оплата по счетчику

Font size: - +

оплата по счетчику

ОПЛАТА ПО СЧЕТЧИКУ «из записок Его Превосходительства» - ... альфа, альфа, на экранах кривой. Мы в центое. - Альфа на связи. Дуйте на периферию. Смотреть на круг. Придерживать инструкцию, можно ногой, можно левой. - Не понял… - Кретин! - Теперь понял. На периферию. Ветер усиливается. Чужих нет. Зона свободна. В круглой рубке патрульного корабля вдоль стен расположилось огромное множество разнообразных панелей. Со всех сторон сверкали сотни - от малепусенького до здоровенного - экранов, переливались ряды радующих глаз лампочек и разных прочих финтифлюшек. А сбоку от пульта, странной формы доски, назойливо наводящей на мысль о непременной виселице в конце дней своих, торчало несколько действительно нужных рычажков и пара-другая кнопок. Однако и над этими необходимыми предметами, на стене, висело нечто вроде картины, на которой некто вроде утопленника, был изображен. Первый пилот корабля, он же командир и капитан - Ыырх, внешне - ске¬лет в самом расцвете сил, поплотнее устроил в кресле свое, издающее непотребные звуки тело, и посмотрел как там второй пилот - Ага-хр-р. Второй пилот, маленький, толстый, с отвисшей нижней губой и дурным глазом, но одним, жадно лизнул свою отвисшую губу и, в свою очередь, вылупился на капитана. - Когда-нибудь удавлю гада, - подумал Ыырх и отвернулся, с трудом удерживаясь от желания плюнуть в Ага-хр-ра. Своего второго пилота Ыырх не любил и хотел видеть в гробу, в белых тапочках. - Ну, вот, остался всего час полета – произнес ничего не подозревающий о некрофильских склонностях капитана Ага-хр-р, - и возвращаемся на базу. При этих словах, Ага-хр-р снова высунул язык и жадно лизнул свою губу. Ыырх с завистью глянул на второго пилота. Лично его возвра¬щение на базу ничем не радовало. Скандалы с женой и ежедневные угрозы тещи:- Смотри, я те ребра-то пересчитаю!- порядком поднадоели ему, и Ыырх уже не раз подумы¬вал отравить их обоих. - А погоняю-ка я Ага-хр-ра по инструкции,- неожиданно пришла в голову капитана светлая мысль и он заранее плотоядно ухмыльнулся. – И мне будет приятно и ему не до возвращения на базу… За всю свою поганую жизнь Ыырх еще ни разу не встречал человека, полностью вызубрившего все 33 тома служебной инструкции. - Поскольку до завершения полета никак не менее 40 минут,- начал Ыырх,- то... - До конца полета никак не менее 57 минут 43 секунд,- без спроса, влез с поправкой корабельный компьютер. - Цыц, образина!- крикнул на компьютер Ага-хр-р, хорошо зная, что любая техника с голосом немедленно приводит капитана в состояние жуткой мизантропии и желанию удавить всех изобретателей, а заодно и Ага-хр-ра. - Не твое дело,- огрызнулся компьютер - Молчать!- гаркнул Ыырх, предчувствуя назревающую склоку.- Не хватало мне еще скандала с железякой безмозглой. Корабельный мозг обиженно засопел, еле слышно бормоча:- Вы у ме¬ня еще полетаете, я вас завезу... - Командир,- вдруг сдавленно ахнул второй пилот,- муха! - Какая муха, зачем муха?- всполошился Ыырх.- Откуда муха? На самом большом дисплее корабля, ближе к краю, вольготно расположилась наглая, плечистая волосатая муха-космонавт. - Здрасьте! - произнесла муха. - Здрасьте! - сказали Ыырх и Ага-хр-р, и Ыырх скучно подумал: - Вот и долетались… Муха-космонавт, она же молекулярная муха, почитай уважалась капитанами всех звездолетов - от крошечных курьеров до здоровенных мусоровозов - за скверный нрав и невероятную прожорливость. Ей ничего не стоило разложить на атомы весь груз торговца, а потом настучать налоговой инспекции, что капитан оного кораб¬ля пустил все «налево», продал за наличные оптовым купцам с занюханной планетёнки. А жрала муха, вообще, все подряд: - от мрачных телепередач типа "Разгул бандитизма среди пятачков", "Свиноматки-содержательницы звездных блатхаз" и "Хряки- воры в законе", до неподдающихся ни гниению, ни ржавлению, ни разложе¬нию металлоконструкций какой-то мерзопакостной цивилизации с края галактики. Представители сей цивилизации утыкали своими произведениями с добрый десяток пригодных для жизни планет - если бы не их изделия. - Боже мой, кыш, кыш!- брызжа слюной, заорал Ыырх.- Паскуда проклятая! Второй пилот Ага-хр-р тотчас вспомнил пункт 4, том 12, инструкции №5, гла¬сящей: "Ежели вы увидели муху, какающую на ваше мнение и на вас лично, постарайтесь убить ее до того, как это сделает за вас кто-то более путный". Следуя инструкции, Ага-хр-р немед¬ленно выхватил бластер и влепил заряд туда, где, по его расчетам, сидела муха. Вопреки своим ожиданиям и природному косоглазию, в муху Ага-хр-р не попал, за¬то прожег большую дыру в экране компьютера. Компьютер тут же принял это за объявление ему лично войны и возопил: - Какая низкая месть! И эта слепая кляча, претендует на звание лучшего стрелка в звездных силах Его Величества? Даже в меня толком попасть не может, снайпер недоделанный! - Будешь вякать, разберу на железки,- обозлено пообещал компьютеру второй пилот, настороженно поводя бластером. Пока Ага-хр-р доказывал корабельному мозгу кто умнее, капитан сумел-таки внушить мухе опасение за свою жизнь, периодически размахивая перед ней баллоном с дихлофосом. - Дебильный какой-то,- размышляла муха, уворачиваясь от Ыырха,- ни почесаться спокойно, ни покалякать о том, о сем. Летать не могут, а туда же, с дуби¬ной. Наконец, командир надоел мухе своими приставаниями, и она неспешно удали¬лась с корабля. Однако, на прощание, муха, нагадила в кресло командира и вывела в воздухе матерное слово. Ыырх и Ага-хр-р переглянулись и одновременно выпустили воздух, облегченно вздохнув. Пока второй пи¬лот засовывал на место свой бластер и баллон с дихлофосом командира, а сам командир примеривался к фекалиям мухи, надеясь, что они навалены в кресло не просто так, а с умыслом (что, в общем-то, так и было), в рубке возникло голубоватое мерцание. Секундой спустя взвыл и испустил дух зуммер, а вслед за ним и сканер. Ыырх и Ага-хр-р замерли по стой¬ке смирно там, где находились. Посреди главной каюты патрульного корабля "Ах-ты-шибко-умный-уже 77-по счету" сформировался тучный фантом курьера Его Величества, за глаза называемый Приплюснутым. Тряся голой задницей - последняя придворная мода - и прочими жирными телесами, затянутыми в глухое трико, курьер Его Величества исполнил белый танец, танец живота, танец глухих тетеревов, после чего сложился в три поги¬бели и, глумливо щерясь, завопил; - Да здравствует Его Величество Тампакс 112-й и 114-й! Да здравствует Либресия и средство от энуреза! В рубке наступила зловещая тишина. Выждав подобающую паузу, Приплюснутый продолжил:- Народ Либресии и Алвейс и лично повар Его Величества довольны работой агента Бжеймса Донда на благо нашей великой Родины! Посему, в честь совершенносемисотлетия рекламной компа¬нии памперса "бэби Драй Плюс Юниор" и тульского пряника, полагает необходимым наградить Бжеймса Донда презентом. Именно вам, - тут курьер скривился и плюнул,- довере¬на высокая миссия выполнить пожелание народа Либресии. Курьер разогнулся, потянулся, сморкнулся и чисто буднично добавил:- Ско¬рость прилипания прокладок Кэфри зависит от температуры тела, а также мямлики лучше есть здоровенькими. Также смотреть приложение к инструкции за 5 от 5-155 до 25-255 в файле 355-ом. После чего Приплюснутый, поковырявшись в носу, поинтересовался: - Вас блохи не мучают? – Сказал:- Хорошо у вас тут! - И попросил у капитана побриться. Затем вытер грязные пальцы о штаны Ыырха и исчез вмес¬те с его бритвенными принадлежностями в голубоватом свечении также быстро, как и появился. Ага-хр-р медленно опустился в кресло. Ыырх хотел сделать тоже самое, но вовремя вспомнил о мухе. - Я это, убраться мне необходимо, - глядя в сторону, негромко обронил Ыырх.- А ты, пока, поищи приложение в памяти компьютера. - Неча во мне искать,- неожиданно заявил компьютер,- нет у меня никакого при¬ложения к инструкции. - И обращаясь персонально ко второму пилоту, добавил:- И не тяни свои грязные ручонки, я щекотки боюсь. - Как нет,- не сразу отозвался капитан, делая какие-то пасы над креслом, - должно быть. - Нет его,- снова сказал компьютер,- муха сожрала! - Ну и черт с ней, - после минутной паузы, абсолютно спокойно заявил Ыырх. - Ведь, по инструкции, – здесь командир гнусно осклабился, выставил вперед здоровенную вставную челюсть, – за сохранность приложения отвечает второй пилот. Значит, второму пилоту и отдуваться перед начальством. - Вот сволочь,- тоскливо подумал Ага-хр-р,- ведь, так и доложит по инстанции. Необходимо что-то срочно придумать. - Капитан,- спустя минуту, радостно произнес второй пилот,- есть идея! - Что за идея?- осторожно спросил Ыырх.- Давай обсудим. Жизнь Бжеймса Донда и раньше не знала никаких проблем, а в последние дни вообще превратилась в сущий рай. Стоило ему только подумать о чем-то, а ему уже несли это готовеньким. Любое дело, любое начинание ладилось, стоило только кончиком пальца коснуться его. - В действительности,- размышлял Бжеймс Донд, причесываясь перед зеркалом в прихожей,- я всем обязан "колобкам". Они предложили сделку. Я им - сбор и передачу информации, они мне – превращение из бизнесмена-неудачника (в пределах родного штата не существовало ни одного проекта, который бы Бжеймс не сумел провалить) в преуспевающего дельца. Гарантия выражалась в небольшом, под старину, медном флаконе с маслянистой желтоватой жидкостью – вот, как раз недавно, колобки доставили ему очередной флакон... Донд должен был раз в сутки мазаться этой жидкостью. Первая же "проба пера" оказалась удачнейшей. Одна весьма сомнительная сделка (от полнейшей безнадеги Бжеймс брался и за такие) с продажей оружия через очень малоразвитые страны совсем недоразвитым, горела синим пламенем, если бы не эликсир благополучия. Бжеймс, до сих пор, с ухмылкой, вспоминал замерших в предвкушении дармовой сенсации с диктофонами, магнитофонами, видеофонами, мобилками, копилками, женами, тещами, любовницами, памперсами, сникерсами, марсами, блохами, клопами и тараканами в голове, журналистов, и разинувшего рот до бугристых плечей дебила-шерифа. Ведь, в ящиках, вместо суперракет, находились чугунные гениталии для клубов сексуальных меньшинств. Бжеймс Донд поправил галстук, еще раз критически осмотрел свое отражение в зеркале - прическа, рубашка, галстук и брюки все в одном, сугубо деловом стиле - и вышел из комнаты. Задержавшись в прихожей, он сменил домашние тапочки на летние туфли и направился к выходу. Уже взявшись за ручку и слегка приоткрыв дверь, Донд передумал и решил вернуться за зонтиком. Лето в этом году выдалось необычным. Жара на улице стояла невыносимая, температура зашкаливала за 30, но раз в день обязательно шел дождь. Иногда проливной, а иногда мелкий и нудный, часа на 2-3. Снимая зонтик с вешалки, Бжеймс услышал, как по лестнице прозвучали чьи-то быстрые шаги. - И не лень кому-то тащиться ко мне,- подумал Донд,- в такую даль. В доме раздался звонок и одновременно послышался треск распахиваемой бесцеремонно двери. Когда Бжеймс обернулся, на пороге стояли двое. Сильно загорелые и очень грязные. В общем, молодые и даже с остатками интеллекта на побитых физиономиях. Ночной колпак, дырявые носки - из одного торчал мозолистый большой палец, полуразложившиеся остатки рубахи и семейные трусы до пяток - у первого, волосатая накладная грудь, рваные на жопе штаны и перекошенная от вожделения рожа с подбитым глазом - у второго, наводили на неприятную мысль, что буквально еще 5 минут назад эти двое собирались переночевать на городской свалке. Однако, неизвестно почему, передумали и приперлись к нему. - Послушай, приятель,- кося одним глазом, а вторым пытаясь заглянуть Донду в рот, фамильярно обратился тот, что в колпаке,- мы из фонда оголодавшей саранчи. - Какой-какой саранчи?- оторопело переспросил Донд, чувствуя неприятную сухость во рту. Теперь оба глаза типа в колпаке смотрели в разные стороны. - Оголодавшей,- заикаясь, понуро повторил второй из визитеров и добавил,- ведь ее так много, а жрать-то она так горазда. Бжеймсу показалось - слеза умиления покатилась из подбитого глаза говорящего. - А, впрочем,- тут посетитель в колпаке подтянул трусы повыше, до подмышек, и протянул Бжеймсу удостоверение полицейского из отдела по борьбе с вшивыми гражданами, то есть по борьбе с наркотиками и их распространителями. - Какие наркотики? Вы что, охренели?- ужаснулся Донд.- Я добропорядочный гражданин! - В участке будешь рассказывать о своей порядочности,- хихикнул тип в семей¬ных трусах и неожиданно рявкнул,- а ну пошел, пошел, стрекозел! На улице в тени платанов, окаймлявших вход на виллу, стояло темно-вишневое полицейское авто. В машине находился еще один человек. - Бог мой,- ощущая нарастающий ком неприятностей, подумал Бжеймс,- я его знаю, это же шериф Крэг! Шериф гостеприимно открыл дверцу авто. - Что же это вы к нам не заходите,- поприветствовал Крэг Донда. При этом, на коленях у шерифа, лежал полный набор юного врача-стоматолога под названием "Учусь драть зубы сам" и руки Крэга любовно поглаживали то один инструмент, то другой, и особенно любовно тоненькие кривые сверлышки. Едва за Бжеймсом захлопнулась дверь, и машина набрала скорость, шериф одним движением смел с колен жуткие щипцы и хищные зубила и, развернувшись к Донду, зло процедил:- Тебе конец, весельчак! Полтора года тому назад надо мной посмеялась вся Америка, но теперь все. Мы нашли ящики с ДС-2 и там повсюду твои пальчики. - А где не было, мы их там поставили, - честно сказал, один из сопровождавших Донда полицейских. Тот, который в трусах. - Не имеете права,- хотел было крикнуть Донд, но вовремя спохватился. - А сегодня утром накрыли группу торговцев наркотиками с побережья. И знаешь, на кого они указали? Бжеймс промолчал. Он смотрел в окно. На улице опять начало моросить, и первые капли дождя стучали по крыше автомобиля. Ему шили дело. Нахально и грубо. Наркотиками он никогда не занимался, не его профиль. Однако, все это ерунда. Донда смущало другое - почему перестал действовать эликсир? - На тебя!- не дождавшись ответа, изрек Крэг. – В общем, сейчас мы тебя посадим, - сказал торжественно шериф. – К извращенцам, - спустя секунду добавил он. - Я уже договорился с охраной тюрьмы. Да, чуть не забыл: - Ты где хранишь деньги? - В доме для престарелых,- чуть не брякнул Бжеймс, но вместо этого произнес: - В акциях "Чувак и компания" банка на Манхатан. - На, почитай,- шериф сунул ему в руки вечерний номер одной из городских газет. На первой странице ярко, со вкусом, с разворотом на весь лист, смаковалось неожиданное банкротство компании "Чувак и..." А на последней, в разделе "Их нравы", описывался арест правления банка на Манхатан, коему инкриминировалась растрата денег клиентов. - И вот еще что,- добавил Крэг,- два часа назад по подозрению в использовании препарата И-и-Ай-Ого арестован частнопрактикующий врач Жуликовски. В списках его клиентов фигурирует фамилия Донд. Для справки - препарат И-и-АЙ-Ого очень эффективен при лечении ряда заболеваний любовного характера. Побочный результат - необратимое изменение кожи, верианский рак. В голове Бжеймса проплыло видение чешуйчатого свинцовокожего человек Он содрогнулся. Полицейское авто пронеслось по людной даже в это время 17 авеню и, проры¬ваясь сквозь завесу усилившегося дождя, свернуло на скоростную эс¬такаду, к зданию городской каталажки. - Вот,- меланхолично отметил Бжеймс,- ровно 15 минут назад я был богат и уважаем, в течении 10 минут узнал, что разорен, болен скверной болезнью и меня везут в тюрьму по сфабрикованному обвинению. Вероятно, по сюжету, мне пора наложить на себя руки, одну или две, а если сумею, так и ноги, одну или две. Почти спустившись с эстакады, машина притормозила. Впереди, на встречную полосу выворачивал громадный трейлер. В бледных лучах едва проклевывавшегося солнца, грузовик казался ненормально большим, размером с двухэтажный дом. Его задние сдвоенные колеса скользили по мокрому асфальто-бетону, не находя сцепления. - Возьми в сторону,- не глядя на шофера, нервно приказал Крэг,- его сейчас занесет. Слова шерифа оказались пророческими - трейлер начало заносить. Тяжелый прицеп пошел юзом, ломая разделительный барьер между параллельными потоками движения. Полицейский автомобиль вильнул вбок, почти впритык обхо¬дя сползающую на полосу часть грузовика. - А вот я… - вдруг подумал Донд, - возьму и всех надую… - и, неожиданно для самого себя, для шерифа и полицейских в машине, резко наклонившись, открыл дверцу авто. В следующее мгновение, прямо через копов, на полном ходу, он ласточкой нырнул из машины… Последнее, что видел в этой жизни Бжеймс, были огромные, шипастые, в рост человека, колеса трейлера, накатывающие на него… Из последних городских новостей: "Вчера в результате дорожно-транспортного происшествия на скоростной эстакаде №3, пострадал известный, кое-кому, в малоизвестных дело¬вых кругах мистер Бжеймс Донд. По дороге в больницу потерпевший дал дуба". Из секретной переписки НАСА:- По сообщению сотрудничающего с нами офице¬ра Либресианской империи, в 20-х числах этого года, этого месяца в городе Н должен был погибнуть или получить тяжелые травмы работающий на Империю агент. Прошу, Вас, дать мне сводку происшествий за последние дни по интересующему нас городу. - Вот, я и сподобился,- мурлыкал себе под нос Ага-хр-р, спускаясь с корабля на внешний ярус базы. – И командира подставил и сам уцелел. Теперь, главное, прикинуться полным идиотом, когда следствие будет. От усердия, мол, нагородил чего-то... - Ну, Ага-хр-р,- топая из космопорта домой, думал Ыырх,- ну, чудак на букву «м»! Меня хотел подставить… Ладно, пусть пребывает в ложной уверенности, что я такой же осел, как и он. Правда, все равно, кое-что, пришлось подправить, чтобы окончательно превратить эликсир благополучия в генератор неприятностей. Да, и предупредить землян о возможных последствиях «подарочка»… На пологих, безлесых склонах Желтых гор осень всегда наступала раньше. Медлительная, с невысокими, местами поросшими самбуком, берегами река Прозрачная уже несла опавшие багровые листья вниз, в долину Семи холмов. Слабый ветерок шевелил верхушки деревьев, давая приятную свежесть взору. - История повторяется,- размышлял, кутаясь в тяжелый халат, Аруах, курьер Его Величества, за глаза называемый Приплюснутым. - Борьба придворных раздирает Либресию. Император устранился от дел. Памперсы раздаются направо и налево, тампаксы и прочие «оби» уже и даром никому не нужны. Я, и только я рискнул взять судьбу империи в свои руки, начать игру с землянами, сделать первый ход. Экипаж патрульного катера сыграл по мной придуманным правилам. Зная настроения в армии, проанализировав расстояние между большим пальцем моей ноги и соседней галактикой, а также распространение бульков при метании камня по воде, я грамотно распределил роли. И нашел общий язык с космической мухой. Главное, чтобы земляне теперь поняли, кто с ними вступает в контакт. – И курьер Его Величества Аруах, за глаза называемый Приплюс¬нутым, встал с кресла. Кресла, поставленного слугой на спуске с горы, недалеко от родового замка Аруахов. Подметая квелую траву полами тяжелого кунаширского халата, Приплюснутый, не спеша, начал спускаться к лениво несущей свои воды, с маленькими бурунчиками водоворотов, реке.



Станислав Городков

#9636 at Fantasy
#10552 at Other
#2336 at Humor

Text includes: космос, черный юмор

Edited: 17.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: