Опасные иллюзии

Размер шрифта: - +

Глава 15

Глава 15

 

В которой Риган узнает страшные тайны о старых друзьях, новых врагах и древних городах.

 

Настроение было радужное – белобрысая надзирательница только что сообщила ему, что во второй половине дня они наконец-то займутся практикой энергий и в кои-то веки пригласила на полноценный обед в нормальный ресторан. Пребывая в возвышенно-философском состоянии, Риган поцеловал Клотильду в щеку, отправился в душ и переодеться, когда в конце коридора заметил Агнессу и ее наставника. Хмырь что-то оживленно рассказывал и улыбался, она же смеялась и выглядела откровенно счастливой.

Ох уж этот Шеппард! Смазливый высокий брюнет в светлом костюме, с заманчивым обещанием чудес спасения человеческих жизней.

Когда Агнесса встретила его с этой новостью, она просто сияла. Конечно же ей хотелось управлять своим даром, и Риган не стал возражать. Ее радость развеяла даже тень сомнений, что ничего хорошего из этого не выйдет.

Сейчас она будто почувствовала его пристальный взгляд, повернулась и подошла к нему. Глаза ее горели неподдельным восторгом. Столкновение человека с неизведанным чаще всего начиналось именно так, а вот заканчивалось не всегда удачно.

Он нахмурился, но тут же отогнал невеселые мысли. Агнесса была счастлива, и ему не хотелось все испортить.

– Как занятия? – Риган притянул ее к себе и поцеловал в губы.

– Успешно! – похвасталась она, обнимая его. – Мы с Сэмом как раз переходим к практике. Немного страшно, но я справлюсь! А как у тебя?

– Я рад, – он взял ее руки в свои и поцеловал ладони. – У меня такие же новости. Мир полон совпадений.

– Добрый день, Риган.

Шеппард приблизился к ним – высоченный и прямой, как строительная линейка. Он был на голову выше, и его стильный костюмчик смотрелся выигрышно перед спортивными штанами и футболкой, потемневшей от пота.

– И вам здрасьте, – Риган улыбнулся уголком губ и приподнял брови, – колдуете потихоньку? Осторожней с этим, а то я слышал, что один мальчик как-то пытался искривить пространство, и с тех пор ходит с кривой физиономией.

– Я стараюсь не вмешиваться в высшие материи, – ответил хмырь, – но если что, у меня замечательная ученица. Она все исправит.

Агнесса покраснела.

– Расскажешь вечером, как прошла твоя первая практика? Я обязательно дождусь!

– Договорились, – Риган снова притянул ее к себе и поцеловал в губы – на сей раз более откровенно, и только после этого отпустил. Он не стал прощаться, просто направился в душевую, насвистывая себе под нос мелодию The Rocky Road To Dublin[1].

– «Мы с Сэмом», – процитировал он и подставил лицо упругим струям, – очаровательно.

Сарказм потерялся в шуме бегущей воды.

В далеком девятнадцатом веке, он терпеть не мог таких, как Шеппард. Молодых аристократов, которым по праву рождения преподнесли титул, блага и почести. За ними носились десять нянек, а в будущем их уже ждали отцовские связи и привилегии – бери и пользуйся. В их семье эти скромные радости жизни достались сводному братцу: Эмилия Эванс все-таки подарила мужу законного наследника, хотя это и стоило ей жизни. Самому Ригану пришлось негласно нести на себе клеймо ублюдка и отцовскую ненависть двадцать один год. Не так уж много по меркам измененных, но ему хватило, чтобы запомнить. Он понятия не имел, как Шеппард оказался у Дариана, но предполагал, что в прошлом паренек был не из самого глухого рода. Сложно перепутать врожденное и приобретенное.

Обедали в местном ресторане, одном из лучших в Дингли. На толстых каменных стенах висели разномастные картины с изображением бутылок вина, подсветка превращала краски на холстах в кровь. По влажным после душа волосам бежал холодок кондиционера, но ни отдых, ни вкусная и сытная еда не помогали расслабиться и не приносили удовольствия. Дожидаясь горячего, он рассматривал здешнюю публику – больше туристов, чем местных – и не мог сосредоточиться ни на одной мысли. Кроме Агнессы и Шеппарда.

– Витаешь в облаках, – голос Клотильды спустил его с небес на землю. – И наверняка думаешь не о работе с энергиями.

Она помолчала и добавила:

– Выкинь ее из головы, Эванс. Это все усложняет.

Риган приподнял брови, криво улыбнулся.

– Так проще, да? Когда ничего не усложняешь.

Клотильда прищурилась.

– Между нами и людьми всегда будет пропасть. Дариан позволит ей уйти, и она уйдет. Выберет спокойную жизнь, а тебе оставит пустоту.

Она не стала называть имен, все было и так понятно. Риган ожидал, что воспоминания об Ив снова поднимут со дна души всю муть, что старая рана начнет ныть, рубец вскроется гноем и кровью, но понял, что ошибался. Ничего из того, чем могли бы обернуться эти слова чуть раньше, он не чувствовал. Открытие настолько поразило, что какое-то время он молча рассматривал рагу из кролика, которое принес официант, а потом принялся за еду.

Клотильда отвернулась, избегая его взгляда, и ему показалось, что для нее это было действительно важно. Не просто слова или совет, она сама пережила подобное, и оно живо в ней до сих пор.

– Как его звали?

– Филипп. Я была молодая и глупая, а он еще моложе, совсем мальчишка. Именно это меня в нем и привлекло: его чистота и простодушие. То, насколько он далек от нашего мира. Я знала, что будущего у нас нет, но поддалась сиюминутной слабости. А потом было уже слишком поздно.

– Он узнал, что ты измененная.

Клотильда коротко кивнула.

– Сейчас уже и не вспомню, чего в его глазах было больше. Отвращения или страха.

Она замолчала. Непроницаемый заслон серо-голубых глаз был спаян из уверенности в себе, легкого, на грани флирта, интереса, и снисхождения. Створки снова захлопнулись, устрица не желала покидать безопасное убежище. Сколько лет жизни Клотильда положила на благо Древнего, оставалось только догадываться. Все, кто работал на Дариана, мало знали друг о друге, но объединяло их одно. Нежелание усложнять.



Марина Эльденберт

Отредактировано: 04.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: