Орфей и Эвридика.

Размер шрифта: - +

Часть 1. Море, как часть наших душ...

 

 

Если ваши души на одной волне,
Слышите друг друга даже в тишине,
Если тают беды от тепла сердец,
Берегите чудо – это дар небес…

С. Мезенцева-Фирсова

https://youtu.be/H6qkDm9xPAY
Н. Паганини к. №2 для скрипки с оркестром 1 ч.

https://youtu.be/Sdjgjx32mjI
Дмитрий Коган. Пять великих скрипок 
/ Dmitri Kogan. Five great violins
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

Отпуск выпал на конец сентября, доброе руководство, очевидно, решило, что это время – самое подходящее для отпуска. Чтобы лучшая сотрудница не расслабилась, не разомлела на солнышке, а до того устала сидеть с шитьем дома, глядя на серые промозглые улицы, что вприпрыжку побежала бы на работу, не дожидаясь его окончания... Но она, как и всегда было, решила раскрасить тусклые перспективы и первый раз в жизни, не считаясь ни с чьим мнением или неодобрением, никому не отчитываясь, улетела на Кипр. В конце концов, пятьдесят первый день рождения нужно отметить так, чтоб запомнился. Да, и необходимо пересмотреть жизненные правила, установки, отбросить ненужные и шагнуть в другую жизнь. Сделать кораблик из бумаги и отпустить его в море, погрузив на него все терзания, боль, усталость, разочарования и пустые надежды. Оформив номер и бросив вещи, она переоделась и сразу пошла на пляж.

Море! Море, мы с тобой родственные души! Мы скучали в разлуке! Море одобрительно шумело и качало ее на волнах. Полчаса неземного блаженства, рая на земле… Искупавшись, она вылезла на берег и, накинув полотенце, вернулась в номер. Приняв душ и высушив волосы, она решила перекусить. Купание как будто вдохнуло новые силы, подарило вдохновение и сняло усталость. 

Красиво и романтично одевшись в самое легкомысленное платье, что у нее было, надев босоножки и взяв сумочку, она пошла на прогулку, а заодно и в кафешку. Хорошая погода, приятные лица прохожих, чистенькое уютное кафе. Название рыбы она не знала ни одного, господи, как это вообще называется? Немного сосредоточившись, она вспомнила: форель. У нее с собой был планшет, и там она быстро перевела на английский свой заказ. Официант кивнул и ушел на кухню, а она стала писать путевые заметки, где описывала перелет из Екатеринбурга в Москву, два часа ожидания в аэропорту, затем перелет в Ларнаку, самый красивый город на Кипре после столицы Никосии. Три с половиной часа перелета на Кипр она просто дремала, отрешаясь от проблем, связанных с жизнью до отпуска, постепенно приходя в состояние покоя и умиротворения. Пока она писала, принесли ее заказ, и она стала пробовать рыбу. Блюдо было превосходно. Быстро с ним закончив и расплатившись по счету, она решила побродить по берегу и посмотреть на местный пейзаж. 

Пляж Финикудес находился в самом центре города, между старым и новым портами. Народу было много, рядом находился отель и многочисленные кафешки, от города пляж отделяла аллея с финиковыми пальмами и цветущими клумбами. Поскольку здесь она никого не знала, то обращала внимание больше на природу. Люди остались как бы на заднем плане, ведь она прилетела на встречу с морем. Панорама водной глади с бесконечно далеким горизонтом, которой не бывает в мегаполисе, шум волн, морской бриз, ощущение полета, парения, свободы – все захватывало дух. Море ее не разочаровывало, а, наоборот, вдохновляло. Бескрайний простор, переменчивый нрав, загадочная флора и фауна, корабли, яхты, смерчи, ураганы, мощь ветров. Для нее море представлялось умным собеседником и другом. Сама жизнь зародилась там и вышла на сушу… вечное сильное море и маленький слабый человек, хотя, внутри человека тоже был океан – его сознание, мозг с повадками и характером этой стихии, и, значит, они стоили друг друга.

Вдоволь набродившись по пляжу, она поднялась в номер, приняла душ, вытерлась полотенцем, надела красивую ночную рубашку, поставила будильник в телефоне на 8.40, расправила постель, легла и уснула… И ничего в жизни на сегодня больше не могло ее побеспокоить.

Наутро она проснулась раньше будильника. Сначала не сразу поняла, где она. Постепенно события последних суток восстановились – в отпуске за границей. Она лениво потянулась, встала и пошла умываться. Почистив зубы и приняв душ, высушила волосы и оделась. Взяв планшет, она пошла в ресторан отеля.

Народу в ресторане было немного. Взяв мюсли с молоком и йогурт, она удобно устроилась за столиком у окна. Надев наушники, слушала классическую музыку с планшета и не спеша ела. Скрипка пела бесподобно, один из концертов Паганини в исполнении Массимо Кварта. Через полчаса она уже была на пляже. Приветливое море ждало ее. Пройдя полосу мелководья, с удовольствием поплавала и вернулась обратно. Загорать на пляже она не хотела, вернулась в отель, приняла душ, переоделась, взяла планшет и направилась пить кофе в местную кофейню. Выбрав столик с видом на прекрасный бесконечный горизонт, она заказала кофе, мороженное и продолжила вести свои путевые заметки на планшете. Ее заказ принесли быстро. Поблагодарив официанта кивком, она повернула голову и встретилась взглядом с мужчиной, сидевшим за соседним столиком…

Мужчина был немного старше ее, европейской внешности, темные волосы, голубые глаза, средний рост, умный усталый взгляд. Не желая никого смущать и ни с кем знакомиться (она приехала на свидание с морем) она отвела глаза и стала пить кофе маленькими глотками. Музыка в наушниках, горячий кофе и вечная игра волн друг с другом и с ветром выключили внешний фон, и она сосредоточилась на литературной работе…

Он не был в отпуске несколько лет… Последний раз ездил в Париж, но даже Эйфелева башня не произвела на него большого впечатления. Наверно, усталость, накопившаяся с годами, давала о себе знать, или это был возраст, или разочарование? Он решил разобраться в себе, взяв десять дней отпуска, предупредив всех, что уезжает, и … выключив телефон. Последнее решение точно заслуживало большой награды, как минимум «за личное мужество», но ему почему-то захотелось сделать именно так… Телефон лежал в чемодане, абсолютно никому не нужный, так он для себя решил, весь отпуск он к нему не прикоснется. Одной из его сильных сторон было умение держать ранее данное слово. Хотя, теперь уже на фоне быстро меняющейся действительности, это было скорее недостатком, чем достоинством. Когда людские нравы так переменчивы, когда все вокруг политкорректны и ветрены, умение держать слово (особенно данное самому себе), выглядело анахронизмом. Ну и пусть, все равно телефон останется выключенным. Он так решил. Мир обойдется без его советов, по крайней мере, десять дней.

Теперь, сидя в кафе и наслаждаясь стаканом апельсинового сока, он заметил только что пришедшую женщину с планшетом и начал незаметно ее рассматривать. Судя по тому, что она не загорела и вышла из отеля, а также была здесь явно впервые, туристка. Но судя по тому, что люди ее совершенно не интересовали… Интересно, на каком языке она пишет? Он подозвал официанта и что-то прошептал ему на ухо, оставляя щедрые чаевые. Через десять минут он знал, что на планшете пишут по-русски. Второй стакан апельсинового сока он пил, улыбаясь про себя и продолжая наблюдать за незнакомкой, которая, кстати, не интересовалась ни чем, кроме своих записей...

Белое платье с цветным принтом по низу, без рукавов, белые босоножки с рисунком, ярко-синие бусы и сережки, рыжие короткие слегка волнистые волосы, голубые глаза, очки от солнца, белая сумка, планшет, наушники. Ничего лишнего, и в то же время все это говорило о том, что она не настроена на общение, что у нее своя программа и свой внутренний мир, в котором она счастлива и довольна, по крайней мере, на первый взгляд.

Он отвел глаза и вздохнул. Его депрессия еще сильнее обвилась вокруг его души, как большая холодная змея… Писать он не пробовал, знакомиться…не был настроен. Черт, что он вообще здесь делает? Ах да, он дал себе слово пересмотреть список собственных приоритетов и не брать «подсказок зала» в виде звонков и советов посторонних «экспертов»… Разобраться в себе всегда непросто, а признать свой возраст было вообще невыносимо. Сегодня он точно был не готов. Допив сок, он встал и пошел вдоль линии пляжа к своему отелю. Поднявшись в номер, он переоделся, взял все для купания, захватил полотенце и пошел плавать. Через час он уже был на очередной экскурсии с группой туристов…

Допив напиток и записав свои мысли, она расплатилась за кофе и пошла прогуляться по незнакомому городу пешком. Несколько магазинов, в которые она зашла больше из любопытства, ни чем ее не поразили, и она продолжила прогулку. Погуляв так около часа, она вернулась в отель, переоделась и пошла на пляж, и никакая сила на свете не могла вытащить ее из воды до обеда…

На обед она пришла вовремя, хотя после плавания сильно устала, и, видимо, сказывался перелет и разница часовых поясов. Лениво поковыряв в тарелке очередной местный шедевр, она съела половину, запила соком, отодвинула все это и поняла, что не прочь поспать. Через пятнадцать минут она уже спала в своем номере и в своей кровати, совершенно исчерпав все свои силы… 

Он пробыл на экскурсии до ужина, они посещали церковь Святого Лазаря, по праву считающейся жемчужиной Ларнаки. Воскресший Лазарь был вынужден бежать из Иудеи, где его чудесное таинство не понравилось местным священникам. Его убежищем стала Ларнака, которая принадлежала тогда Римской империи. После смерти святого его мощи были признаны священной реликвией и перевезены в Константинополь, а затем с крестоносцами прибыли в Марсель, но часть их чудом осталась в городе, названным позднее Ларнакс, что означает «саркофаг». Бесподобно красивая церковь, древнее намоленное место, помещения, разделенные рядами колонн, высокие потолки, светильники, обилие света, воздуха. В восточной части церкви был установлен резной деревянный иконостас со 120 иконами критских и русских иконописных школ, и все это великолепие произвело на него большое впечатление, и его душа, как капризная красивая женщина, ненадолго успокоилась, перестала тосковать и ныть, требуя от него невозможного – то ли пересмотреть устройство мира, то ли повернуть время вспять…

Собираясь на ужин, он принял душ и сменил рубашку. Экскурсия ему понравилась, он много снимал и остался доволен видеоматериалом и фото. Спустившись в ресторан отеля, он взял рыбное мезе и традиционный черный чай с цукатами. Не торопясь, стал наслаждаться ужином и наблюдать за посетителями. Через пятнадцать минут пришла женщина, на которую он обратил внимание в кафе. И он внезапно подумал, что хочет с ней познакомиться…

Она проснулась отдохнувшей и быстро оделась к ужину. Планшет она решила с собой не брать. Чёрная юбка и свободная туника с ярким цветным рисунком красиво облегали тело, черные туфли украшали ноги. Сумочка, духи и бусы довершили образ, и она спокойно спустилась в ресторан отеля. Выбрав очередное рыбное блюдо, жаренного на гриле осьминога, она стала ужинать и рассматривать сидящих в зале туристов, и снова встретила спокойный и умный взгляд, который видела сегодня утром в кафе. Она с интересом рассматривала мужчину, стараясь делать это незаметно, и он ей все больше нравился. Интересно, кто он и откуда…

После ужина она решила прогуляться по аллее пляжа Финикудес и когда медленно шла вдоль полосы прибоя, услышала за спиной быстрые шаги. Она поняла, что они сейчас познакомятся, и, улыбнувшись, обернулась назад. Увидев ее улыбку, он улыбнулся в ответ и просто сказал: 
- Я хотел бы представиться Вам, если Вы не против.
- Нет, я за.
- Меня зовут Александр, для друзей Алекс.
- Меня Елена, а лучше на европейский манер, Хелен. Я думаю, что Вы правы - адаптированный вариант имен за границей звучит привычнее, не режет ухо. Все остальные варианты требуют отчества и произносятся с акцентом. Вы из Москвы?
- Нет, из Екатеринбурга.
- Я тоже. Оказывается, у нас много общего.
- А по-моему, только страна и город.
- Да, на первый взгляд Вы правы. Но хотите тест? Просто проверить гипотезу…
- Валяйте.
- Чисто формально, на тему нашего спора. Я могу угадать, кто вы по гороскопу, с вероятностью 70%. Я видела, на пляже, Вы плаваете, как рыба в воде, и из этого могу сделать вывод, что Вы водный знак.
- Водных знаков три. Какой из них мой? Знак Нептуна?
- У Вас пристальный взгляд, гипнотизм, который тяжело выдержать, и вот этот беспощадный юмор, который не оставляет сомнений, что Ваш знак – Скорпион.
- Вот так просто?
- Я угадала?
- Как ни странно, да. И что же здесь общее?
- То, что это и мой знак тоже. Итак, страна, город, знак гороскопа.
- Удивительно, как тесен мир.
- Да, мир удивителен. Сегодня точно.
- Вы здесь впервые?
- Да, мне это место хвалила моя лучшая подруга, Инна. Фактически, это она отправила меня сюда.
- Вот как? Вы поддались на провокацию?
- Нет, я просто обещала ей, что в этом году обязательно поеду на море. А я стараюсь не говорить зря.
- Знакомое чувство.
- Вы тоже человек слова? Впрочем, о чем я…конечно.
- Но, кажется, это уже не модно. Это больше недостаток, чем достоинство.
- Не соглашусь с Вами. Я по-прежнему считаю, что для мужчины важно выполнять свои обещания. Правда, не все с таким тезисом согласны…
- Быть постоянным в ветреном и изменчивом мире – сомнительное удовольствие…
- Проводите меня, пожалуйста, до отеля, Алекс. У меня вечером еще планы.
- Я видел, Вы что-то пишите?
- Мне бы не хотелось говорить на эту тему. Пока это только мысли.
И они повернули обратно, в сторону отеля.
- Простите мое любопытство, что это за мысли, для примера?
- Это мысли о возрасте, о возможностях возраста. О том, что самая популярная ошибка – три четверти жизни считать, что все впереди… О том, что череда юбилеев, которые мы празднуем, и своих, и друзей, это не радость, по большому счету, а испытание. О том, что делать с депрессией, с недельной щетиной и безысходной тоской в умных голубых глазах… Когда мысли высказаны вслух, они проходят по кругу и ответ формируется… почти автоматически.
- Хелен, Ваша неопубликованная книга уже завоевала своего первого поклонника. И что же со всем этим делать человеку?
- Как минимум не замыкаться в себе, а идти к людям, общаться, разговаривать об этом, заводить друзей, знакомых, заниматься любимым делом, учить языки…
- Учить языки? Для чего?
- Чтобы читать О’Генри в подлиннике… Шучу. Чтобы бороться с депрессией, тренировать мозг. 
- Хелен, с Вами страшно разговаривать, такое чувство, что Вы читаете мысли…
- Будьте смелее, мой Орфей! Ведь Вы, кажется, недавно сказали, что общего у нас – только страна и город…
- Почему Орфей?
- Некоторых знакомых я про себя называю по-другому.
- Почему?
- Потому что душа древнее имени и иногда уже носит его, как мне кажется. Ваша душа уже носит имя, и это не Алекс.
- Мне никогда не понять женской логики…Тогда и Ваша душа должна иметь имя.
- И какое Вам первое приходит на ум?
- Эвридика.
- Браво! Между нами действительно, нет ничего общего…
- Кажется, я немного погорячился с этим определением.
- Не беспокойтесь, Вы уже прощены. Так бывает, говорят, что в нашем мире все взаимосвязано. Мы, кажется, пришли.
- У нас один отель…
Ее глаза смеялись.
- Я хотел бы увидеться с Вами еще.
- Зачем? У нас же столько похожего, это скучно.
- Обсудить Вашу будущую книгу, предложить Вам свою дружбу.
- Моя книга это еще мираж. А наша дружба…
- Я сейчас обижусь…
- Интересный проект. Хорошо, я согласна. До завтра?
-До завтра. Я в 301 номере.
- Я в 501.
- Ну да, ничего общего.
- Да. Никаких совпадений. Пока.
Ее туфельки, простучав бодрый мотив, исчезли в лифте. 

Он вышел на улицу и снова направился по аллее пальм вдоль полосы прибоя. Мысли не давали сосредоточиться: « Ты - моя мелодия, я - твой преданный Орфей...». Море качало волны в такт песне. 
Быстрая ходьба, воздух, великолепный пейзаж, закат солнца прямо в линию горизонта поднимали настроение. Он думал над ее последними словами: «Душа имеет другое имя, да? Интересная мысль». Подобрав нескольким знакомым другие имена, он окончательно развеселился и вернулся в отель в отличном настроении. Апельсиновый сок, душ… Через полчаса он уже крепко спал, а таблетки от бессонницы лежали на тумбочке рядом.

Утро выдалось великолепным. Умывшись и почистив зубы, Алекс взял полотенце и пошел плавать. На пляже было просторно, и он с удовольствием сделал несколько небольших кругов. Вернувшись в номер, принял душ, побрился, надел свежую рубашку, принял несколько таблеток. Расчесываясь перед зеркалом, с юмором подумал: «Вперед, тебя ждут великие дела». Изображение показало ему язык. Усмехнувшись, он спустился в ресторан на завтрак.
Хелен сидела у окна в наушниках, рассматривая стоящее перед собой очередное рыбное блюдо. Подойдя ближе, он положил руку ей на плечо. Она вытащила один наушник и улыбнулась.
- Привет!
- Доброе утро! Здесь не занято?
- Еще нет!
- И Вы не против?
- Не против, надо же читать чьи-то мысли, почему не Ваши?
- Мои сегодня позитивны… И обычно по утрам читают газеты.
- Газеты не так искренни… Впрочем, Вы правы.
Он подозвал официанта и знаком попросил повторить рыбное блюдо, стоявшее перед Хелен, а также апельсиновый сок. Завтрак был превосходен, и через полчаса они уже выходили из отеля.
- В старом районе Ларнаки есть квартал мастеров,- сказал Алекс: - Прогуляемся, смастерим что-нибудь своими руками? Там есть превосходная гончарная мастерская, мне говорили.
- Смастерим по кофейной чашке с блюдцем для утреннего кофе?
- Почему нет? Говорят, это интересно.
- Идемте, оставим несколько шедевров для истории.
- Тогда нам обязательно надо взяться за руки, чтобы вдохновение распространилось равномерно.
- Хорошо, вот Вам моя рука.
Взявшись за руки, они пошли в Старую часть города. Мастерскую нашли не сразу - она расположена в Скале, бывшем турецком квартале. Хозяин мастерской, Михаил, вкратце объяснил процесс – оказывается, каждое изделие обжигают, затем оно должно сохнуть около семи дней, потом его разукрашивают, опять сушат и покрывают глазурью. Интересно проведя время, каждый из них вылепил чайную кружку и блюдце. Вроде получилось неплохо. Заплатив по 5 евро и получив задание прийти через неделю, они возвращались обратно в отель, опять взявшись за руки. На этот раз они оба шли медленнее, обмениваясь впечатлениями.
- Мне кажется, Хелен, Ваша чайная пара получилась удачнее.
- Вы так думаете? Мне кажется, мастер поправит обе наши кружки.
- Наверно. Как Вам наш маленький эксперимент?
- Замечательная идея, осенью, в период дождей, пить горячий чай из солнечной кружки с Кипра.
- Мы еще никуда не уехали, нет никаких дождей.
- Да, Вы правы. Все замечательно.
Он ласково сжал ее руку, и она улыбнулась. Продолжая говорить про уральскую осень, Алекс рассказывал что-то смешное, она улыбалась, кивала, но думала о другом. Она думала о том, как ей комфортно в его обществе и как быстро они нашли общий язык, и как долго продлится это состояние… и насколько ему легко и свободно в общении. Волшебное чувство родства душ, совпадения интересов, над которым она с начала знакомства подшучивала, оказывается, на самом деле присутствовало. Ее удивлению не было предела. Наверно, тут половина чувств выдумана, решила она и пошевелила рукой, которую ее спутник держал в своей. Алекс тут же крепче сжал ее руку, явно не собираясь ее отпускать… Интересно.

Дойдя до отеля, они разошлись по этажам, договорившись встретиться за обедом. Поднявшись к себе в номер, приняв душ и сменив рубашку, он задумался. С ним творилось что-то непонятное. Депрессия его почти не донимала, бессонница ушла. Он забывал пить таблетки, вот это уже было плохо. Он переложил таблетки в таблетницу и сунул ее в карман. Пообедали они на этот раз быстро, и, выйдя из отеля, пошли гулять вдоль набережной. 
- Алекс, давайте подберем компанию слову «теплый»… 
- Для чего? 
- Для книги… 
- Хорошо. Теплый плед, варежки, напиток… 
- Разговор, взгляд, письмо… 
- Человек… 
- Чувство.
- Для чего Вы пишите, Хелен? И на такую сложную тему… 
- На тему, о которой не говорят, и, порой, стараются не думать? 
- Да. 
- Я не люблю бояться чего-либо. Когда боишься один, то страх становится больше тебя, и хочется уже не бороться с ним, а сложить на груди руки и плыть по течению «водорослью». На первый взгляд, это единственный путь. Но так только кажется. 
- Разве это не так? 
- Отчасти да. Но есть другой путь. 
- Не бояться? 
- Дать проблеме имя, назвать, из чего состоит страх. 
- Например? 
- Например, люди и возраст. Женщины после 50 и мужчины после 55 лет становятся фактически пенсионерами, теряя свой статус. Я, например, по большому счету, никому не нужна, не считая своих родных. Но и родные иногда смотрят только на мой уровень дохода. 
- Это звучит жестко. 
- Это правда, отсюда идет депрессия. Теперь, когда мы, образно говоря, достигли дна, можно отталкиваться от него и выгребать к берегу. 
- Можно ли выплыть против течения? 
- Например, Ниагарского водопада? 
- Невозможно. 
- Есть одно животное, которое выгребает против такого течения. 
- Слон? Стадо слонов? 
- Нет, бегемот. Правда, не ближе чем за один километр от водопада. Но я уже считаю это подвигом. 
- Я должен признаться, что поражен. 
- Вопросом, ответом, проблемой? 
- Логикой Вашей мысли. 
- Мужской логикой моей мысли… 
- Да.
- И Вы все еще хотите дружить? 
- Теперь еще больше…
- Итак, я называю страх по имени. Внимательно смотрю, из чего он состоит, что любит и чем питается, какие у него друзья и сколько у него врагов. А также сколько людей боится одного и того же. Я внимательно рассматриваю это явление, это умное животное и пытаюсь наладить с ним диалог. Правда, иногда у меня леденеют руки от холода, вот как сейчас… 
- Давайте выпьем что-нибудь согревающее,- Алекс взял ее за руку.- Все равно мы идем мимо неплохого кафе. Да? 
- Да, давайте. Чашку кофе.
Он сделал заказ официанту, после того, как они выбрали столик с видом на море. 
- Кажется, тема слишком глобальна… 
- Нет, Хелен, Вы правы. Это надо обсуждать, иначе депрессия окрасит все цвета радуги в серый цвет. 
- Вы тоже думали о чем-то подобном… 
- Конечно. Депрессия – замкнутость – болезнь – лечение. 
- Или депрессия – обсуждение – хобби – интересы – новые горизонты. Схемы примерно выглядят так. 
- Нам принесли напитки. 
- Вовремя. 
Кружка с кофе замечательно грела руки.

Некоторое время они молчали. Уютность этого молчания не нарушало ничего – ни чужая страна, ни посетители кафе, ни звуки. Панорама бескрайнего моря, переходящая в бескрайнее небо, и умный внимательный взгляд Алекса, как будто шалью накинутый ей на плечи, незримо окрыляли и согревали душу … Несколько приятных безмятежных минут, когда можно расслабиться и ни о чем не беспокоиться, наблюдая за игрой волн друг с другом и с ветром. Ему тоже было комфортно сидеть рядом, наблюдая за океаном и слушая шум прибоя, и он поймал себя на мысли, что впервые в общении с женщиной ему легко и разговаривать с ней, и молчать, причем молчание – это продолжение разговора. Все комплименты, юмор, анекдоты, стихи, все приемы для поддержания интереса противоположного пола к собеседнику, вся эта шелуха флирта была никому из них не интересна. Тема, которую они затронули в разговоре и теперь обдумывали каждый отдельно, требовала искренности и мужества, которыми в повседневных разговорах люди в большинстве своем почти не пользовались…

Время текло незаметно, нужно было возвращаться обратно. Заплатив по счету, они двинулись по направлению к отелю. Беседа продолжалась на более нейтральные темы… Перед входом они остановились, обсуждая планы на вечер. 
- Мне не хочется ужинать,- сказала Хелен.- Я останусь в номере и попробую написать несколько абзацев. 
- Хорошо, тогда мы встречаемся… утром? 
- Скорее всего. 
- Я могу Вам позвонить? 
- Вы можете продиктовать мне свой номер телефона. 
- Хорошо, пишите. Правда, до встречи с Вами я решил дать этому прибору отпуск… 
- Вот как? Надолго? 
- Так же, как и себе. Признаться, я от него устал. 
- Тогда отложим? 
- Нет, пишите, пусть будет на всякий случай… 
Алекс продиктовал одиннадцать цифр, и она послушно их записала, на всякий случай, как он беззаботно сказал… чуть дрогнувшим голосом. 
- До завтра? 
- До завтра. 
И они разошлись каждый на свой этаж.

Открыв ключом свой номер, она почувствовала себя уставшей. Выйдя из ванны, сразу легла на кровать. Думать, писать и решать что-либо не хотелось. Она взяла планшет в руки, но, подержав его и не сумев сосредоточиться, положила на тумбочку. «Нужно просто спокойно полежать»,- говорил ей внутренний голос. Взяв еще раз планшет, она включила песни в исполнении Андреа Бочелли. Его золотой голос пел «Любовь в Портофино» на итальянском. Она приглушила звук и закрыла глаза, погрузилась в зону комфорта, релаксируя… Слушая эти волшебные голос и музыку, она успокоилась и уснула.

Вернувшись в номер, Алекс решил до ужина немного поплавать. Найдя полотенце, он положил его в пакет и переоделся. Море насмешливо играло волнами, не сказав ему ни одного комплимента… Бросив пакет с полотенцем и одежду на лежак, миновав полосу мелководья, он быстро поплыл вдоль берега. Волны шумели, одобряя его принципиальность, и почти не мешали ему плыть. Через полчаса этого соревнования победило море, и он вышел на берег. Растеревшись полотенцем, он надел солнцезащитные очки и лег позагорать под ласковым вечерним солнцем, закрыв глаза. Вспоминая события сегодняшнего дня, разговоры, дела, поступки, мысленно проходя весь день заново, Алекс особенно ярко ощущал руку Хелен в своей. Он даже пытался спорить с ней, потом подбирал сочетания к слову «теплый», которые получались сплошь все с двойным смыслом. Теплыми бывают не только перчатки, одеяло, постель. Теплым бывает всё - стихи, строчки, слова, люди, разговоры, взгляды, руки, объятия, губы… Поняв, что в своих мыслях он вспоминает уже губы, он решил прекратить этот спор ума и тела, собрал полотенце, надел шорты, футболку просто набросил на спину и вернулся в свой номер.



Елена Мышь

#5796 в Проза
#3357 в Современная проза

В тексте есть: море, отпуск, друг

Отредактировано: 21.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться