Борджа, - выпрямился по струнке Джем и развернулся в сторону моего кардинала, - Но прынц, то есть… Я против принуждения женщина! В моя страна всегда принуждали женщина! Я не хотеть заставлять Лукреция! Если я спрошу сначало Вас, то у Лукреции не останется выбора. Я хотеть сначала получить согласие ее, а потом найти Вас. 

Чезари однобоко улыбнулся, резко подходя к султану и схватив его за горло. 

- Молодец, - выдал мой старший брат, а я поняла, что все это время не дышала. Моя рыжая нянька убрал меч в ножны и хохотнул. - Я рад, что тебя заботит мнение моей сестры. Отобедай с ним, Лукреция, я разрешаю. 

Кардинал скрылся в дверном проеме, а у меня кольнуло сердце. Нет, не в обычном смысле. В прямом! Мне срочно нужен валидол. Или ведро корвалола…  Ну и семейка! 

- Идем? -  протянул руку Джем, приглашая меня, я вложила ему свою ладошку, и мы направились по коридорам замка. Нянька плелся за нами, но остановился на балконе, давая нам возможность спуститься к столу в саду и поговорить. 

- Как ты оказался здесь? - поинтересовался я, усаживаясь на любезно отодвинутый стул и  осматривая на заставленный едой стол.  У меня потекла слюнка при виде такого пиршества. - Расскажи мне, Джем. Я постараюсь говорить медленно, чтобы ты все понимал! 

Джем сел напротив меня и рукой предложил начать есть, все так же приветливо улыбаясь. 

- Я все стараюсь понимать. По нашим традициям разговор проходить исключительно за едой, -  пододвигая ко мне чашу с рисом и еще чем-то.  - Кушать, Лукреция, а Джем рассказать.  Это еда моей страна. Тебе понравится. 

Я опасливо покосилась на Микелетто, кушать хотелось очень, но вспомнив где я нахожусь и чью фамилию ношу, аппетит поубавился. Нянька кивнул, а я выдохнула, придвигая к себе ближайшую тарелку. 

- Мой брат, сейчасний султан моя страна, Баязид Второй, очень хотеть власть. Султаном должен быть я. Но я не хотеть власть. Я любить своя страна. Брат не поверить мне на слово и продать госпитальерам, - все так же улыбаясь начал он, уплетая еду. У меня на голове зашевелились волосы, когда я осознавала, что этого черноглазого принца продал родной брат, - Потом меня забрал папа Римский. Твой папа, написать письмо, что хотеть мавра себе. Потому что за мое содержание мой брат платить по сорок пять тысяч дукатов в год. Не считать моих расходов. 

Я выдохнула, глядя на пленника, с которым обращались, как с гостем. Специй было так много, что  мои глаза зажмурились, удивляясь непривычному вкусу. Джем спокойно проглатывал свою порцию, даже не поморщившись. Лишь улыбка скользила по губам иностранного принца,  когда  она рассказывал о своих злоключениях, о предательстве, о плене так, словно, это было в порядке вещей. Неужели для них это нормально? Неужели плен его ничуть не тяготит? 

- Я шутить, что похож на женщина, что выдать замуж, - рассмеялся Джем, протягивая мне сахарную булочку. - Я  не гость, Лукреция, я заложник. Как выдают женщин, быть заложником, гарантом мира. Королев. И знатных. 

Меня словно ножом резануло слово “замуж”. Если честно, то о замужестве мне говорить не хотелось.

- Джем, расскажи о своей стране, - через силу улыбнулась я, переводя тему, а Джем все понял, глядя на меня с пониманием. - Просто меня смущает, что ты так легко говоришь о предательстве и изгнании. 

- Да, - улыбнулся принц, глядя на меня черными маслинами глаз. - Ваш вера научить меня смириться. У вас хороший вера. Если твоя брат покрестить меня, я стать вашей веры. Таких, как я вы называть мучениками. Я хотеть стать, как вы. Ваш бог принимать меня? Ваш бог говорить вам, что чем больше вы страдать, тем больше он вас любить. Я сильно страдать, и ваш бог будет меня сильно любить. 

- А ты не думал, что ты сможешь вернуть себе престол? - спросила я, удивляясь тому, с какой легкостью принц - иноверец готов сменить веру. - Вдруг ты вернешь престол себе.

- Мне не вернуть корона… Или как это правильно? - чуть поморщившись, заметил принц, а я кивнула. - Я хотеть быть братом Лукреция. Братом Чезаре. Все вы братья и сестры. И это разумно. Мне нравится ваш вера! Вы доброта. У нас бы такой как я - держать в подземелья. Навечно. Но я сидеть здесь с тобой и кушать. 

С каждым его словом я удивлялась все сильнее. Что-то в нем подкупало. Может, эта искренность. Он говорил то, что думал. И делал это с такой легкостью, от которой начинал мне нравится все больше. Про таких говорят “светлый человек”. Бесхитростный и простой. 

- Моя страна прекрасна: там тепло, солнце, красивая музыка, не такая как здесь. И я очень скучать по ней. Но я надеяться, что однажды я снова смогу увидеть ее, - произнес принц, осматриваясь по сторонам. - Но здесь тоже красавица. 

Настроение портилось с каждым словом Джема. Он такой же, как и я, заложник обстоятельств. Я почувствовала укол ностальгии. У нас сейчас наверняка идет снег, а здесь тепло, как в июле месяце. Скоро возле магазинов встанут бабушки с тюльпанами и мимозами, а весной душисто расцветут яблони. И мне вдруг стало так жалко себя… Я наконец-то осознала, что больше никогда не увижу своей родины, своего времени… Да меня могут убить в любой момент! Я даже не знаю когда и как умерла эта Лукреция. Как же я скучаю, оказывается! Никогда не думала, что за роскошным столом в роскошной резиденции буду скучать по нечищенным дорогам, по старым гаражам, по лампочке, висящей над крыльцом. Кто бы мог подумать, что в дорогом платье буду мечтать о футболке и свитере? 



София Грозовская, Кристина Юраш

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться