Опечатка

Размер шрифта: - +

Глава 12. Новое место.

Говоря о том, что «выход в пространство» из молока не доставляет пассажирам вагончика удовольствий – Беник сильно лукавил, в чем я тут же смог убедиться на собственном печальном опыте.

И я еще, дурак, смел до этого жаловаться на самочувствие! Ни одни самые высокие и страшные американские горки не сравнятся с тем чертовым колесом, в которое нас закрутило и выплюнуло, оставив после себя ощущение того, будто все кишки внутри спрессовались в клубок.

Схватившись руками за живот и согнувшись пополам от сотрясающих тело рвотных спазмов, я низверг на чистейший светло-бежевый ковер пилотской кабины всё, что пять минут назад съел, но не имел возможности переварить. Бедный Эник, он так старался с организацией обеда…

Вытерев выступивший на лбу пот и сглотнув скопившуюся во рту кислую слюну, я поднял на пилотов сконфуженный взгляд. Ужасно хотелось сплюнуть, но увидев масштабы наделанной мной катастрофы, подумал, что это уже будет окончательным хамством. К тяжелому самочувствию добавился еще и жгучий стыд: вроде взрослый  мужик, много лет посвятивший езде на автомобиле, намотавший сотни тысяч километров по всей стране в самых разнообразных, порой тяжелейших условиях, и тут нате вам: стоило немного покрутиться в «мясорубке» - и желудок тут же отказал. Да еще и на глазах у парней! Это ж надо было так осрамиться!

Но всмотревшись в непроницаемые лица новых знакомых, я с удивлением подумал, что мои опасения за свою репутацию, похоже, носят сугубо односторонний характер.

Беник, молча оценив меня взглядом, нажал какую-то кнопку на приборной панели, и пол подо мной, зажужжав, перевернулся вместе с ковром на 180 градусов, обернувшись идеальным покрытием, словно только что ничего и не было.

Успев в первую секунду испуганно отдернуть ноги, я осторожно медленно распрямился, пытаясь осознать произошедшее на моих глазах чудо. Похоже, эта фишка с мгновенной уборкой далеко не последнее, чему я еще могу здесь удивиться.  

- Не красней, нулёвый. – с усмешкой проговорил Беник. – В первый раз все блюют. Дальше привыкаешь.

При мысли о том, что это адское испытание может довестись пережить еще раз, мне стало страшно. Видимо в моем взгляде отразилось нечто такое, что заставило пилота перестать ухмыляться, и уже посмотрев на меня серьезно, он кивнул:

- Ладно, пожалуй, для тебя и правда на сегодня новостей достаточно. Можешь отстегнуться, мы прибыли. Веня сейчас покажет дорогу в гостевой блок, где есть все необходимое для того, чтобы ты помылся, переоделся и отдохнул. Куратор прибудет клайса через три, это пять часов по-вашему, успеешь вздремнуть. Ну а я пока оформлю на тебя бумажки, чтобы к встрече с начальством все документы у нас были в порядке.

Ага, значит, Эник у нас на самом деле оказался Веником… В любой другой момент я бы над этим посмеялся, но сейчас на веселье сил уже не осталось.

Решив про себя называть парня Вениамином, я, кряхтя, поднялся с кресла.

Чувствуя, что от меня ощутимо припахивает, и подумав о том, что попасть в душ и правда необходимо как можно скорее, я неловко протянул Бенику руку:

- Спасибо!

Несмотря на субтильное телосложение, рукопожатие у пилота оказалось крепким и уверенным. Ободряюще хлопнув меня по плечу и подмигнув, он махнул мне рукой:

- Бывай, нулёвый! Не прощаюсь.

Дернувшись было к выходу, чтобы догнать удаляющегося Виниамина, я, запнувшись, виновато обернулся:

- Тебя-то как зовут?... Прости, что сразу не спросил…

- Маркус.

На моем лице отобразилась глупая улыбка. Да он что, серьезно? Маркус и Вениамин?

Но парня это нисколько не смутило. Усмехнувшись, он пояснил:

- У родителей было хорошо развито воображение. Когда ребенком был, меня это имя самого бесило, а потом как-то свыкся. Сейчас даже нравится. Хотя друзья зовут просто Мариком. Если хочешь – можешь тоже так обращаться.

- А тебе самому-то как будет комфортнее?

- Ну…, пожалуй, лучше всё-таки Маркус. Звучит солиднее. – сказал он, чуть краснея.

- Значит, договорились! – улыбнувшись смутившемуся от моих вопросов пилоту, я поспешил покинуть салон авиа-судна, так как у двери меня уже ждал, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, Вениамин.

***

Ожидая увидеть перед собой на выходе трап или нечто подобное, я несказанно удивился, когда за дверью пассажирского отсека оказался лифт! Но вопросы я пока решил оставить при себе, да и терпение Веника было небезгранично, а я и так уже испытывал перед парнями неудобство.

Первое, что бросилось в глаза, когда я оказался со вторым пилотом в тесной кабине, было отсутствие кнопок. Но видимо они и не требовались, потому что как только двери за нами закрылись, лифт неспешно поехал. Вниз или вверх определить мне не удалось, да и по большому счету важности это не представляло. Я просто хотел попасть, наконец, куда-то, где можно было бы прилечь.

Ехали недолго. Буквально через несколько секунд мы остановились. За распахнувшимися дверьми в обе стороны тянулся длинный узкий коридор, от пола до потолка обшитый светлыми матовыми панелями. Пол был укрыт светло-зеленым полотном, ступив на которое я в очередной раз пристыжено скривился, заметив, что оставляю за собой на ковре грязные мокрые следы. Беготня по осеннему лесу не прошла незаметно. Да и комбинезон мой был в таком виде, что людям на глаза лучше не показываться.



Елена Рыбкова

Отредактировано: 05.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться