Опередить себя

Размер шрифта: - +

2

Кладбище, на котором похоронили мою маму, было совсем недалеко, примерно в получасе езды отсюда. Около двадцати лет назад все они втроём, мои родители и дядя Мэт, жили здесь в этом маленьком городке, а потом отец переехал вместе со мной в столицу, перевёлся в местный колледж, и они стали видеться с Мэтом несколько раз в год. На его и мой дни рождения мы традиционно приезжали сюда, а на третий день возвращались домой, заезжая на кладбище.

Доехав, нам приходилось ещё минут десять идти пешком до могилы. С каждым годом кладбище становилось всё больше и всё серее и унылее. Такое чувство, будто зелёные растения могли существовать минимум в ста метрах от его границ.

«Хейли Эмбер Спаркс» – гласила табличка на её надгробии. Они даже не успели пожениться с отцом. Он рассказывал, что мама, будучи беременной мной, ехала по той же дороге, что вела от дома дяди Мэта сюда, потеряла сознание прямо за рулём. Когда её привезли в больницу меня успели спасти, а её после суток бесполезных попыток нет.

Слишком много событий для трёх дней подряд в году: два дня рождения и одна смерть.

Папа оставил белые розы, по его словам опять же, её любимые. Я просто стояла чуть в стороне, засунув руки в карманы и злясь на пронизывающий ветер. Наверное, стоило послушать совета насчёт шапки.

Я даже не знала, что делать и как вести себя каждый раз, как мы бывали здесь. Родителей моего папы не стало, когда мне даже ещё не было и шести лет, и я не помню их похорон. Родители мамы не поддерживали связь с моим отцом с самого моего рождения, я не уверена, что они помнят о моём существовании вообще.

Я лишь видела старые выцветшие фото моих родителей с Полароида, на которых было толком не разобрать ни цвет волос, ни глаз, ни одежды, что даже папа узнавался с трудом. Мне не было грустно или плохо, ведь я не знала свою маму, и от этого было неловко находиться здесь.

Мы шли от машины сюда молча и вернулись также молча. Оказавшись снова в салоне, я возобновила воспроизведение музыки в наушниках и закрыла глаза, приготовившись проспать следующие пару часов.

– Милая?

– М? – отозвалась я на оклик отца, вытаскивая один наушник из уха. Ну вот, только задремала.

– Ты подумала над тем, что будешь делать в следующем году?

Его настроение явно испортилось с того момента, как мы уехали от Мэта. Он в очередной раз пытался натолкнуть меня на путь истинный после того, как я решила уйти из того колледжа, в котором он сам учился в нашем городе. Папа хотел, чтобы я стала врачом. Как и мама. Если бы она доучилась. Но для меня это всегда было лишь средством заставить папочку мной гордиться, и после первого курса я сдалась. Потому что тяжело было вызывать гордость тем, что мне самой вообще неинтересно.

– Давай поговорим об этом дома? – уклончиво ответила я и, пытаясь сменить тему, добавила:

– О ком вы говорили с Мэтом перед тем, как мы ушли?

– Да так... Старая история. Твой дядя слишком сентиментально относится к некоторым событиям нашей молодости. Вот ты знала, почему он так назвал свою собаку..?

– Осторожней, пап! – он, видимо, так хотел рассказать эту историю, что неосознанно развернулся ко мне и чуть не выехал на встречную полосу.

– Чёрт... Чёрт! – начал нервничать он, пытаясь свернуть к обочине.

– В чём дело?

– Ты только не волнуйся, кажется, тормоза не работают.

– Ты серьёзно?

– Слушай внимательно, выпрыгивай из машины через правую дверь и звони в скорую!

– А ты?!

– А я следом за тобой.

– Пап, нет!

– Делай сейчас же то, что я сказал!

Я секунду помедлила, дёрнула ручку двери и почувствовала, как пыль дороги наполнила ноздри.



Ксения Бирман

Отредактировано: 24.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться