Опечатка

Размер шрифта: - +

Глава 18. Прорыв. Часть 2. Полет в бездну.

Военный модуль по своим размерам сильно превосходил скромное судно Маркуса и Вениамина, но существенно уступал ему в комфорте. Вместо кресел вдоль стен тянулись низкие железные скамьи, поверх которых почему-то никто не догадался приделать хотя бы простую доску, чтобы сидеть было удобнее. Приходилось терпеть врезающийся в мягкое место рельеф металлической обрешетки, который по моим ощущениям за пол клайса полета уже прочно впечатался всем в кожу. Духота в салоне стояла такая, что под толстым слоем одежды, не пропускающей воздуха, я моментально стал мокрым насквозь. Но казалось, эти физические неудобства беспокоили только меня. Сидящие напротив шестеро крепких парней невозмутимо занимались проверкой своего вооружения, по внешнему виду похожего на нечто среднее между помповым ружьем и лазерным бластером, которые так любят использовать в своих картинах режиссеры фантасты. 

Я покосился на Вику, сидящую через два человека от меня. Как врач она не носила при себе оружия, но в отличие от других была облачена в специальный массивный жилет, весь расшитый карманами разных размеров, по которым сосредоточенно рассовывала всевозможные препараты, ампулы и прочие медицинские примочки, которые могут потребоваться в условиях боевых действий. Почувствовав на себе мой заинтересованный взгляд, Виктория на секунду подняла глаза, и я, не сдержавшись, подмигнул. Смущенно покраснев, она вернулась к работе. Кажется, я ей нравлюсь! Это приятно. Тем более, что Вика – девчонка яркая, может быть у нас с ней… Хотя стоп, о чем это я? Не ко времени сейчас такие мысли, и не к месту. Но вот, похоже, настала и моя очередь поймать на себе чей-то прожигающий взгляд. Кто это там у нас? Подняв голову, я небрежно посмотрел на коллектив: ага, Рик. Видит во мне конкурента? А вот это уже интересно!

Чувствительный тычок под ребра вывел меня из игривой задумчивости.

- Твою ж…! Ты чего?? – выругался я, едва не врезав в ответ сидящей рядом со мной Поле.

- А ну-ка смени тон, солдат, и займись, наконец, делом!

- Во-первых, хочу напомнить, что играю с вами в армию не по собственному желанию, Екатерина Сергеевна, а потому что, черт возьми, другого выхода пока не вижу! – прошипел я, глядя в ее пышущие яростью глаза. – Ну а во-вторых… - мне ужасно хотелось сказать ей какую-нибудь колкость, но нужные слова упорно не шли в голову, - пока мы не приехали на место, вроде бы заняться мне особо нечем!

- Я никому в своем отряде не позволю нарушать дисциплину, Пермиков. Особенно перед ответственным заданием! 

- Да что я такого сделал-то?!

- Застегнись, кадет, и приготовься. Скоро прибудем на место. И советую тебе надеть перчатки, будет холодно. – Резко проговорила Полесова, отворачиваясь.

- Тоже мне мамочка нашлась, - проворчал я, критически осматривая свой комбинезон, из-за жары расстегнутый до середины пояса, и показательно неспешно затянул молнию до горловины. – А может, просто, ты ревнуешь, капитан? – Всё же я не удержался от того, чтобы сказать ей гадость. Уж больно меня выбесил ее нарочито командирский тон. Но тотчас я пожалел о своем необдуманном словесном выпаде, получив больнейший щелчок по кончику носа, такой, что слезы брызнули из глаз.

- В следующий раз – сломаю, - пригрозила Поля, удовлетворенно глядя, как я, морщась и моргая, пытаюсь придти в чувство. – Поздравляю, Пермиков. Свои 10 штрафных баллов ты, наконец-то, заработал! После того как мы вернемся… ЕСЛИ вернемся, обещаю, всё же посажу тебя в ИИЗ.

- Жду не дождусь, - огрызнулся я, рискуя заработать очередную затрещину. – По крайней мере, там никто не будет раздавать команды!    

Сверля меня глазами, Полесова приготовилась ответить, но к счастью, наш обмен любезностями перекрыл вой включившейся сирены. Лампочка над выходом из модуля начала мигать тревожным красным светом, и капитана тут же словно подменили. В секунду подобравшись и вскочив со своего места, Екатерина стала натягивать перчатки. Бойцы резво последовали ее примеру, и мне не оставалось ничего другого, как изобразив на лице деловое выражение, довершить свой костюм аналогичным аксессуаром. Убедившись, что с формой порядок и разобравшись, наконец, с кобурой, я всунул в нее открывашку, которую все это время с умным видом вертел в руках, но так и не смог разобраться, как она работает. Чехол для прибора был явно великоват, и в случае возможного переполоха я рисковал его потерять, что меня в корне не устраивало.

- Есть у кого-нибудь кусок веревки? – обратился я к команде, перекрикивая шум.

- Зачем тебе? – нахмурилась Поля, протягивая мне небольшой моток тонкого, но прочного шнура.

- Сейчас увидишь.

Отстегнув мешающую несуразную кобуру, я обмотал веревку вокруг пояса и, привязав концы к открывашке, надежно закрепил ее двойным узлом. Теперь я мог не опасаться, что прибор случайно выпадет, а без бьющего по бедру тяжелого чехла почувствовал себя гораздо удобнее. Екатерина никак мои действия не прокомментировала, лишь удивленно повела плечами. Но, несмотря на показательную сдержанность, от меня не укрылось глубоко потаенное в ее глазах одобрение.

- Теперь прошу внимания! – сказала Поля, подняв руку, и все как один, вытянувшись по стойке смирно, посмотрели на нее. И как бы ни было мне лень соблюдать субординацию, но в общей напряженной обстановке я наравне с «коллегами» непроизвольно расправил плечи. – Через два стакса десантируемся. Рик – ты как всегда с Викторией; Тим, Леший – прикрывайте тыл; Монстр и Твистер – правый фланг; Маркус и Открыватель со мной.



Елена Рыбкова

Отредактировано: 06.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться