Опасная приманка

Размер шрифта: - +

Глава 11 Союзник (Ч. 1)

Глава 11

Союзник

 

Илья долго и пристально рассматривал подарок незнакомца, но так и не смог определить, чьей фирмы эта продукция. Тонкая пластинка имела лишь две кнопки — зеленую и красную, размерами аппарат неведомый был чуть меньше моего телефона.

— Точно сказать не могу, но, скорее всего, это мобильник с односторонней связью. Тебе позвонить могут, ты — нет.

— А «жучки»?

— Запросто.

— Выходит, они теперь всегда будут знать, где я нахожусь?

— Очкарики и без него, похоже, знают о каждом нашем шаге, так что сильно не расстраивайся. Единственный совет: когда хочешь, чтобы тебя не подслушивали, убирай его подальше. — Грунев вернул пластинку. — Насколько я понимаю, выбрасывать игрушку ты не собираешься?

До ближайшей остановки маршрутки предстояло идти минут двадцать. Я почти очухался, хотя каждый шаг отдавался болью. Если бы не очкарик, бандиты меня бы капитально покалечили, но благодарить его почему-то не хотелось. Еще неизвестно, что готовит предстоящая встреча. Не зря ведь говорят: «есть вещи и пострашнее смерти», и мне очень не хотелось познать одну из них.

— Надо хоть посмотреть на типа, который так жаждет со мной покалякать.

— Нашим говорить будем?

Я приложил палец к губам и утвердительно кивнул. Мы перешли к нейтральным темам и, обсуждая самые роскошные коттеджи поселка, добрались до дороги. Ждать маршрутку пришлось недолго.

По дороге в Москву я пытался понять собственную решимость пойти навстречу неизвестности. И не мог. Логика подсказывала единственно верный путь — бросить все и бежать куда подальше. Наивные мысли Маргариты о спасении человечества меня сейчас абсолютно не трогали. Какая разница, что будет с остальными, когда лично меня отправят к праотцам? Но тут подсознание подкинуло неизменный девиз отца: «Не отказывай себе в удовольствии делать добро». Нет, я не стал поборником идеи всеобщего гуманизма, но бросать людей, которые рисковали жизнью, чтобы вытащить меня из лап человека с черным диском… Это — предательство, которое в моем понимании являлось самым постыдным грехом.

Как-то раз мы поспорили с отцом о всеобщем добре и зле.

— Всеобщего зла, как такового, нет, — сказал он. — Существует множество недобрых дел, интриг, измен... И если рассматривать их совокупность как некую квинтэссенцию зла, то с ней бороться действительно бессмысленно.

— То есть зло непобедимо? — с издевкой спросил я.

— Если пытаться одолеть его вообще, да. Однако я-то призываю не к этому. Помогать нужно не всем людям одновременно, а конкретному человеку. И бороться не с преступностью, как таковой, а с причиной, которая толкает опять же отдельно взятого индивидуума на попрание основных заповедей.

Наш спор произошел, когда отец согласился возглавить благотворительный фонд. Я не мог понять причин, побудивших его перейти на нижеоплачиваемую работу, да еще с огромной потерей личного времени — ведь только дорога до офиса и обратно занимала более четырех часов.

Старший Зайцев остался верен своим принципам до конца. Даже к малолетней проститутке Раисе он хотел найти подход, дабы направить ее на путь истинный. У меня подобных стремлений не было, но сейчас, когда я думал о том, что из-за моей трусости могут погибнуть конкретные люди, слова отца воспринимались по-новому. Доживать свои дни под гнетом вины за гибель друзей я бы, наверное, не смог.

В квартире мы застали одного майора.

— Как прогулялись? — спросил он шедшего впереди Илью. Увидев меня, ответил сам: — Судя по твоей физиономии — неважно.

— На самом деле все намного хуже, — ответил я.

— Рассказывайте, — он предложил пройти на кухню.

— Одну минуту, — я забежал в свою комнату, чтобы спрятать под подушку подарок очкарика.

Мы расположились за обеденным столом.

— А наши где?

— Маргарита решила произвести оптовые закупки продуктов и забрала с собой молодежь. А у Сашки обувь из строя вышла, отправился за новой. Что у вас случилось?

Я вкратце пересказал свой разговор с очкариком.

— Хреново, ешь твою медь!

— Думаете, не стоило соглашаться?

— А какие еще варианты — пристрелить гада? Так вроде он тебя спас.

— Я, сами понимаете, был без оружия, и справиться голыми руками с типом, который четверых мордоворотов уложил, мне слабό.

— Давно хотел сказать — ты бы брал с собой «Осу», когда на дело идешь.

— А вдруг господа полицейские заинтересуются? Что я им скажу?

— С оружием разберемся, — махнул рукой Степаныч. — Меня другое сейчас волнует: где мы оплошали? Выходит, они нас не первый день пасут? В поселке моментально вычислили, здесь тоже. Неужели утечка произошла через Ивана Игнатьича, пусть земля ему будет пухом. Или кто-то не все говорит? — майор пристально посмотрел на меня. — Семен, я хоть тебя и не слышу, но ощущение такое, что ты скрываешь нечто важное. И началось это в тот день, когда я на Игнатьича вышел.



Тин Алевик

Отредактировано: 08.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться