Опасные иллюзии

Размер шрифта: - +

Бонус. Занимательный пикник

Занимательный пикник

 

Поучительная история о том, что стоит всегда доверять интуиции, внимательно прислушиваться к собственным чувствам, а еще о том, что кругозор стоит расширять знаниями самого разного профиля.

 

Риган Эванс

 

– Сэр, вы уверены, что хотите поехать?

Риган посмотрел сначала на Джонатана, потом на небо. Стоял погожий июльский день: кусты и деревья трепало туда-сюда порывами ветра, жалобно бряцала приоткрытая задняя дверь, над лесом стягивались тяжелые, низкие грозовые тучи. Эти тучи как бы говорили, что пикник с ночевкой – не лучший вариант для времяпровождения. Именно сегодня. Но потом он посмотрел на Агнессу, которая уже сидела в машине. Скрестив руки, она буравила взглядом бардачок и упорно не смотрела в их сторону, хотя все прекрасно слышала. Весь ее вид выражал непоколебимую решимость: даже если бы разверзлась земля, а из трещины вылез главный злодей всех времен, народов и религий, и пошел по миру со своей опустошающей миссией, этот пикник так или иначе должен был бы состояться. Тяжело вздохнув, Риган похлопал Джонатана по плечу.

– На все двести.

На краткий миг – едва уловимый, в глазах Хартстриджа промелькнуло явное облегчение. Показалось? Черт его знает. Этот долбаный пикник срывался четвертый раз подряд: в первый его срочно вызвали в офис – там случилась крупная неприятность с капризным клиентом, который вел себя ужаснее, чем Агнесса последние месяцы. Во второй он забыл купить хрустящие корзиночки для начинок. А какой же пикник без хрустящих корзиночек? Этот вопрос он повторял себе последующие несколько дней, он всплывал в памяти вместе с огромными голубыми глазами, которыми жена взирала на него по меньшей мере так, будто он предал Британию, Россию и Дариана разом. На самом деле он просто не увидел эти идиотские корзиночки, затерявшиеся в списке где-то между сто шестнадцатым и сто восьмидесятым пунктом. В третий возникли проблемы с разрешением на романтику под открытым небом – у владельца земель, с которым была предварительная договоренность, случились критические дни. И вот когда все, наконец, совпало – корзиночки, свободное время и разрешение, критические дни случились у природы.

– Удачи, сэр.

Теперь в голосе Хартстриджа звучало сострадание, но дальше тянуть было некуда. Он кивнул и направился к машине.

– Думала, он расплачется.

– С трудом удержался, Солнышко.

Риган повернул ключи, и машина мягко тронулась с места. Агнесса помахала Джонатану и мило улыбнулась. С некоторых пор она особенно ревностно оберегала территорию «Семейное Гнездо. Версия 1.0». Под раздачу попадали все: женщины, бросающие на него заинтересованные взгляды, менеджеры из офиса, которые «названивали по поводу и без», и даже старый-добрый Джонатан.

Духота стояла страшная, ветер то и дело норовил швырнуть в лицо какую-нибудь сухую ветку. Навигатор подсказывал дорогу, но не успели они даже свернуть на трассу, ведущую к лесу, под мерное гудение кондиционера на лобовое стекло упали первые крупные капли.

– Эванс, куда подевался твой дух авантюризма?

Риган на всякий случай посмотрел в зеркало заднего вида: отсутствие духа отличала небритость и легкий скепсис во взгляде. Который потяжелел, когда на машину обрушилась плотная стена дождя.

– Подумаешь, дождичек.

Пришлось сбавить скорость: дворники уже не справлялись с потоками воды, льющимися с неба.

– Легкий летний дождичек… а как после него дышится…

Молния расчертила небо, от вспышки полыхнуло перед глазами. Громыхнуло так, что «Лотус Эвора» чудом не взлетел над дорогой.

– А еще мы с тобой никогда не ночевали в палатке под дождем.

От неосторожного заявления, что он спокойно обошелся бы и без такой романтики – тем более когда у него на руках симпатичная секс-бомба с часовым механизмом, внутри которой два крохотных детонатора, Риган воздержался. Он вообще чувствовал себя как-то странно, когда думал о детях: впадал то в крайнюю степень цинизма, то в состояние схожее с тем, что испытывает законопослушный турист, впервые попробовавший травку на Ямайке. Поэтому по возможности старался о них не думать: хотя бы до того дня, как они появятся на свет. Главное для него – Агнесса, и то, что это важно для нее.

Ничего кроме.

Правда.

 

Агнесса Эванс

 

Если кто считает, что предстоящее материнство – сплошь радость выбора кроваток, платьиц и распашонок, этот кто-то непроходимый тупица! Это боли в спине, отеки, тошнота по утрам и желание сожрать слона здесь и сейчас. Иногда – с персиковым вареньем. Как со всем этим блюсти фигуру – ваши проблемы. Как после родов взглянуть на себя в зеркало без слез – тоже. И разумеется, перепады настроения и маленькие капризы только ваша забота, потому что никому, совершенно никому нет до этого никакого дела! У этого кого-то работа, Джонатан, симпатичные девицы в магазинах – ну да, харизму-то в британский флаг не замотаешь, как любит выражаться его обожаемый Хартстридж. А еще это умилительное выражение во взглядах окружающих – всех-всех, начиная от родственников и заканчивая прохожими. Когда все смотрят на тебя, как будто ты младенец, и умственное развитие у тебя соответствующее.

– Тебе нравится клиника, которую мы выбрали?

– Угу.

Агнесса украдкой покосилась на Ригана: глядя только на дорогу, он постукивал пальцами по рулю и напевал себе под нос. Музыку они не включали – ее раздражала большая часть гнусавостей, которые передавали по радио. В последнее время она вообще слушала только классику, чтобы не беспокоить Киана и Джулию. Имена, кстати, она придумала давно, но сильно сомневалась, что Риган их вообще помнит.



Марина Эльденберт

Отредактировано: 04.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: