Оппа, Саранхе!

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 8. Сердечная болезнь или "все беды от баб"

 

Я всегда любил проводить вечера в кругу семьи. Потому что в канун праздников отец преобразовывался до неузнаваемости, и даже мне мог дать фору в своем остроумии. Вот и сегодня, после моего возвращения домой, в гостиной не хватало только нуны. 

И пока я поглощал умопомрачительно вкусный супчик из курочки, с лапшичкой и специями, мама всё никак не могла отойти от моей ноги. Она вот уже минут пятнадцать перематывала её то так, то сяк. 

  - Ну, как же тебя только угораздило то так, миленький! 

  - Нимчего... замшивет мам! Не волмуйся... 

  - Прожуй вначале, а потом говори! 

  - Не кричи на него! Бин сделал всё так, как я его учил! Он спас девушку от травм, и поступил как мужчина, а не тепличное растение. 

  - Ккак ддевушку? Какую девушку? - заикаясь спросила мама и села на журнальный столик напротив меня. 

Я же чуть не поперхнулся супом, а папа просто спрятался опять за своей газеткой. Вот и озорник предпраздничный проснулся! И зачем я только ему рассказал о Дакоте? 

  - Пригласи её к нам на ужин сегодня, Бин, - хоть бы газетку убрал, пока говорил это, - Пусть девочка посмотрит как мы празднуем их исконный праздник. 


  - Не богохульничай, пирожочек! И вообще, какая ещё девушка? 

  - Я твою веру уважаю, женщина. Уважай и ты мою! Как это какую? Девушку нашего сына, или ты думала он просто так решил увечья себе нанести? 

Мама бросила бинты, а мои палочки упали аккурат в пиалу с супчиком. Что происходит? 

  - Бин Бин! Какие ещё девушки?! У тебя защита диссертации на носу! 

  - Милая... - на этот раз отец таки положил газету и строго посмотрел на мать. - Он не мальчик, и давно! 

  - Папа, она ... вряд ли согласится.

Но родитель был неумолим. Отец стрельнул в меня хитрым взглядом, и огорошил своим заявлением: 

  - Моему сыну она не откажет. Так что иди переоденься в нормальную одежду, и я... жду тебя в гараже. 

  - Даже не думай, Син! Я не позволю! 

  - А кто тебя будет спрашивать то! - хохотнул отец, а потом строго зыркнул в мою сторону, - Ты ещё тут? 

  - Уже иду! 

Я отдал маме пиалу и помчался в комнату. Что затеял отец и чем мне это выльется было трудно представить, но не послушаться его равносильно скандалу. Ведь он начнёт песочить меня, мать его, он мать, а потом нуна скажет, что любимый сынок опять виноват в семейных распрях. 

Поэтому я раскрыл шкаф, и присмотрелся к его содержимому. В понимании отца я должен был выглядеть не как подросток-переросток из дорам про школу, а как мужик... Коим в принципе и был. Но я не любил строгий стиль в одежде, и предпочитал толстовки, кроссовки, майки, пуховики... Короче, чобалем меня трудно было назвать. Поэтому, единственная рубашка и костюм были поминальными... 

Ну... Делать нечего, придется одеть это. 

Но как же без моей дражайшей сестрёнки и её острого языка, после ночной смены в участке. 

  - У нас что, кто-то умер? 

Нуна поднималась в свою комнату, и узрев меня в чёрном пальто в пол, под которым красовалась черная рубашка под стать серым джинсам, даже присвистнула. 

  - Ты зачем поминальный костюм в сочельник напялил? 

Хохот стоял такой, что даже соседи, наверное, услышали.

  - Очень смешно, нуна! Ты вижу на гулянку в участок не собираешься? Что папа догадался, что это лишь очередное вранье, чтобы видится со своим этим чобалем на крайслере? 

  - Откуда...? 

Я начал спускаться вниз, когда остановился возле сестры и прошептал ей на ухо: 

  - Он привозил тебя под ворота дома, инспектор ты без мозгов! Может пора отцу с ним познакомится? 

  - Шел бы ты... на свои поминки! - вот же язва, а я ведь серьезно. 

  - На На, отец сказал привести мою девушку на ужин. Это твой шанс не облажаться и реабилитировать своего господина "золотая кредитная карта". 

  Она сощурила глаза, а потом до неё наконец дошло: 

  - Мать ведь не слезет с девочки... - нуна скривилась и понимающе кивнула, - А если я приведу Джуна...

  - То у матери не будет шанса приставать к моей Дакоте, а отец наконец успокоится и примет твоего жениха.


  - Слушай, Бин! А ты иногда используешь мозг по назначению! 

  - Жаль, что ты его не используешь вообще. 

С этими словами я поспешил к гаражу, и уже перебрал сотни вариантов, зачем отец меня туда позвал. Но я даже и помыслить не мог, что он решится на такое. 

  - Снимай с неё чехол, Бин Бин! 

  - Но...

  - Снимай, кому говорят! - шикнул папа, пока я смотрел на автомобиль накрытый чехлом. 

Отцовский мустанг стоял тут ещё со времен его молодости. А после аварии, он и подавно никогда не спускался в гараж. Эта машина была его памятью о маме. Поэтому даже купив ту консервную банку, на которой он разбился, папа не продал мустанг. 

Я медленно поднял руку, и потянул за ткань, которая тут же начала скользить по корпусу. Много раз папа показывал нам эту машину, но никогда не подпускал и близко.  Даже когда нуна стала инспектором, он не отдал ей это авто. 

В тусклом свете блеснула черная краска, и ткань обогнув плавные, но в тоже время резкие линии упала на пол. 


 - Теперь она твоя! - я вздрогнул от этих слов и посмотрел на протянутую руку отца, пальцы которой сжимали ключи от этой крошки. 


  - Папа... Но...

  - Никаких но! Хватит ездить на велосипеде, тебе не восемнадцать. 



Кристина Ли

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться