Опасные иллюзии

Размер шрифта: - +

Глава 9

Глава 9

 

В которой судьбу Агнессы решает монетка.

 

Тенерифе, Испания. Октябрь 2014 г.

 

Перед отъездом Риган вручил Агнессе мобильный телефон. Позвонить ему захотелось уже утром, но гордость не позволяла. Она не собиралась навязываться и донимать первого попавшегося мужчину, с которым закрутила интрижку. Вот только Риган не был для нее первым попавшимся, а отношения с ним – интрижкой, но признаться в таком оказалось нелегко. И уж тем более она не хотела сообщать об этом ему. Потому просто носила телефон с собой и вспоминала, что Эванс сказал про женщин и иллюзии.

Дни, как назло, тянулись медленно. С Риганом всегда дом стоял вверх дном, сейчас ей не хватало даже его насмешек. С хозяином виллы Агнесса старалась не пересекаться. Ян держался холодно и отстраненно, общался как особа королевских кровей с жалкой нищенкой. Ничто не могло сдвинуть скалу пренебрежения: ни вкусный завтрак, ни предложение сходить на пляж или прогуляться. Агнесса бросила попытки его растормошить на третий день. Что ни говори, а у Ригана были самые разные друзья.

Ян тоже входит в «семью» Эванса, о которой говорила Лорин? Как они познакомились? Двух более непохожих людей и представить сложно. Риган – душа компании, веселый и безрассудный, и его знакомый – чопорный, высокомерный мужчина. Временами во взгляде Яна проскальзывало пренебрежительно-жесткое выражение – усталости, скуки и чего-то еще, что Агнессе было не дано понять. Та же загадка, что таилась за насмешкой в глазах Эванса.

Агнесса не могла и подумать, что придется мучиться от тоски и скуки на солнечном побережье, но на пятый день готова была лезть на стенку. Рядом с Риганом она расцвела, и теперь мужчины липли к ней, как и раньше. Знакомиться она ни с кем не хотела, и не только из-за неопределенности. Стоило рядом нарисоваться мужчине, как Агнесса тут же сравнивала его с Эвансом. И все, точка. Приходилось сочинять истории про жениха, «который вот-вот подойдет», глодать трубочку от фруктового коктейля, наедаться мороженым и смотреть на часы.

 

***

 

С невеселыми мыслями об очередном «дне сурка»[1] Агнесса вернулась с пробежки, позавтракала и собралась на пляж. Она улыбнулась и пожелала удачного дня Яну, с которым пересеклась в холле. Тот ответил в своей обычной холодной манере.

Светило яркое солнце, было влажно и слегка ветрено. Агнесса думала о том, что каждый прожитый день приближает ее ко встрече с Риганом, и настроение становилось лучше с каждым шагом. Она почти бежала навстречу ласковым и сильным объятиям океана. Риган тоже напоминал океан. Вот он теплый и приветливый – манит своими волнами. Но в нем сокрыты такие неизведанные глубины, что погружаться в них опасно. Он обещает блаженство, и в то же время может легко погубить. На этой лирической философской мысли петелька на шлепанце порвалась, и она чуть не полетела рыбкой на дорогу.

Агнесса не по-женски выругалась, подняла ногу и поняла, что придется топать босиком до пляжа. Впрочем, можно просто вернуться и переобуться. Стянув несчастливый тапок, она отправилась обратно. Прогулка по горячему асфальту и острым камешкам не вдохновляла, но она все-таки доковыляла до виллы. Ян куда-то испарился, и Агнесса была искренне рада этому. Не хотелось лишний раз сталкиваться с Его Высокомерным Величеством.

Замена пляжной обуви – сабо на платформе, обнаружились под кроватью. Агнесса наведалась в ванную, ополоснула лицо и плечи холодной водой, выбросила шлепки в мусорную корзину и закинула в сумку бейсболку. Шелест гравия на подъездной дорожке заставил ее замереть. Сердце дрогнуло и забилось часто-часто. Риган вернулся раньше!

Она метнулась было к зеркалу, потом к приоткрытой двери, но тут услышала женский голос. Резкий, властный, громкий, с нотками превосходства и жестокости. Голос, который часто мерещился в кошмарах.

Агнесса отдернула руку и отступила на шаг. Сердце отчаянно колотилось, колени подогнулись, и она сползла на пол. Сомнений быть не могло: после звонка этой женщины ее жизнь превратилась в ад. Она требовала продать подвеску, Агнесса отказалась, а на следующий день похитили и убили Бена.

– У тебя было две недели, Ян. Если нужна помощь, только скажи, – в слове «помощь» явственно звучали сарказм и угроза. Стук каблуков, шаги – хозяин виллы и его гостья шли через холл, направляясь на задний двор.

Агнесса забыла о том, что нужно дышать, ладони вспотели, а в горле пересохло. Ян заодно с теми, кто ищет подвеску?!

– Найти вторую часть ключа сложнее, чем иголку в стоге сена, – едва расслышала она. – Эванс может быть, где угодно, Мила.

– Эванс отсиживается в кустах, а мы теряем время. Они уходили через Европу, и не могли не засветиться. У тебя столько связей, и ты до сих пор не нашел ни единой зацепки?

– Немного терпения, и ты его получишь.

Ян добавил что-то еще, но Агнесса не расслышала – они вышли из дома. Страх струился по спине липким потом, бился в груди так, что не хватало воздуха, шумел в ушах и собирался холодом на кончиках пальцев. Повезло, что у нее порвался этот клятый шлепанец, и она вернулась. Повезло, что они разговаривали по-английски. Хотя везеньем такое сложно назвать. 

Мила, кем бы она ни была, искала Эванса и подвеску, которую тот уничтожил. Ян – предатель! Агнесса выхватила телефон, чтобы набрать Ригана, предупредить об опасности, но замерла. Рано! Нужно узнать, что они собираются делать дальше.

Она встала на четвереньки и осторожно выглянула в холл – он был пуст. Агнесса быстро метнулась через комнату ко второй двери, которая вела на веранду. Вжалась в стену и замерла. Громкий голос Милы доносился до нее и теперь. Этой женщине самое место в политике и на баррикадах. Такие, как она, делают революции.



Марина Эльденберт

Отредактировано: 04.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: