Орден белой Розы

Размер шрифта: - +

Орден белой Розы

Казалось, мы сходили сума. Постоянный, непрерывный грохот барабанов звучал за нашими спинами, и мы боялись, боялись, как никогда прежде. Сколько еще мы сможем бежать в таком темпе?! И есть ли в этом хотя бы капля смысла? То, что за нашими спинами не остановит не одна армия. Орки — они не повернут назад, не отступят, не остановятся. Подобно бледной чуме, они расползутся по всему королевству. Столько племен,… тысячи воинов и все они идут на север. Проведя пальцами по облупившейся краске гербовой Розы на щите, я вспомнил клятву:

Я щит людей,

Я свет среди теней.

Я чист душой, и страха нет со мной.

Я помню зло, но я его отрёк,

Я рыцарь Белой Розы, и мне судья лишь бог.

Аванпост пал за считанные минуты. Прошлой ночью под покровом темноты несколько сот орков подобрались к частоколу стен. Зацепив бревна мощными крюками, с помощью канатов бледные вырвали часть укреплений. С яростными криками они ворвались во двор и устроили кровавую бойню. Из всего гарнизона выжить удалось только трем рыцарям. Они бежали из обреченного аванпоста в надежде донести весть в крепость Тайтари.

Лишенные сил, уставшие от бегства воины Розы добрались до небольшого овражка. Рыжие земляные стены приняли и укрыли их от бледной, голодной смерти, идущей по пятам. Беглецы с хрипами хватали воздух и никак не могли надышаться. Нежно голубые дублеты с кольчужными рукавами сейчас были темно — синими, насквозь вымокшими от пота. Сажа, рыжая земля и бурые пятна крови друзей и проклятых нелюдей маскировали их, будто лесных зверей.

Марк, всем телом опираясь на свое копье, поднялся на ноги и, глядя куда-то в пустоту, спросил:

— А далеко еще идти то? Да и дойдем ли?

Старый вояка Тим, оттягивая душащий подобно петле ворот, мрачно глянул на еще совсем молодого парня. Я поднялся с земли, схватил за повисшие плечи Марка, тряхнул его и задал вопрос, требуя ответа:

Кто ты?! — хотя, честно сказать, правильнее было бы задать этот вопрос себе, ибо в ответе нуждался я сам.

— Что? Что значит, кто я?

— Ты давал клятву. Я еще раз спрашиваю тебя, кто ты?!

Марк смотрел на меня напуганным, полным обреченности взглядом, но все же, медленно, с паузами выдавил из себя:

— Я,… щит,… людей.

Вместе, все трое мы закончили слова клятвы:

Я свет среди теней.

Я чист душой, и страха нет со мной.

Я помню зло, но я его отрёк.

Я рыцарь Белой Розы, и мне судья лишь бог.

— Братья, мы живы,… пока это так. Наша важнейшая задача донести весть в крепость и сделаем это. Слышишь Марк, мы сделаем это. — он несколько раз быстро кивнул.

Тим хлопнул меня по плечу и, свойственным ему хриплым голосом, подытожил, наглаживая длинные усы:

— В путь, друзья, в путь.

Час передышки показался мгновением, но его хватило, чтобы сердце перестало стучать в ушах. Бег продолжился: кожаный доспех душил каждого из нас, оружие стало тяжелым грузом, но его мы бросим только, когда умрем. Густой лес, сквозь который мы пробирались, казался бы безмятежным и спокойным, если бы не ритмичные удары барабанов с юга.

Казалось, орки не знают усталости. Огромное войско ни на шаг не отставало от, почти все время, бегущего отряда. Их разделяло не больше пяти километров, и грохот — адская музыка бледных не замолкала не на секунду. Подземные выродки огромны и сильны, но самое страшное — это их варги, проклятые псы, всегда готовые убивать, как и их хозяева. Они вполне могли взять след, и тогда в Тайтари не узнают о нашествии вовремя.

Тим, обливаясь потом, бежал впереди, неся огромный клеймор на плече. Затем старый рыцарь сбавил темп движения, пока вовсе остановился. Следуя его примеру, мы присели в высокой траве, внимательно оглядываясь по сторонам. Казалось, все спокойно: высокие деревья с редкими кронами, пожухлая листва под ногами и сырость. Прямо на глазах, сначала у самой земли во впадинах, а затем все выше и выше стал зарождаться туман. Рваными клочками, образовываясь то тут, то там он укутал весь лес, сделав его еще тише. Через некоторое время старый, усатый вояка вновь поманил за собой:

— Идем дальше, все тихо, река уже близко,… а уж от нее там рукой подать...

Четыре, может быть пять часов длился бег к реке. Без проблем перейдя ее вброд, отряд подошел к дороге, ведущей в крепость. Темнота уже окутала мир, а мы валились с ног. Каждый шаг был победой над собой, но прежде всего над смертью. Выходить на дорогу мы не стали, нам нужно было отдохнуть, иначе мы умрем от усталости. За глоток воды сейчас каждый из нас готов был бы отдать все, но река далеко позади, а до крепости еще километров пятнадцать, не меньше.

Привал сделали под огромным, полусгнившим выворотнем. Я и Марк провалились в беспокойный сон, Тим остался дежурить. Старик размышлял о чем-то, вглядываясь в темноту, наглаживая переплет длинной рукояти своего меча. Быть может он хотел мести, а возможно, вспоминал юность. Говорят — он бастард какого-то из знатных лордов, и в свое время неплохо кутил. Орден полон совершенно разных людей, но всех нас объединяет вера в Галлата и его Розу.

Ночь была холодной и сырой, но я спал крепко — организму требовался отдых, и я пользовался возможностью. Пришла моя очередь дежурь. Тим прилег на нагретое мною место рядом с Марком и ровно засопел. "Проклятые барабаны!" — думал я, уже почти привыкнув к этому непрерывному грохоту. Страшно то, что они звучали все ближе — орки, в отличие от нас, не останавливались на ночевку. Есть ли придел их упорству и ярости? Я наотрез отказывался вспоминать, творившееся на аванпосту. Это самый страшный день в моей жизни.

"О, храни Галлат, что уготовлено нам, осилим ли напасть?" — тихонько спросил я ночь — она же, холодно промолчала. Нужно было бы будить Марка, но спать не хотелось, и я отсидел и его время дежурства.



Павел Криков

Отредактировано: 15.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться