Опасные иллюзии

Размер шрифта: - +

Глава 19

Глава 19

 

В которой Агнесса понимает, что дружба и служба – вещи несовместимые.

 

На востоке посветлело, а она так и не сомкнула глаз. Напряжение грозило свести с ума, и Агнесса взяла книгу, чтобы отвлечься. Смысл прочитанного ускользал, приходилось листать страницы назад и вглядываться в строчки снова и снова. Увы, мысли были заняты другим. Вчера после обеда Агнесса в шутку спросила у Сэма, когда ее ждет экзамен, и здорово переполошила всех. Выяснилось, что Эванс предложил операцию по внедрению, но отправился на встречу с Милой в одиночку, никого не предупредив.

Внутри словно что-то оборвалось. Агнесса не понимала, ради чего он так рисковал собой. Сэм говорил, что на помощь Эвансу отправили одного из лучших агентов: дар иллюзиониста важен для миссии в Городе, ему не позволят умереть. Слова с трудом доходили до ее сознания и растворялись в отчаянии: случившееся на Тенерифе оживало перед глазами, вот только теперь вместо Яна в водяном коконе бился Эванс. Сердце сжималось от страха, и все, что ей оставалось – надеяться увидеть Ригана вновь.

Агнессу отправили домой, и остатки вечера, словно в тумане, плавно перешли в ночь. Она то сидела на кровати, сжимая в руках телефон и ожидая звонка Шеппарда, то мерила шагами комнату. Попытки занять себя провалились, вот и затея с книгой оказалась дурацкой. Строчки расплывались перед глазами, она отложила роман, потянулась и поднялась.

Глаза устали, а шея затекла, пришлось использовать дар, чтобы немного привести себя в чувство. Сэм не отвечал на звонки, и она не знала, что думать. Глядя на стремительно светлеющее небо, Агнесса молилась только о том, чтобы Риган был жив. Уронив голову на руки, она рассматривала плитку на полу, тающий в воздухе дымок, клубящийся над чашкой кофе, корзинки с декоративными фруктами.

Поразительно: их временное прибежище на Мальте действительно стало для нее домом, но все это не имело смысла без Эванса. Невыносимого, непостоянного, считающего серьезные отношения иллюзией. Того, кто когда-то выводил ее из себя одним присутствием. Того, кто по-прежнему остался сумасбродным, но теперь был самым близким и родным.

Сквозь последнюю мысль пробился звук подъехавшей к дому машины. Не веря своим ушам, Агнесса вскочила и замерла. Сколько раз она вот так радовалась, а потом выходило, что просто показалось?

Хлопнула входная дверь, и она пулей вылетела с кухни. Риган едва держался на ногах: измученный, в крови и синяках, но живой. Агнесса подбежала к нему и подставила плечо, предлагая опереться. Они дошли до спальни, где Риган рухнул на кровать. Ее затрясло, и Агнесса напомнила себе первую заповедь Сильвена – не поддаваться чувствам. Она глубоко вздохнула, прощупала Ригана от макушки до ступней и только потом принялась за лечение. Увы, рядом с ним не получалось исцелять отстраненно. Понемногу его слабость перешла в сон. Глядя на тающие синяки и ссадины Эванса, она чувствовала, как страх отступает.

Спустя час все было позади. Агнесса облегченно вздохнула – впервые за невероятно долгие сутки, и упала рядом с ним на подушки. Сил не осталось даже на то, чтобы принять душ, она мгновенно заснула: измученная, но счастливая.

Ей снился Новый Год в родительском доме. Братья с женами собрались рядом с украшенной елкой, папа и дядя Женя, как всегда, обсуждали политику. Мама с тетей колдовали на кухне, они с Ритой помогали им с закусками. Племянники с криком носились по дому, грозя сбить каждого, кто окажется у них на пути. Агнесса поглядывала на часы и ждала, пока не услышала его голос. Риган все-таки пришел на праздник! Он страстно поцеловал ее прямо в холле родительского дома, из-за спины раздался довольный смех и подшучивания. Пунцовая Агнесса обняла Ригана и представила родителям, а затем и остальным. Он был рядом, он был частью ее большой семьи, и голова кружилась от счастья.

Она проснулась с глупой улыбкой на лице. Риган лежал, подперев голову рукой, и смотрел на нее. Смотрел так, будто виделся с ней безумно давно, и отчаянно соскучился. Осознание этого пронзило нерастраченной нежностью.

– Доброе утро, – просто сказал он.

Эванс сильно изменился с тех пор, как они познакомились. В Ньюкасле он не знал, чем себя занять, а Агнесса и история с подвеской стали для него очередным опасным приключением. Теперь она видела перед собой мужчину, который рисковал жизнью, чтобы схватить опасную террористку. Зачем, для чего? Она влюбилась в него, впустила в свою жизнь, но по-прежнему знала о Ригане непростительно мало.

– Уже далеко не утро, – Агнесса пригладила его волосы и нахмурилась. – Почему ты это сделал?

– Хотел проверить, на что я еще гожусь. С мальчишками такое бывает, – он махнул рукой. – Спасибо, что не оставила меня в состоянии выжатого лимона.

Риган отшутился в свойственной ему беспечной манере. Почему – она не знала. Неужели не видно, что ей не все равно? И насколько не все равно?! Агнесса обхватила себя руками и отвернулась.

– Эй, – он погладил ее по плечу, – это значит, что я в твоем королевстве теперь нежеланный гость?

Сердце защемило. Агнесса сглотнула ком в горле, обернулась, резко повалила Ригана на спину, прижала его руки к постели и уселась сверху.

– Стоило тебя проучить и оставить парочку синяков! Чтобы больше не пришло в голову так рисковать!

Как хотелось всерьез разозлиться на него! За время их знакомства она усвоила: если Риган не хочет говорить, правду из него клещами не вытянешь. Ей отчаянно хотелось понять, что толкнуло его на такой безрассудный поступок, но встретив смеющийся взгляд любимых серых глаз, Агнесса не смогла выдавить и слова. Опасность по-прежнему оставалась для него забавной игрой. Как можно стоять на пороге смерти, а после делать вид, что ничего не произошло?



Марина Эльденберт

Отредактировано: 04.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: