Опять перешли на "вы"

Размер шрифта: - +

Глава 8

Марина

На экране высветился номер шефа.

-Привет, Марина, как у мамы дела?

-Здравствуйте. Вот сегодня операцию делают, скоро должны закончить, - взволнованно проговорила я, глядя на часы.

-Не переживай. Я прям чувствую, как ты трясешься. Ты говорила доктор грамотный, все будет хорошо.

-Да, конечно, я все понимаю, просто все равно волнительно. Сказали, она от наркоза будет долго отходить.

-Ты обязательно позвони, как все закончится, - предупредил шеф.

-Петр Ильич, конечно.

-Марин, я тут подумал, может тебе на денек ко мне в Москву съездить? А что, я так по Соне соскучился, возьмешь ребенка - покажешь ей город, да и сама развеешься после таких переживаний!

-Не знаю, Петр Ильич, надо подумать.

-Поболтаем с тобой лично, по поводу шпиона в твоем офисе, есть кое-какие идеи. А моя Таня за Соней пока присмотрит.

-Я поняла вас, спасибо за приглашение. На следующей неделе нормально будет? – конечно, очень хотелось узнать, что же придумал шеф по поводу проблемы утечки информации.

-Да, хорошо.

-Ладно, ну ближе к делу я еще скажу вам.

-Хорошо, буду ждать. Пока.

-До свидания! – я отключила вызов.

Пытаясь отвлечься, я занялась работой. Было два часа, когда мама мне позвонила.

-Привет, мамуль, ну как ты?

-Привет, Маруся, все хорошо. Только отошла от наркоза немного голова кружится. Глеб Валерьевич со мной поговорил, сказал, что все прошло успешно. Слава Богу.

-Да, отлично!

-Сейчас в реанимации, скоро отвезут в палату сказали.

-Хорошо. Я в пять часов освобожусь и тебе приеду. Что привезти?

-Ничего особо не нужно, только мандаринов захотелось.

-Хорошо, будут. Папе не забудь позвонить.

-Конечно, ладно, пока до вечера.

-Пока!

Я так обрадовалась, когда услышала любимый голос. На радостях я еле-еле досидела до пяти, и с чистой совестью вышла на улицу. Пройдя по скверу, я наткнулась на фруктовый киоск, где выбрала самые спелые мандарины. И в приподнятом настроении добралась до больницы.

Подойдя к отделению, я услышала какой то шум. Открыв дверь, я ужаснулась: некоторые пациенты вышли из палат и выглядывали из за дверей, несколько медсестер бегали с телефонами от одного поста к другому шумно переговариваясь.

-За Смирновой сейчас родственники приедут! Тело уже оформили? Кто будет разговаривать? Блохин? Краснов? – громко и недовольно проговорила полноватая медсестра, проходя рядом со мной. Услышав свою фамилию я, ничего не понимая, невольно привлекла ее внимание.

-Простите, а что вы сказали про Смирнову? Какое тело?– я встала на пути массивной медсестры.

-Там в реанимации сейчас не спасли. Смирнова Юля или Юлия, как-то так, - начала объяснять женщина, но я уже не слышала. Нестерпимый звон наполнил мою голову, я беззвучно прошептала «Юлия». Пакет с продуктами выпал из моей руки, и я тут же осела на пол. Увидев, как медленно раскатились оранжевые мандарины по серому кафелю, я закрыла глаза, окончательно потеряв сознание.

 

-Марина, Марина Петровна, открывайте глаза, - проговорил знакомый спокойный голос. Я медленно открыла глаза, обнаружив перед собой лицо Глеба Валерьевича. Вспомнив все произошедшее, я тихо спросила:

-Моя мама! П-почему?

-С вашей мамой все хорошо, Инна, не хотите извиниться? – строго спросил Глеб, у стоящей возле него медсестры. Я шире открыла глаза и оценила обстановку. Я лежала на диване в кабинете Глеба, он сам сидел на стуле рядом со мной, а та медсестра, что сообщила мне такое, виновато опустила голову.

-Марина Петровна, как вы себя чувствуете? Если все нормально, то лежите здесь, сколько понадобится, Инна, если что вам поможет. Сейчас приедут родственники, мне надо идти, - он быстро вышел из кабинета.

-Марина Петровна, вы простите, меня, пожалуйста. Я нечаянно перепутала имена. Они так похожи. Ваша мама после операции сейчас отдыхает, с ней все в порядке.

-Правда? – слабо улыбнулась я.

-Да, вы извините, такой стресс для вас, вы потеряли сознание. У вас что-то болит?

-Голова немного кружится, - я положила руку на голову.

-Полежите, пожалуйста, еще. И ради Бога! Просите! И, я хотела простить, не писать вас жалобу на меня.

-Ничего, не переживайте. Все хорошо, - слабо кивнула я. Медсестра собиралась уходить, но я окликнула ее:

-Подождите, а кто умер в реанимации?

-Девушка 20 лет, Смирнова Юлиана. Я такое имя в первый раз встретила, думала, что это одно и тоже что Юлия, поэтому перепутала. Она по скорой поступила с кровотечением. Глеб Валерьевич, Павел Иванович с реаниматологами два часа пытались спасти, и кровь вливали. Все бесполезно, - грустно добавила она.



Яна Таранова

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться