Операция "Шифр". 1920 год

Размер шрифта: - +

Глава 10. Жертвы Билла.

Машина Пайнсов неслась по улицам города с диким рёвом, каким-то чудом вписываясь в крутые повороты. Люди на улицах сердито смотрели на машину, выкрикивая им вслед крепкие ругательства и посылали проклятья. В первый раз за тридцать лет на улицах города было так неспокойно.

Стэн, сидевший за рулём автомобиля, словно не замечал, что превышал скорость. Он был зол на племянника, как никто другой. Как можно продать своих же за какие-то дурацкие обещания демона? Крыса, одним словом. Как можно оказаться такой сволочью и подонком? Ну, а если подумать, то все последние неудачи сделали Диппера уязвимым. Но жалости к племяннику Стэнли никак не испытывал.

Форд особенно сердился на Диппера. От него он меньше всего ожидал предательства. А ведь его предупреждал, что Билл будет искушать парня, но тот решил не слушать, как ему казалось, свихнувшегося дядю. Форд вынул из-за пазухи Дневник с цифрой «три», который он предварительно взял у внучатого племянника. Когда Пайнс вошел в библиотеку, где он в последнее время в основном работал, учёный, как увидел племянника, так и обомлел. Красной краской на стенах, на полу и даже на некоторых чертежах были нарисованы треугольники с глазом. Видимо, парнишка настолько увлекся, что начал уже заниматься оккультизмом. В памяти Форда всплыли некоторые моменты из его жизни, связанные с этими проклятыми пентаграммами. Но, отбросив все воспоминания в сторону, он все-таки подошёл к шкафу. Разворошив бумаги, он наткнулся на Дневник с цифрой «три». Форд, взяв книгу в руки, заметно помрачнел. Не очень-то ему хотелось пользоваться помощью «старого друга».

— Всё из-за тебя, сволочь, — проговорил Форд и вышел из библиотеки. Сейчас он листал Дневник и ужасался, и в то же время удивлялся. До такого он бы точно никогда не додумался.

Мэйбл печально смотрела в окно. Она винила себя в том, что до этого не верила Дипперу. Он ей говорил про то что написано в Дневнике. Но она лишь смеялась и дразнила его. А теперь девушка сильно жалела о том, что она, как ей казалось, плохая сестра.

Сус, сидевший рядом с подругой, наблюдал за грустной хозяйкой. Толстяк тоже был шокирован новостью о том, что его друг дружит с демоном. Но грустная Мэйбл вызвала у него печаль. Он дружелюбно положил свою большую сильную руку ей на плечо и произнес:

— Не грусти, Мэйбл. Все будет хорошо.

Но в глубине души он сомневался.

Тут машина резко затормозила около огромных резных железных ворот.

— Приехали, — рявкнул Стэн. Все сидящие в машине, словно по приказу вышли из неё. За воротами стоял огромный деревянный особняк в готическом стиле.

Особняк Норствестов был намного больше и выше особняка Пайнс. Мэйбл несколько раз была в этом нём, и он оставил ей совсем мрачное впечатление о себе.

Стэн открыл скрипучие ворота и оглянулся.

— Ну, чего встали? Пошли, времени в обрез.

Мэйбл взяла Суса за руку, и оба двинулись за прадядями. Особняк Нортвестов после банкротства его бывших хозяев, перешёл во владение местного сумасшедшего — Фидлфорда МакГакета и его жены Алисы. За три года особняк стал заметно преображаться. Его жена рассадила вокруг особняка рододендроны и тюльпаны. Она знала, что эти цветы любил её муж. Но на этот раз цветы завяли.

Все четверо вошли на крыльцо особняка, и Форд постучал в дверь.

— Может, не надо было стучать. Вдруг этот псих умер? — спросил Стэн.

— Слушай, этот, как ты говоришь, псих — тоже жертва Билла Шифра. Он видел его истинный замысел и, возможно, способ победить гада.

Мэйбл жалась к толстяку. Особняк пугал её больше всего на свете. Ей казалось, что он гнал её, Суса и дядюшек. «Скорей бы уйти отсюда», — думала она.

Тут за дверью раздались шаги, и скрипучая дубовая дверь отворилась. На пороге стояла бледная тощая старушка с крашенными в рыжий цвет волосами, забранных в прическу «шишку». Темно-сиреневое платье до пола казалось ей не по размеру. Она оглядела гостей и тихо произнесла:

— Пайнс? Что вы тут делать? — произнесла она с акцентом.

— Да, это мы, — сказал Стэнфорд. — Мы пришли к Фидлфорду. Пустишь нас?

— Коньечно. Мы вас ждать. Здесь все собраться, и ждать вас, — она отворила дверь и отошла в сторону.

Гости прошли в огромное роскошное фойе.

— М-да. Фон Верте так и не научилась по-нашему разговаривать, — шепнул Стэн Сусу и Мэйбл и хихикнул. Тут перед ними возникла Алиса и произнесла на чистом немецком:

— Folgen Sie mir*. — и тихо начала подниматься по лестнице.

Все последовали за ней. Мрачный особняк был сплошь обставлен кадками с цветами и причудливыми конструкциями, созданных стариком МакГакетом. Поднявшись по огромной резной лестнице, они долго шли по темному коридору. Тут она резко свернула и растворилась во тьме.

— Куда она делась? — спросил Стэнли. Форд пожал плечами. Мэйбл все ближе жалась к Сусу. Она дрожала от страха. Вдруг эта Алиса набросится сзади на них. Эта тощая женщина напоминала ей старуху из страшных историй дяди Стэна.

Вдруг раздался скрип дубовой двери. В проходе стояла Алиса. Она посмотрела на гостей своими прозрачными глазами и сказала:

— Проходите.

***

В гостиной особняка Нортвестов стояла необычайная жара. Окна в гостиной были распахнуты настежь, и шторы темного цвета развивались на ветру. Старик МакГакетт сидел в около бильярдного стола и наблюдал за игрой молодого парня и женщины средних лет. Темноволосая женщина в цыганском костюме прицелилась в белый шар и толкнула белый шарик кием. Она внимательно следила за разноцветными шариками, катящихся по бархатной зелёной ткани. Один из шаров остановился около лунки. Женщина скрестила пальцы на руках, надеясь что шар попадет в лунку, и так оно и случилось. Женщина улыбнулась и вытерла смуглой ладонью лоб.



Annabelle Pickford

Отредактировано: 23.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться