Опиум

Размер шрифта: - +

Пролог

Миллионы солнечных бликов переливаются на зеркальной поверхности Тихого океана. Сегодня хозяин Земли как никогда спокоен, умиротворён и тих. Маленькие его слуги тихо пробегаются по глади, с грохотом выбрасываясь на берег. Они, как тоненькие атласные ленты, расстилаются на сотни метров вдоль прозрачной поверхности голубой воды.

Рядом с океаном всегда дует ветер. Он, как глоток холодной воды после тяжёлой тренировки, заново даёт жизнь, обновляет мысли и чувства.

Морской ветер раздувает её рыжие волосы, которые бархатными лентами стремятся улететь за спину. Кажется, что вместе с прохладой, ветер приносит и капельки морской воды, которые остаются на её губах в виде еле заметной солёности. Слизнув с бледных губ живительный нектар океана, её мысли улетучивались на его дно. Огромная толща воды обняла девушку со всех сторон, создавая своеобразный кокон, не дающий захлебнуться. Открыв глаза, девушка еле заметно перепугалась, но контроль над собой слишком хорошо ей даётся. Толща воды теперь не казалось такой светлой и невинной. На дне океана вода приобретала совсем иной цвет, как будто неопытный художник нечаянно уронил фиолетовую краску в воду. Вот и сейчас девушка находилась в этой гуще, поглощённая хозяином Земли. Не только вода изменила свой окрас. Волосы рыжеволосой стали темнее. Они поднялись вверх, как миллионы корней, обвивая её лицо. А вдруг после того, как она выйдет из воды, волосы останутся фиолетовыми? От такой глупой мысли уголки её губ приподнялись, а большие глаза приобрели подобие маленьких щёлочек.

Взгляд забегал по бесконечной толще воды. Привыкнув к такой необычной обстановке, девушке удалось разглядеть что-то по истине волшебное. Океан приоткрыл занавес, показал ей своих маленьких обитателей. Не спеша, рыбы проплывали мимо неё, даже не обращая внимание. Они не боялись. Может быть, она уже одна из них? Может быть, она слилась с водой воедино? Ленивое передвижение маленьких жителей на такой глубине сравнимо с полётом в небе, таким же прекрасным и недоступным.

Но где же выход из этого необычного мира? Над девушкой возвысился голубой простор поверхности океана, такой же прекрасный и чарующий. Сквозь воду ей было видно еле заметное голубое небо и несколько неприятных облаков, нарушавших эту гармонию.

Медленными движениями её руки стали как будто раздвигать воду, подталкивая тело к поверхности океана. Мгновение...

Её разум пытался хоть на минуту остаться в мире голубой воды, но опять начавшиеся судороги оторвали девушку от мечт, вернув в реальность. Руки судорожно затряслись. Разум был ещё чист и невинен, но этого нельзя было сказать об её теле. Вечно мучающий вопрос не заставил себя долго ждать.

«Почему именно я?»

Она не могла дать ясный ответ на свой вопрос, ведь её никто не мог поддержать. Она стала одинокой и знала, что заслужила это. Именно её руки, её разум, её тело совершали всё то, что она бы с радостью собрала в кучу и скинула с обрыва в пучину океана. Ей хотелось сброситься с обрыва, хотелось облачиться в воды и стать единым целым с мировым потоком. Но девушка прекрасно понимала, что это невозможно, ей нельзя стать частью чего-то большего, частью мира. Теперь она разорвана на сотни кусочков, её тело – это лишь пустая оболочка некогда весёлой и жизнерадостной Энни Уиллис. Её разум не в силах подчиняться мировым законам человечества.

«- Скажи мне, какие у тебя проблемы, Энни? – его чёрные глаза пронизывали и обжигали разум девушки. Ступор и шок не позволяли сказать хоть что-то.

Она знала, что его красота и величие лишь погубит её, но сопротивляться уже не было сил.

Энни сидела на кровати, прижавшись спиной к холодной голубой стене. Взгляд её беспрерывно смотрел в глаза парня, который застыл в кресле, почти слившись с темнотой неосвещённого угла. Его чёрная одежда и мрачный взгляд раньше пугала и отталкивала девушку, но это чувство испарилось. Непреодолимое желание и привязанность лишь больше влекли её разум.

Долгое молчание и взгляд полный страха и еле заметного желания стал лишь больше раззадоривать юношу. Наклонившись корпусом вперёд, он оперелся локтями на колени, произнеся фразу повторно:

- Скажи мне, Энни, - более настойчиво произнёс он. В долю секунды его голос перестал быть нежным и пьянящим. Если бы можно было с чем-то сравнить ноты этой музыки, то она бы представила бокал вина, который она жаждала испить при малейшей возможности. Но он не оставлял и малейшего шанса на такой исход событий. Он держал её в железных оковах и не позволял приближаться ближе.

- Скажи, - голос зверел и не нёс ничего, кроме горящей лавы, которая была готова растопить её уши.

- Мне нужен опиум, - три слова, за которые она готова отдаться любому встречному. Она убьёт всё, что способно двигаться, лишь бы получить новый флакон. Но она была всё так же невинна, как прекрасные хвойные леса, не тронутые человеком. И без таких жертв он давал ей желаемое. Он питался её болью, наслаждаясь каплями безумного страха и беззащитности. Ему нравилось просто причинять ей боль, нравилась её зависимость.

- Флакончик не так уж легко получить, Энни, - он встал с кресла, направляясь в сторону закрытого окна. Шторы цвета сырой земли очень нравились девушке, что нельзя сказать о мнении её матери, которая настойчиво старалась выкинуть их, осветив некогда приятную светлую комнату. – Ты должна дать мне обещание.

Парень или лучше сказать – мужчина, устремил взгляд на первые лучи солнца, которые уже касались верхушек высоких хвойных деревьев.

Таинственно и чарующе его голос ласкал слух Энни. Он заставлял будоражить её чувства и застывшую фантазию.

- Но если ты нарушишь обещание, - продолжал парень, разглядывая шторы. – Ты навечно уйдёшь. Ты больше никогда сюда не вернёшься».



LizaKlar

Отредактировано: 14.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться